Тридцать лет спустя

В привокзальном кафе,
Где и воздух пропитан страстями,
Я сидел в уголке, наблюдая за шумной толпой.
Этот вот, «под шафе»,
Разошёлся вдруг перед гостями,
Мол, смотрите, ребята, какой я по жизни крутой…

На  висках седина
И живот округлился с достатка.
А другой рядом с ним больно робок и с виду не франт,
Подливая вина,
Осушает бокал без остатка,
А в глазах лишь тоска, будто он перед тем виноват…

Оказалось и здесь -
Всем знакомый судьбы треугольник.
Тридцать лет позади, но сегодня, как не было их.
И похоже на месть.
Доставая за стольником стольник,
Первый весь в кураже, а второй окончательно сник.

А виновница кто?
Неужели вот эта в разводах?
Заискрились глаза. Или хмель в них, иль сотенных блеск?
Что-то в жизни не то
И не так с человеческим родом.
Треугольник порой превращается попросту в крест.


Рецензии