Эхо эпохи... Он последний солдат Союза...

   *   *   *
Степь и солнце, горячий ветер волны гонит в сухой ковыль.
А, над грейдером бесконечность, в горизонт растворяет пыль.

Степь-дороги в кюветах осока, сабли ржавые тянет в высь.
Годы в сотнях - галопом с наскока, как татары в набег пронеслись
Пыль истории - прах забвения, и империй в агонии крик.
Что есть жизнь одного поколения? Под копытами времени пшик.
Пролетел без следа сожаления, по маршруту судьбы, как блик.
И оставил в душе удивление, был ли этой империи миг?!
Степь и ветер кошмар геометрии - параллельность земли и небес.
Идеальных в своей симметрии, просто плоско и без чудес!
Здесь в "закрытых" степях империи, СэСэСэР Щит ракетный ковал.
Что бы знали в далёкой Америке, он надёжно страну прикрывал.

А, в кургане "ПОД ГРИФ" зашифрованном, кратер Старта бетоном залит.
И солдатик живьём замурованный, на посту своём - службу бдит.

   *   *   *
Время стёрло его фамилию. А, как звали конечно не знал.
На планёрке с утра доложили, что солдатик один пропал.

Ночью смена бетон принимала, сотни тон на фундамент ушло.
Там бригада бойцов пыряла, всё по плану в Стройбате шло.
Он работал своим вибратором, прораб видел а может нет.
Гимнастёрка его с документами, в бытовухе дала ответ.
Вещи есть а солдатика нету, выходило что не сбежал.
Убегая берут документы, этот их почему-то не взял.
Показало тогда Дознание, что на паузу он не ходил.
И кемаря в углу на корточках, папироску свою смалил.
А бетон с самосвалов валили, темнота ни черта не видать.
Во-общем заживо схоронили, утром стали людей считать...
Представитель ЦэКа Игнатьев, долго молча смотрел в котлован.
Лейтенантик прораб на Старте, глаза пялил на нас, как болван.
А Игнатьев "мужик что надо" - "настоящий душа коммунист."
Лейтенанту сказал успокойся, напиши всё как было на лист.
Вчетвером мы в прорабке сидели он, прораб, я, особист.
И Игнатьев подумав немного, спичкой чиркнул и сжёг тот лист.
Время было тогда другое, да -  "ХОЛОДНАЯ" шла война.
И партиец качнул головою:- "не твоя здесь "эНШа" вина.
Нет солдата, но есть работа, "нужно Старт до ума доводить".
Он сбежал! Вот и вся забота, так и станните всем говорить!"
И военный билет с комсомольским, в сейф на полочку положил.
Теперь точно он стал замурованный, замком щёлкнув его закрыл.
А имел ведь " железное право", нас тогда в трибунал отдать.
Только вот не имел он права, дни простоями потерять.
Этот Старт в своей серии первый, исключительно важен был.
Он ракеты новейшей системы, на дежурство в войска вводил.
И не то чтобы жизнь солдата, даже сотен не шла бы в счёт.
Цена жизни была нулевая, день по счёту здесь шёл, как год.
Кто то "гонкою вооружений"  - дни Холодной войны назвал.
И без всяких высоких сравнений, цену времени раскрывал.
Солдат  много на Стартах было, а минуты и дни текли.
В дефиците тогда было время, время больше чем нас берегли.
А Советский Союз  в схиме "гласности", уж "причастия принимал."
Первый Отче своей "перестройкой" - "нерушимого" соборовал.

И Империю Коммунизма, на Голгофу Свободы привёл.
И, как водиться той дорогой до разрухи "Союз" довёл.
  *   *   *
Пролетело чуть больше года, Старт ракетчики приняли в срок.
Показала проверка бетона, затемнённый ЧУТЬ-ЧУТЬ уголок...

Маршал Шапошников сам приехал, две минуты на старт посмотрел.
И обратно в Москву отъехал, а "Спасибо!" сказать не успел.
Батальоны в другие районы, передвинули Старты копать.
А мне звёздочку на погоны, позабыли конечно дать...
Степь и ветер, летели годы - СэСэСэР развалился совсем.
Старты стали не нужны народу, я в пехоту ушёл насовсем.
Но, опять оказался на точках, их "горячими" кто то прозвал.
Мать молилась:-"спаси Бог сыночка", я же в ад на Кавказе попал.
Вспоминал иногда солдата, что остался в бетоне стоять.
И порою ему завидовал - не легко на войне умирать.
Часто думал зачем мои Старты!? И кому они к чёрту нужны?
Но, ракетчики в этих точках, своей службой Россию спасли.
Побоялась тогда Америка, на Россию открыто напасть.
Бесполезна была истерика  - Щит ракетный заткнул ей пасть!
Всё что было приватизировали - демократия верх брала.
И страна под управой пьяницы, как то чудом ещё жила.
Лишь ленивый Россию не хаил, каждый пер и тащил что мог.
Выбирали себе демократы, пожирней и вкуснее кусок.
Кому флот а кому авиация, кому горы а кому то леса,
Чего стоила "ваучеризация" - натворила в стране чудеса.
Ельцин пил и летал в Америку, Горбачёв в ФРГ удрал.
Демократии и Свободы, народ русский по горло хлебал.
Про народ то конечно забыли, демократия де не для Вас.
А, в России мы во общем не жили - ВЫЖИВАТЬ научили нас.
Я как все без получки по году - за СВОБОДУ стране служил.
За паек офицерский привычно, воевать солдатню учил.
Степь и ветер, летели годы. Жизнь наладилась по стране.
Путин сам прилетел к нам на СУшке, как в хорошем и добром сне.
И реально тогда мы начали, террористов ловить и гасить.
Повезло с президентом нечаянно, стали люди спокойней жить.
А "горячие точки" потухли, стал не нужен НачБой на войне.
Рапорт бросил на стол командиру, и вернулся к своей семье.
Дембельнулся и снова на стройку, но конечно уже как прораб.
Года два поработал  - очнулся, оказалось что я БАОБАБ!
Долга думал куда податься, как свой хлеб для семьи добывать.
Что бы честно, что я заработал, до копейки с полна получать.

Во-общем три чемодана, жена сын и дочка, самолёт и привет Берлин!
Здравствуй Родина позабытая, я вернулся твой "блудный сын."

   *   *   *
Степь и ветер, летели годы, я давно про свой Старт забыл.
И в Баварии тихо и мирно, на земле своих предков жил.

Научился любить шпрех немецкий, и баварцев своих полюбил.
Дом построил в Альпийском лесе, и друзей себе новых нажил.
И казалось иной раз мне, "не я это" Старты строил и воевал.
Да, конечно бюргер Сергиус, и в кошмарах такого не знал.
Здесь куда то жена запрятала, паспорт русский и ордена.
И книжонку мою ветеранскую, вот такие стал быть дела.
А, на джинсах ношу портупею, сын смеётся  - "кончай тупеть".
Но ношу её а снять жалею, что бы памятью сердце греть.
Что ж поделать судьба такая. Я России с лихвой отслужил.
Две война отмахал на Кавказе, Старты строил и их не забыл.
Но однажды по телевизору, вдруг увидел - МОЙ СТАРТ ожил!
Евровидение по контракту, спутник связи с него запустил.
И стройбатовец замурованный - дверцу сейфа рукой открыл.
Щит ракетный тире космический, может спутники запускать.
От стратегии политической всё зависит каким ему стать.
Старт ракетный - "горячая точка" отгремевшей "Холодной войны."
Неизвестный солдат - стройбатовец, видит новые мирные сны.
Безопасность страны обеспечена, можно спутники запускать.
Но, пусть знает Америка, он всегда боевым может стать.
Не напрасно я строил Старты, не напрасно потом воевал.
Я с Стройбатовцем замурованным - честно Родину ЗАЩИЩАЛ!
Он ПОСЛЕДНИЙ солдат Союза, будет вечно стоять на посту.
Не сгибаясь под тяжестью груза, я с ним службу по жизни несу.

Раз солдат на посту остался - значит должен быть командир.
Жребий просто такой достался, я НачШтаба отряда был.


Рецензии
На это произведение написано 8 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.