На разных языках

Первый раздел книги "Игрушки"



***
… двери закрываются! Следующая станция – ...

Здравствуй, мой дорогой незнакомец!.. Нас Время не лечит.
Мы у звёзд на поруках скитаемся в этих краях,
отмеряя разлуки – веками, мгновеньями – встречи
чтобы в жизни другой ненароком столкнуться в дверях.

Узнаю по приметам твой образ в чужом человеке.
И фантомная боль – там, где было в Начале ребро, –
неизменный пароль. Мы расстались в Серебряном веке,
чтобы в век Интернета полстанции мчаться в метро.

За окном вереницей проносится светопись слайдов,
где смешались, сплелись предыдущих эпох миражи.
А вагон мчится ввысь. И влечёт нас вселенский коллайдер –
две полярных частицы единой бессмертной Души.

Мы уносимся прочь. Мы летим – никуда, ниоткуда –
на орбиты своя, чтобы встретиться с той стороны.
Колесо бытия. Сквозь сто лет одиночества – к чуду,
возрождению в ночь накануне столетней войны.



Ночь закрытых дверей

Лишь стоит сделать шаг за Двери детства,
невинности рассыпав шелуху,
как школьных знаний книжное наследство
тотчас же обращается в труху.

Жизнь хлещет по щекам и бьёт указкой,
склоняет матом в профиль и анфас,
и – мальчик – ты прощаешься со сказкой,
вступая в этот мир, как в первый класс.

Сквозь частоколы каверзных вопросов
темна дорога – не видать конца.

Огнём, водой и медным купоросом
смываешь след ребячества с лица,
из кривды правь выпаривая в колбу
и амальгаму пробуя на вкус.

Ты бьёшься в Дверь, но получаешь по лбу.

И плачет повзрослевший карапуз,
холодной ночью комкая подушку,
ища в ней материнского тепла.

А навсегда забытые игрушки
с тоской глядят из пыльного угла.




Игрушки

Весь день на даче пьяный кавардак.
Хозяин под шумок в разгар пирушки
шмыгнул с какой-то рыжей на чердак,
а там – давно забытые игрушки.

Ракета. Самосвал без колеса.
Кот в сапоге. Слонёнок. Чебурашка.
Растерянно глядит во все глаза
пластмассовая кукла-неваляшка.

И сердце будто замерло в груди,
хмель выветрился вмиг – как не бывало.

– Я... не могу… Не здесь. Ну, погоди...
– Ну что ты? Как ребёнок годовалый!

Когда всё это было?.. Мальчуган
скакал, как на коне, верхом на стуле...
У дворника учился матюгам...
Однажды,  Дед-Мароза карауля,
без сна провёл всю ночь на Новый Год...
Чтоб взять мотоциклетный шлем со шкафа,
карабкался со стула на комод...
И спал в обнимку с плюшевым жирафом...

Взрослеют дети. Новые "нельзя"
манят, как даль, сокрытая туманом.
Другие появляются друзья,
а старые – пылятся по чуланам.



Фабрика золушек

Словно в замочную скважину,
бьётся в стеклянную грань
свет, замурованный заживо
в городе Тьма-Таракань, –
солнечным зайчиком, ящеркой
юркнуть, прорваться – туда,
в радужный рай телеящика!

Мчатся, гудят поезда,
свозят на фабрику золушек,
как золотую руду, –
из самородного солнышка
выплавят мегазвезду.

И засияет сверхновая –
радостна и высока,
вспыхнув лучами фольговыми
в глянцевом небе райка.



***

Каких открытий ты сулишь, мой век?..

Собрат Колумба, Кука, Магеллана,
я погружаюсь в омут дискотек,
как в воды Мирового Океана,
встречая лёд суровых антарктид,
зной африк и таинственность америк,
что, сохраняя горделивый вид,
ждут смельчака, ступившего на берег,
чтоб укротить их непокорный нрав,
сразить необоримостью искуса,
бесценное сокровище забрав
в обмен на тряпки, зеркальца и бусы...



***

Когда достала башня Вавилона
Того, Кто почивал на облаках,
Он осерчал. И вот, с размолвки оной,
мы говорим на разных языках.

"Пожри себя!" – девиз цивилизаций,
наш мир – колосс на глиняных ногах.
В цветном калейдоскопе стран и наций
мы говорим на разных языках.

Да что народы?! Если два супруга,
лишь узники в венчальных кандалах,
за годы не сумев понять друг друга,
мы говорим на разных языках!

Давай же этот мрак непониманья
пронзим любви спасительным лучом!
Не нужно слов – единый такт дыханья
нам будет самым верным толмачом!




***

Так ждут дождя безводные пустыни,
в предвосхищеньи жадного глотка
колодцами-глазницами пустыми
вперяясь в вышину на облака...

Так ждут прилив суда у старой пристани
с мечтой: поднять из тины якоря,
дать вволю ветра парусам расхристанным
и устремиться в дальние моря...

Так появленья солнца ждёт цветок,
чтоб распахнуть ко свету лепестки;
Так ждёт дворняга лакомый кусок
из ласково протянутой руки...

Так, бредя, робинзон – из года в год –
ждёт корабля на глади горизонта.
Так ждёт седая мать – из рода в род –
вестей от сына с мясорубки фронта...

Забившись в склепы каменных берлог,
гипнотизируясь экранами TV,
трясясь в metro, глотая fresh и smog,
меж icq и sms,
играя в принцев и принцесс,
как откровения небес,
как будто чуда из чудес,
мы все ждём одного...

Мы ждём – любви.



История любви

Не перечесть всех подобных историй...
...Утренник в детском саду.
Девочка с бантом, поющая в хоре,
слева в переднем ряду.
Мальчик на сцене. Чрезмерно опрятный.
Речитативом слова.
Жизнь так чудесна, легка и понятна:
Пушкин. "Жи-Ши". Дважды два.

...Младшие классы. Беспечное детство.
Краски, бумага и клей.
Просто их семьи живут по соседству.
Просто вдвоём – веселей.
И, как всегда и везде, "тили-тесто!",
крики: "Невеста! Жених!".
Всем остальным, кто не "вместе", а "вместо",
трудно понять тех двоих.

Вихрем проносятся школьные годы,
классом сменяется класс.
Снова весна, по законам природы.
Эта – в семнадцатый раз!

...Май. Дискотека в школьной столовой.
Душный заполненный зал.
Он так стремился сказать ей три слова!
Но ничего не сказал…

Звёздное небо над парком Победы.
Сумрак. Скамейка. "Токай".
– Всё как-то странно… Ты чувствуешь, Герда?
– Мы стали взрослыми, Кай…

Месяц спустя, по пути с выпускного,               
в свете всё той же луны,
он не решился на эти три слова –
были слова не нужны.
И поцелуй в полутёмном подъезде,
частый дыхания такт –
сцена из старой, известной всем пьесы.
Но заключительный акт
будет по новой написан и сыгран...

...В лужах обрывки страниц.
В небе влекомый осенним призывом
клин улетающих птиц.

Как ни печалься, закончилось лето.
Ветер листву вдаль несёт.
– Слышишь, Ромео?
– Не бойся, Джульетта.
Осень пришла. Это всё…

С древних времён Мирового Потопа
и до скончания дней…

– Веришь ли, ждёшь ли меня, Пенелопа?
– Где ж ты сейчас, Одиссей?...


…Чёрная птица планирует плавно…
Утром "груз двести" встречать.
Высуши слёзы свои, Ярославна,
спрячь за безмолвья печать.
Плавь своё сердце, сгорая, как спичка, –
в неуязвимый металл…
…Где тот, кто дёргал тебя за косички
и на мопеде катал?..

Как-то…, когда-то… вы встретитесь снова –
так же светлы и чисты.

…Падает снег.
Три заветные слова –
в камне гранитной плиты.



Мотылёк

 последний                вот так же
         мотылёк                без следа
              разбившейся                сейчас
                мечты              растаешь
                вспорхнул     ты
                в ночную     прижав
                мглу                ладонь
                лишь я                к стеклу
           разжал                в прокуренном
 ладони                вагоне



Margarius

У моей Маргариты в квартире то шабаш, то бал,
то пожар, то потоп, полигон сумасбродств и безумий.
Здесь сегодня коррида, а раньше Мамай воевал,
и на кухне шкворчит, раскаляясь, домашний везувий.

У моей Маргариты дом полон бездомных собак,
в захламлённом чулане ютятся летучие мыши –
их прогнал странный зверь, заселивший недавно чердак.
Что ни ночь, то хозяйка с питомцем гуляют по крышам.

У моей Маргариты распахнуто в спальне окно.
И со страхом и радостью стоя у запертой двери,
я гадаю, за что это дикое счастье дано
дуралею, который всю жизнь просидел в подмастерьях.



Экзерсисы по пятой стихии

Я обучал вдохновенно – то грубо, то нежно,
жарок ночами и вычурно-холоден днём.
Ты постигала науку – кротка и прилежна,
только наставник не знал, что играет с огнём.

Бросив к ногам палача сердце, жизнь и свободу,
тая в неволе безжалостно-ласковых рук,
в омут манящий нырнув, будто в тёмную воду,
ты позабыла рассудка спасательный круг.

Строго варьируя каждую позу и дозу
счастья за гранью, над пропастью, в мёртвой петле,
я научил тебя крепко держаться за воздух,
но, отпустив, не сумел удержать – на земле...



Навсегда

Шёпот этой реки, что бежит ниоткуда,
безмятежные воды неся в никуда,
нас зовёт за собой. И незримое чудо
зарождается в наших сердцах.

Навсегда.

Вот мы в лодке без вёсел плывём по реке.
Слышишь – шепчется с ветром за бортом вода,
это солнце – судья в золотом парике –
оглашает свой правый вердикт:

навсегда!

…Лодку нашу легонько качает волна,
и поёт нам река, унося вдаль года.
Но однажды, очнувшись от сладкого сна,
зададим мы вопрос: "Это всё –

навсегда?"

И когда саван ночи окутает землю
и вздохнёт сиротливо седая звезда,
мы взлетим к ней, призыву извечному внемля,
и растаем в безбрежной дали...

Навсегда…


Рецензии
Прочитала на одном дыхании!Стихи очень понравились!Пишите, творите, радуйте своим творчеством, пусть вдохновение пребудет с вами!

Светлана Мулюкова   13.12.2019 15:26     Заявить о нарушении
Здравствуйте, Светлана!
Благодарю за отклик и пожелания.
С уважением,

Денис Барамзин   16.12.2019 16:25   Заявить о нарушении
На это произведение написано 106 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.