Жасминовая полночь

Она приходила к нам в дом на правах подруги семьи и крестной матери нашего ребенка. Ее муж был против нашей дружбы и редко приходил с ней.
Дом наш как правило не пустовал - всегда забегали друзья. Поговорить, попить чаю, поделиться своими радостями и проблемами, почитать свои новые стихи или показать рисунки.
Как-то само собой вышло, что наш дом стал маленьким клубом. Иногда мы всю ночь напролет что-то обсуждали или слушали новый альбом какого-то своего любимца от музыки.
Она не писала стихи и не рисовала. Лишь иногда брала в руки гитару и исполняла чужие песни. Почти всегда это были неизвестные мне авторы.
Я смотрел на ее руки. Очень тонкие, с длинными пальцами, идеальной формы руки...
Она склонялась над гитарой и ее черные ровные волосы почти скрывали от меня ее лицо. Лишь иногда я видел, как в глазах поющей девушки мелькала какая-то тревога, как будто ее душа рвалась взлететь и с высоты найти наконец дороги, ответы, правды, решения и выходы, которые давно искала...
Иногда гости расходились раньше и тогда мы оставались с нею вдвоем. Говорили о поэзии, о музыке, реже обсуждали немногочисленных общих знакомых или преподов универа, в котором мы с нею учились с разницей лет в семь.
Я боялся поднять на нее взгляд. Я боялся, что кто-то заметит. А прежде всего - заметит она, что я давно никого и ничего не вижу, кроме нее.
Не знаю, с Марса ли она, как однажды пелось в какой-то из песен, которые она исполняла. Вполне не марсианская женщина. Рано вышла замуж, родила дочь, жила спокойной жизнью хранительницы очага и работала после универа по специальности. Но иногда что-то очень темное струилось из ее глаз. Темное, теплое, обволакивающее рассудок.
Я не был примерным семьянином. Полностью посвящая плоды своего труда семье, я оставлял себе лазейки для флирта с другими женщинами. Хорошо это или плохо - не об этом речь, просто так было. Я понял, насколько я схожу с ума, когда в постели с одной из мимолетных знакомых повторял только ЕЕ имя. Та девушка наутро смеялась. Говорила, что впервые ей изменяли с другой женщиной, изменяя жене с нею одновременно. А мне было не до смеха.
Я влюблялся все больше и больше в эти тонкие руки, бледную кожу, черные волосы, удивительные страстные и проницательные глаза со слегка восточным разрезом. Наваждение не проходило ни на минуту, но я боялся подойти к ней и признаться во всем, хотя не раз поступал так с другими женщинами, прямо говоря всегда, что я чувствую и чего хочу от них. Я боялся, что могу оскорбить ее этим.
Два года. Два года пытки. Ее почти ежедневные посещения нашего дома. Я перестал шляться по бабам, зная, что в любой момент она может придти к нам. Я торопился с работы домой, как не торопился в лучшие дни семейной жизни.
Ничем не примечательный летний день. Один из многих. Если бы не ее приход. В этот день она засиделась у нас допоздна и слегка нервничала, что дома на нее могут осерчать. Я предложил отвезти ее в этот раз на машине, хотя обычно она уезжала автобусом.
Подъезжая к кварталу, в котором был ее дом, я остановил машину, чтобы дойти оставшееся расстояние до ее дома пешком, рядом с ней. Почти всю дорогу до этого мы молчали и лишь в конце стали говорить о чем-то незначительном, почти пустом. Теперь, идя пешком мы продолжали говорить, но я понял, что неслучайно все это. Ни вечер, ни этот пустой разговор, ни ее замедляющиеся шаги...
Она остановилась слишком резко. Я почти налетел на нее и с размаху уткнулся носом в ее волосы. Те, кого пронзают молнии - чувствуют себя намного лучше. У меня потемнело в глазах от одуряющего запаха жасмина, которым пахли ее волосы.
Я люблю тебя! - выдохнул я резко в ее волосы.
- Я знаю. - Ее ответ был спокойным и простым. - Давно знаю. Но это неправильно.
- А так правильно?!
- И так неправильно. Потому, что я тоже тебя люблю. Давно. И так же безумно.
- Но почему ты молчала? Почему хотя бы намеком не дала понять, что я любим?
- Так тоже было бы неправильно. Если бы ты не сказал сейчас, я бы больше не пришла. Никогда.
- А теперь?
- Теперь я буду твоей. На минуту или навсегда - уже неважно.
Часы на старой башне пробили полночь. Так же, как в тот вечер, много лет назад....


Рецензии
Как Вы думаете, есть ли что-то сверхъестественное в любви?
Ну, запал человек на другого человека, ну, помножилось это на химию, а потом возвелось в степень взаимностью, ну и что с этого?

Понравилось произведение своей огромностью и в то же время - законченностью.

Ирина Жизневская   08.04.2019 14:03     Заявить о нарушении
Сверх...нет. Скорее, просто Великое. Это величайший дар судьбы - за дичайшим человеческим эгоизмом осознать радость что-то отдавать. Жить для кого-то...

Индрам   08.04.2019 18:33   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.