Жизнеописание Эзопа

Картина испанского художника Диего Веласкеса «Эзоп».
Эта картина живописца Веласкеса предположительно входила в цикл картин («Марс», «Менипп» и др.), предназначенных для королевского охотничьего замка Торре де ла Парада близ Мадрида.
Эзоп, древнегреческий баснописец, считающийся создателем (канонизатором) басни.


Историческая справка на авторском сайте "Эзоп-2010"
https://sites.google.com/site/
ezop2010/home/istoriceskaa-spravka


Первая публикация этого текста - 2002 год - см. ниже
и на авторском сайте "Сказки Мудрецов"
http://feano.yorik.su/ezop/4089.html



***



Редакция 2019


ИСТОРИЯ    ЭЗОПА

записанная  ритмами  Феано  с  разрешения  Автора


Историческая справка


Эзо;п (др.-греч. ;;;;;;;) — полулегендарная
фигура древнегреческой литературы,
баснописец, живший предположительно в VI веке до н. э.
 
       Был ли Эзоп историческим лицом — сказать невозможно. Научной традиции о жизни Эзопа не существовало. Геродот (ум. около 425 до н.э.) пишет, что Эзоп был рабом некого Иадмона с острова Самос, жил во времена египетского царя Амасиса (570—526 до н. э.) и был убит дельфийцами. Гераклид Понтийский сто с лишним лет спустя пишет, что Эзоп происходил из Фракии, был современником Ферекида, и первого его хозяина звали Ксанф, но эти данные он извлекает из того же рассказа Геродота путём своих умозаключений. Аристофан (444 – 370 гг. до н.э.) в комедии «Осы» уже сообщает подробности о смерти Эзопа — известный мотив подброшенной чаши, послужившей поводом для его обвинения, и басню об орле и жуке, рассказанную им перед смертью.

По-видимому, первым решил собрать и переписать басни Эзопа, добавив басни собственного сочинения, – Деметрий Фалерский – древнегреческий философ. Жил он в 3 веке до н.э. Однако эта первая переработка в десяти книгах была утеряна.

В I веке уже нашей эры вольноотпущенник императора Августа -  Федр изложил басни Эзопа на свой лад, уже в стихах. Он добавил несколько своих замечательных басенных произведений и, возможно, на основании пережитого им личного опыта, он и составил первую легенду об Эзопе, как о получившем свободу мудром рабе. Нам известно 134 басни Федра. Важной особенностью перевода был латинский язык, позволивший в дальнейшие века многим авторам воспользоваться работами Федра.

Во 2 веке нашей эры басни Эзопа читать и переводить начал Бабрий – древнегреческий писатель. Именно его переводы стали основой основ басенного творчества (некоторые историки называют Бабрия истинным автором сборника).
В начале 5 века нашей эры  известный поэт-баснописец Рима – Авиан предложил обществу 42 эзоповы басни. Сегодня не представляется возможности узнать, заимствовал ли он сюжеты из басен Федра или Бабрия, говорят лишь, что басни Авиана были очень популярны.

Комик Платон (конец V в.),  уже упоминает о посмертных перевоплощениях души Эзопа, а комик Алексид (конец IV в.), написавший комедию «Эзоп», сталкивает своего героя с Солоном, то есть, вплетает новую легенду об Эзопе в цикл легенд о Семи мудрецах и царе Крезе. Его современник Лисипп также знал эту версию, изображая Эзопа во главе Семи мудрецов. Рабство у Ксанфа, связь с Семью мудрецами, смерть от коварства дельфийских жрецов, - все эти мотивы стали звеньями последующей эзоповской легенды,  древнее основание которой сложилось ещё  к концу IV в. до н.э..
Повесть «Жизнеописание Эзопа» сохранилась в нескольких редакциях: древнейшие его фрагменты на папирусе датируются II веком н. э.; в Европе с XI века получила хождение византийская редакция «Жизнеописания Эзопа».

Древние авторы жизнеописаний прекрасно сознавали  легендарную сущность истории жизни  Эзопа, и всё же подчёркивали историчность его образа.  Авторы и переводчики жизнеописания эпохи Возрождения поставили вопрос о реальности истории Эзопа под сомнение (Лютер), филология XVIII в. обосновала это сомнение (Ричард Бентли), филология XIX в. довела его до предела (Отто Крузиус и Резерфорд утверждали мифичность Эзопа),  а  XX век стал вновь склоняться к допущению исторического прототипа образа Эзопа.

XXI век объединяет вышеизложенные версии одной, утверждающей многомерность восприятия исторической реальности. Действительно, существовал древний прототип образа Эзопа, занятого рабским трудом, ставшего свободным благодаря мудрости, существует и легендарный автор басен, чья жизнь описывается художественными произведениями, и существует собирательный образ баснописца, сохраняющего и приумножающего наследие древнего наставнического мастерства.

Пролетали годы и века, а басни и история жизни Эзопа вдохновляли творчество многих новых авторов, даже таких известных писателей, как Жан Лафонтен, Лев Толстой и Иван Крылов. Переводили и перерабатывали эзоповские басни многие авторы: М.Гаспаров, И.Мартынов, Беллегард и другие. Однако именно басни Крылова благодаря своей народности, образности поэтического  слова, художественной ценности, стали в России эталоном современного басенного жанра.

      Басни Эзопа, - неувядаемый венок мудрости народной, они были вновь реконструированы в первый год текущего века сотворчеством авторов, и живут новой жизнью на портале «Сказки Мудрецов». К концу первого десятилетия появилось сразу несколько современных авторов баснописцев, использующих имя Эзопа, эзопов язык и сюжеты древних басен в творчестве.
Под именем античного Эзопа до наших дней сохраняются сборники басен и  коротких произведений.
Основой для настоящей книги послужило «Жизнеописание Эзопа» в прозаическом переводе под редакцией  М. Гаспарова , чья неустанная творческая деятельность  вызывает уважение и благодарность.

        Учитывая время и место жизни Эзопа, события жизнеописания, составленные из эпизодов жизни древних баснописцев, воспитательное значение басен, можно с достаточной уверенностью полагать, что в составлении первых сборников басен принимали активное участие пифагорейцы. В настоящее время пифагорейцы  сохраняют и продолжают старые, благонравные традиции воспитания молодёжи, создавая новое звучание многих древних текстов, должное почтение воздаётся  басням Эзопа в реалиях проекта сотворчества «Галактический Ковчег». 

Более десятилетия в честь Эзопа устраиваются Пиры на «Галактическом Ковчеге», проводятся они ежегодно в феврале месяце. Приглашаем всех желающих к участию и сотворчеству.
 

Кем  был...  Эзоп?
Сказать  ответ? Тогда  загадка...
Исчезнет  тут  же,   и  не  станет  сердцу  сладко.
Не  будет  зреть  на  ветке  вкусный,  нежный  плод,
Что  лишь  тебе,  тебе...  Эзоп...  как  в  море  плот.


От автора

Очевидно, биография (жизнеописание или история) легендарного Эзопа, которому посвящены Галактические пиры проекта сотворчества «Галактический Ковчег», основывается на компиляции легендарных сведений об исторических личностях, литературных персонажах, в чьих лирико-эпических произведениях присутствуют обучающие сказки, басни, притчи, наставляющие на путь истины и дарящие поучения. Целью всякой басни и притчи является передача духовного наследия, этических правил, следовательно, и общечеловеческих, и галактических законов Единого мира потомкам.

Эпизоды истории Эзопа «Эзоп угощает гостей Ксанфа» и «Выпить море» – заимствованы у платоника-писателя-историка Плутарха «Пир семи мудрецов». Но возможно и наоборот, Плутарх (127 г.) заимствовал сюжеты  из жизнеописания Эзопа, составленного ранее? «Жизнеописание Эзопа», древнейшие его фрагменты на папирусе,  датируются II веком н. э., и возможно, Геродот был первым автором, но мне ближе пифагорейская версия его происхождения, которую мог составить пифагореец, например, Гиерокл, написавший подробный комментарий к Золотым стихам,  или кто-либо из других неопифагорецев. В любом случае  авторов было несколько, ибо со временем в истории Эзопа добавлялись новые подробности, которых не могло быть в начальном тексте. Кстати сказать,  в начальном тексте не упоминалось об уродстве Эзопа.  Освобождение раба из рабства, произошедшее благодаря находчивости, житейской мудрости Эзопа, заимствовано в биографии Федра, а встреча с нимфой обнаруживает сходство с судьбой величайшего поэта античности, рапсода -  Гесиода.  Поистине  Эзоп – родовое имя баснописцев.

В биографии Гесиода читаем:
Юному Гесиоду частенько приходилось пасти скотину, и роскошные пейзажи, представавшие его взору, вдохновляли его, пробуждали в нём желание творить. По его собственным словам, ему однажды явились Геликонские нимфы, которые призвали его к сочинительству и вещанию истины о прошлом и будущем, вдохнули в него поэтический дар.


Помните,  как было дело с Эзопом?

ИСТОРИЯ ЭЗОПА
Часть 1 Встреча с нимфой

Повстречались они так:
Та искала, он пахал...
Плугом землю разрыхлял,
Будто знал, что ищет клад!

В темноте земного слоя
Были комья и коренья,
Камни - суть первотворенья,
Соль земли и глыбы горя...

Думал он, что тяжкий труд
Спозаранку допоздна
Предназначен для раба,
Чтоб спасти его от пут
Безнадежного безделья,
Беззаботной суеты,
В коей гибнут все умы
Человеческого бденья...

Мысль его трудилась тоже,
Как и руки, и спина,
Ноги, чресла, жизнь сложна,
Утомлялась даже кожа.

Вдруг, нежнейшее виденье,
То ли ангел высоты,
То ли демон красоты,
То ли просто привиденье...

Дева, краше всех земных! ...далее - ниже по тексту книги.

В Палатинской антологии присутствует следующее описание: «Когда он (Гесиод) родился, когда его только коснулся день дня (духовный свет), соловей, летящий по воздуху откуда-то и куда-то (вдохновение поэта), сел на его губы и запел свою ясную песню».
Речь ведётся о рождении поэтического гения у Гесиода...

В поэму введён разнообразный материал нравственных правил и бытовых, хозяйственных наставлений, многое заимствовано в пифагорейских наставлениях юношеству, она обильно оснащена фольклором: пословицами, поговорками, притчами, баснями, мифами.


В эпическое произведение вплетались народные сказки, обучающие истории, смешные и познавательные случаи из жизни простого народа, а всегда под видом зверей показывались характеры людей, обычно намекая на известные современникам жизненные ситуации. Но часто истории басен извлекались из ещё более древних анналов литературного наследия – легенд и мифов. Именно так, творческим переплетением вымысла и были,  рождались басни и сказки, притчи, легенды, сказочный и  басенный жанры.

Родоначальник  басенного  жанра Стесихор (2-пол. VII в. до н. э. — ок. 556 до н. э.) также даёт обработку старых сюжетов в новых формах и в новой интерпретации. Каждая из 26 его книг представляла собой, по-видимому, единую эпическую поэму, в которой мы встречаем и басни.


Так вот и жизнеописание Эзопа появилось, как литературный труд совместного творчества пересказчиков поучающих историй. Учитывая время и место жизни Эзопа, некоторые события из его жизнеописания, воспитательное значение басен, можно увидеть, что в составлении первых сборников басен, пополнивших впоследствии Александрийскую библиотеку,  принимали активное участие философы пифагорейской школы.

Легендарный баснописец Эзоп владеет главным практическим знанием - знанием законов развития мира внутреннего, связанного с миром внешним воедино. Эзоп и ныне жив в нас и через нас, поскольку живёт его важнейшее для воспитания эзопово дело.

;
Фрагмент отзыва о книге

Александр Сигачёв

«...Существует мнение, что Эзоп являлся просто собирателем и пересказчиком греческих басен, и благодаря ЕГО большой популярности в народной среде, басни приписывались ему. В Афинах был известен письменный сборник Эзоповых басен, по которому обучали детей в школах. Биография Эзопа позже получила широкую популярность и была переведена на многие языки. До настоящего времени история Эзоповой басни до конца не изучена. По некоторым сведениям, на Востоке в 1 в. до н.э. было создано "Жизнеописание Эзопа" в котором представлены "басни Эзопа", всего около трехсот коротких прозаических басен народного происхождения, послуживших сокровищницей сюжетов для баснописцев последующих веков.
По мнению Феаны, существовал исторический прототип образа Эзопа, раба, ставшего свободным, благодаря своей незаурядной мудрости. Существует легендарный автор басен, на который указывают многие древние и современные авторы, и существует собирательный образ современника, сохраняющего и приумножающего наследие древнего баснописца. Басни Эзопа, неувядаемый венок мудрости народной, который бережно сохраняется и преумножается сотворчеством современных авторов...»

***

Взявшись за ритмический пересказ истории Эзопа, я выполняла поручение Учителя моего, ещё не догадываясь об эзотерической сути жизнеописания, освещая лишь сюжет судьбы легендарного Эзопа. Зная особенности методов воспитания Учителя, практиковавшего в созданной им школе, как первый этап испытания учеников, трех-пяти  летнее молчание, я догадывалась, что эта история теснейшим образом связана с Учением. И лишь позднее, при второй редакции текста, узнала, что история жизни Эзопа была придумана для развития ассоциативного мышления учеников.  А басни Эзопа появились первоначально, как забавные притчи пифагорейцев  на  заданные Учителем темы о нравственности для последующего их широкого распространения в воспитательных целях.


Что может служить
подтверждением такой догадки? 

Подтверждением этой догадки  может служить тот факт, что Деметрий Фалерский, составивший первый в истории литературы сборник эзоповых басен из десяти книг,  был хорошо знаком и, скорее всего, использовал пифагорейское учение в трудах, ибо учился у Теофраста, а сам Теофраст (370 до н. э., — 285 до н. э.), — древнегреческий философ, естествоиспытатель, теоретик музыки, почитается родоначальником истории философии, следовательно, и почитателем пифагорейского наследия, ведь именно  Пифагор был первым, кто назвался философом.  Кроме того, Теофраст  учился в Афинах у Платона, высоко ценившего и наследовавшего пифагорейские идеи, а затем у Аристотеля, хорошо изучившего пифагорейскую науку,  и сделался его ближайшим другом, а в 323 году до н. э. — стал преемником на посту главы школы перипатетиков (Ликея). Учение ранних пифагорейцев известно нам по свидетельствам Платона и Аристотеля, а также по немногим фрагментам Филолая, которые признаются подлинными. Действительно, Пифагора в те времена знала вся Древняя Греция и далеко за её пределами шла слава божественно-вдохновлённого  Учителя людей,  его и почитали первым философом, основателем философской школы пифагорейцев.  Несмотря на то, что главным делом школы было сохранение и передача тайного знания, первые стадии обучения основывались на общепринятых нравственных правилах и их распространении. Сочинение басен на темы нравственного воспитания, вполне возможно, практиковалось не только у пифагорейцев, но впоследствии и в других школах, лицеях.

В первые сборники басен Деметрием сознательно были включены  не только тексты, которые могли принадлежать авторам YI в. до н.э., но и позднейшие по времени,  в них включалось большинство сочинений, соответствовавших критериям мировоззренческой близости и жанровой общности формы «эзоповой басни». Самым важным при составлении сборников «Эзоповых басен» Деметрий полагал именно воспитательную ценность произведения.  Деметрий Фалерский проявил себя не только в роли бережного собирателя, исследователя и издателя «эзоповых басен»,  но также и в качестве автора некоторых из них.
Со временем сборники басен, предназначенные для широкого распространения и утверждения нравственных законов через увлекательные и доступные короткие истории, дополнялись наиболее изящными произведениями неизвестных авторов, почитавших за честь увидеть сочинённые ими басни в сборниках Эзопа, чьё имя стало родовым именем баснописцев,  оно хранит в себе глубокий смысл  связи времён, преемственности в работе воспитания юношества.  Все события «жизнеописания Эзопа» -  плод коллективного труда древних авторов, -  имеют обучающее значение.
Родословная басни подробно изложена в книге «Басни Эзопа и Эхо» - открыть.

Эзопа славили веками
За лёгкий слог и глубину
Сюжетов басен. А к тому -
          За мудрую игру словами.

           Но кто же  видел, кто читал
        Первоисточники Эзопа?
А мир без устали черпал
В них ощущение полёта
И откровенье мудреца!

Он скрыт от глаз, и всё же – здесь!

От басен нам благая весть
Сияньем древнего словца...

Пусть занимательно, сквозь годы,
Течёт рекой Эзопа речь.
Пусть мудрым басням вечно течь
В моря назначено природой.
               А в море… тысячи имён  восходят вновь на гребнях волн…


Внесу и я свой вклад в моря  ритмичной формою реченья,
Умам пытливым песнь даря,  рассказ послав по назначенью...

                В волнах Семи души морей
                Хранит сказанья Водолей…
;

Мне  говорят:  -  Оригинал  же  не  читала,
Так  что  берёшься  повторять Эзопа  ты?
Я  улыбнусь  в  ответ: - Зато  его  слыхала!
Оригинал слыхала  чудной  красоты.
Мой  слог  не  лучше  всех  иных,  зато  он  прост.
Пусть это  проза  с  ритмом,  пусть  я  не поэт,
Зато Эзопу  отраженье  - в  полный  рост,
И  возрождаю   мудрость  эхом  звучных  лет.

Бессмертная душа, вспоминая свои прежние жизни, вправе называться так, как она привыкла когда-то,  и, сверх того, обязана продолжать начатое в древние века своё дело.  Сколько бы претензий ни свалилось на голову творческого человека, самозванца, нового  Эзопа, это не остановит его, ведь чувствует он глубинное притяжение к истоку,  видит предназначение, слышит зов предков, мощь родового имени, идею великого дела, к  которому оказался причастен.

Но действительно, использовать знаменитое имя, не имея на то позволения Автора, нельзя. Точнее сказать, неэтично, а вопросы галактической этики – глубоко духовное знание, получаемое не из книг, а из недр души вневременной. Когда же такое позволение Автора получено, не стоит оглядываться на окрики за спиной и не нужно сомневаться в деле жизни своей. Так именно поступают настоящие сказочники. Баснописцам  посвящается эта книга.


Из  пустоты  небытия,  из  ниоткуда
Восходит  солнышко  мозаикой  огня,
Калейдоскопом  неземного  бытия,
Пульсаром  розовым  в  оттенках  изумруда…
И  обжигает  неизвестной  красотой,
Глубинным  смыслом  наполняя  существо,
Рисуя  формы  сквозь  небесное  окно
Сюжетом  сказки  бесконечно  молодой.
;
ЭЗОП


Он  некрасив  был  телом,  только  вот  глаза…
Они  сияли,  словно  звёзды  в  чёрном  небе,
Играли  весело, как  волны  в  вольном  беге,
Они  любили  мир,  хоть  в  них  жила  гроза.

Рабом  у  Ксанфа  был он, - часть  в  его  судьбе. 
Тот  слыл  философом  на  острове  Самос, 
без  затруднения  решал  любой  вопрос, 
и  очень  дёшево  купил  раба  себе:
семьдесят  пять  динариев  стоил  раб  Эзоп,
тогда  как  тысячи  просили  за  иных
рабов  красивых,  сильных  или  молодых. 
И Ксанф…  позарился:  «Сойдёт, хоть и  урод». 
А,  между  тем,  Эзоп  так  складно  говорил, 
и  так  умно,  что  любопытно  и  послушать
его  истории,  да  вкусненьким  откушать
из  древней  мудрости,  что  он  в  себе  носил… 

Как   оказалось,  был  немым  вначале  он, 
и  за  уродливость  свою  отправлен  в  поле 
работать  пахарем…  Вот   в  этакой  неволе 
случилось  чудо  с  ним,  как  дивный,  странный  сон…

Он  вдруг  увидел  деву  редкой  красоты: 
служанка  царственной  Исиды  заблудилась,   
и подошла  спросить  дорогу,  и  смутилась, 
увидев  рабства  безобразные  черты. 

Эзоп  стал  знаками  ей  что-то  объяснять, 
от  восхищения  забыв  про  всё  на  свете 
в  своём  бессмысленном,  но  искреннем  ответе, 
и  скудной  пищею  стал  деву угощать. 

Потом  повёл  её  туда,  куда  хотела
та  раскрасавица  служанка,  а  затем
в  изнеможение  заснул,  устав  от  дел. 
Когда ж  очнулся,  речь  от  уст  его  летела!
;
ПРЕДЫСТОРИЯ   ЭЗОПА


По  роду  был Эзоп из  Фригии  самой,
Урод уродом,  кожа  тёмная,   горбатый,
Косноязычный,  руки  коротки,  косматый,
Но  хуже прочего,  с  рожденья  был  немой...

Откуда  взялся  он,  никто  уже  не  знает,
Но  тот  хозяин,  что  был  первым  у  него,
Послал  в имение своё,  что  далеко
«Пусть  земляные  там  работы  исполняет...»

Когда  же  сам хозяин  в  это  же  именье 
Заехал  случаем,  один  его  работник
Поднёс  в  подарок   фиги,  этакий  угодник,
Сказав  «Начатки урожая к угощенью!»

И  тот  попробовал.  Пришлись  ему  по  нраву.
- Какие  славные! - Рабу  же  приказал:
- Агафопод,  припрячь  пока  что их в подвал,
В  конце  обеда мне  подашь  их на забаву.

А  раб  тот  с  голоду  взял  парочку  да  съел,
Другой,  увидев:  - Знаю,  хочешь  ты  все  съесть.
- Клянусь  Зевесом,  верно,  так  оно  и  есть!
Но  как  ты  это  угадал,  и  как  сумел?

- Да  на  лице  твоём  написано,  чудак.
А  вот  послушай-ка,  мы  можем  съесть  вдвоём.
- Да  ты  в  уме,  а что  хозяину  снесём?
Но  тот  приятель  говорит:
 - Ты  ж не  дурак,
Скажи, Эзоп  увидел дверь в подвал  открытой,
Зашёл  туда,  да и  сожрал.  Ведь  он  немой.
Мы ж  наедимся,  не  рискуя  головой.
И стали фиги есть вдвоём в кладовке скрытно.

- Эзопу крышка!  - подытожил  так  Герма, -
Давай  отныне  мы  с тобой договоримся,
Коль разобьётся,  пропадёт  что, притворимся,
Да  на  Эзопа  и  укажем  мы  тогда.

 

Aesop and Priests by Francis Barlow 1687

А,  между  тем,  они  все  фиги  и  умяли...
Вот  подошёл  обеда  час,  хозяин  так:
- Агафопод,  неси  же  фиги, - сделав  знак.
А  как  узнал,  что  фиги вкусные  сожрали,
Да  что  Эзоп виновен:
- Эй,  позвать  Эзопа!
Тотчас  позвали,  он пришёл. 
И вот  ему
Хозяин  гневно  говорит: 
- Ты  на беду
Ещё  и  вор  бесстыдный, мне  одна  забота...
Ты  из  подвала  выкрал  фиги  да и  съел!

Эзоп  почувствовал,  что  здесь  произошло...
А  уж  обидчиков  увидев,  понял  всё,
Да  на  колени  пал,  и  знаками  сумел

Сказать, что  молит  подождать. 
Тот  уступил.
Тогда  схватил  Эзоп  черпак  и  тоже  знаком
Воды  горячей  попросил.  И,  выпив  залпом,
Два  пальца  в  рот... 
и  тут  же  воду  испустил,
Тем  доказав,  что  ничего  ещё  не  ел!
Затем потребовал рабов  проверить  также,
Тогда и  выяснится,  кто  виновен   в краже.
Хозяин  тотчас их  проверить  повелел...

А  те решили  вновь  схитрить,  укрыв  вину.
Два  пальца  за  щеку  притворно  положили,
Но  от  горячего  те  фиги  словно б  всплыли,
Да  изо  рта  наружу,  - вот...  и  на  полу.

И  тут  хозяин  закричал: 
-  Вы  оболгали
Того,  кто  сам  не  может  словом  защититься.
Такая  порка  будет  вам,  что  не  приснится!
С  тех пор  рабы  почти  не  лгут,  честнее  стали...


ИСТОРИЯ   ЭЗОПА


Часть 1 Встреча с нимфой

Повстречались  они  так:
Та  искала,  он  пахал...
Плугом  землю  разрыхлял, 
Будто  знал,  что  ищет  клад!

В  темноте  земного  слоя 
Были  комья  и  коренья,
Камни  -  суть  первотворенья, 
Соль  земли  и  глыбы  горя.

Думал  он,  что  тяжкий  труд 
Спозаранку  допоздна
Предназначен  для  раба, 
Чтоб  спасти  его  от  пут

Безнадежного  безделья, 
Беззаботной  суеты,
В  коей  гибнут  все  умы 
Человеческого  бденья.

Мысль  его  трудилась  тоже, 
Как  и  руки,  и  спина,
Ноги,  чресла,  жизнь сложна, 
Утомлялась даже  кожа.

Вдруг  нежнейшее  виденье, 
То  ли  ангел  высоты,
То  ли  демон  красоты,
То  ли  просто  привиденье -

Дева,  краше  всех  земных!
А  в  глазах  -  печаль,  тоска.
Ищет  дом  души  она, 
Хоть  в  мирах  живёт  иных.

Вот  идёт  она  к  Эзопу,
На  уродца  смотрит  нежно,
И  в  душе  его  безбрежно... 
Море,  с  целую  Европу

Вдруг  разлилось,  заиграло, 
Чудесами  завлекая,
Будто  сказку  обещая, 
И  его   околдовало...

Нимфа-дева  произносит: 
-  Покажи,  Эзоп,  дорогу,
Мне  пора  вернуться  к  дому!  - 
А  слова  её  уносит

Ветер  тёплый,  молодой, 
Что  ей  кудри  развевал
И  одеждами  играл, 
И  просил  её «Постой!»

И  Эзоп  молил  душою: 
-  Ты  постой  со  мной  чуть-чуть,
Сядь  немного  отдохнуть, 
Угощу  я  черемшею,

Чечевицей  и  куском 
Хлеба  ячного  с  полей.
-  На,  поешь,  -  сказал  он  ей 
Жестом,  радости  кивком.

Точно,  голодна  краса! 
И  уродца  не  боится,
Не  стесняется,  садится, 
Ест,  смеётся!  Чудеса!

А  потом  Эзоп  ведёт 
Деву  пряменько  туда,
Где  ей  нужно  быть.  Она 
Уж  дорогу  узнаёт,

И,  прощаясь,  говорит: 
-  Ты  зови,  я  буду  рядом,
Хоть  невидима  нарядом 
И  прозрачная  на  вид...

В  этот  день  Эзоп  не  стал 
Ни  пахать,  ни  чистить  плуг.
Вмиг  свалил  его  недуг, 
И  два  дня  он  крепко  спал...
А,  проснувшись,  попросил: 
-  Дайте  мне  воды  напиться!
Вот  ведь,  что  могло  присниться, 
Будто  воду  я  носил,

Но  от  жажды  погибал!   
Говорит,  ушам  не  веря,
Он  -  немой!   С  гортанью...  зверя! 
Но  Всевышний...  голос  дал!

Стал  своими  именами
Называть  он  всё  вокруг:
-  Заступ, сумка, бык, сундук...
Засмеялся  со  словами:

-  Я  клянусь,  я  говорю!!
Отчего  случилось  это?
Не  иначе  смысл  секрета
В  нимфе  той!  Благодарю!
Отчего  мне  помогла
Жрица,  как  понять  её?
Благочестие  моё
Ей  понравилось,  о,  да!

Распрекрасная  же  вещь 
Благочестие,  и  в  нём
Мы  воистину  растём,
Ум  растёт,  родится  речь.

Слово  за  слово...  Слова! 
Видно...  встреча  не  простая
То  была,  а  золотая.   
Нимфа   вестницей  была!

С  той  поры  Эзоп  наш  мог 
Уж  не  просто  говорить,
Но  и  мудростью  дарить, 
Так  красив  его  стал  слог.

***

Видно,  долгое  молчанье 
Шло  на  пользу  и  уму,
И  судьбе  его.  К  тому 
Нас  зовёт  небес  звучанье.

Чтоб  услышать  звуки  эти 
Нужно  долго  в  тишине
Пребывать,  забыв  про  все 
Беды,  словно при  рассвете...

И  Всевышний,  может  быть, 
Нимфу  вам  пришлёт  свою
Иль  предвестницу  зарю, 
Или  дар  иной,  чтоб  жить...


Часть 2  Донос  Зенаса на Эзопа


Вот  на  следующий  день
Заступ  вновь  Эзоп  берёт
И  копает.  Градом  пот...
Ну,  а  старосте  не  лень
Обходить рабов  на  поле,
И  следить  за  ходом  дел.
Палкой  взял...  раба  огрел,
Просто  в участь  тяжкой  доле.

А  Эзоп  не  мог  стерпеть,
Да  вскричал: - Эй,  ты,  не  стыдно
Обижать?  Разве  не  видно,
Что  не  может  он  успеть
Сделать  всё,  как  ты  желаешь?
Бьёшь  без  жалости,  стыда
Ты  бесправного  раба,
И  сомнения  не  знаешь...
А  Зенас  опешил «Что?!
Новость  тут…  Эзоп  слова 
Говорит,  как  дважды  два!
Да  перечит,  мне  назло!

Я  клянусь  богами,  он
На  меня  так  донесёт,
Коли  бог  его  ведёт...
Речью  он  уж  наделён!

Надо  как-то  очернить
Тут  уродца,  либо  мне
Уж  не  быть на  высоте,
Да  и  старостой  не  быть...
Ведь  немым  он  делал  знаки,
Что  укором  мне  являлись, 
И  опасными  казались…» 
Тут  Зенас  помчался  в  страхе

Прямо  в  город  на  коне,
Чтоб  хозяину  солгать,
И  того  оклеветать,
Кто  трудился  на  земле...

Разыскал  и  уж кричит:
- Эй,  хозяин,  вот  беда!
- Что  такое?   Как  дела?
Иль  пожар? –
Зенас  скворчит...
- Да диковинное  чудо 
У  тебя  в  именье...
 -  Что  же,
На  кого  оно  похоже?
Обезьяна  из  верблюда?
Иль  скотина  объягнилась 
Человеческим  дитём?
Иль  на  дереве  моём
Вдруг  капуста  уродилась?

- Нет,  хозяин, - так  Зенас
Отвечает, - Тот  урод,
Тот  горбун,  немой  Эзоп…
- Что?   Родил  кого  сейчас?

- Нет! Но  был-то  он  немой,
А  теперь...  заговорил!
- Что  же  ты  заголосил?
Иль  с  больною  головой?
Что  чудного  тут? Коль  бог
Был  разгневан  на  того,
Да  без  голоса  его
Бросил,  видимо, на   срок,

А,  умилостившись,  снова
Голос  прежний  и  вернул.
Что  ты  странного смекнул?
В  чём  беда,  пусть  молвит  слово!

- Да,  конечно,  но  едва
Рот  раскрыл  он,  полились
Тут  ругательства,  дивись,
На  меня,  тебя…  молва!

Вот  встревожился хозяин:
Бог  дар  речи  дал  ему,
Он  же…  сеет  в  нас  хулу...
Раб   всегда   неблагодарен!

- Так  ступай, продай  его!
- Шутишь  ты?  -   Зенас  в  ответ, -
Он  урод,  страшнее  нет!
Кто ж  заплатит  за  него?

- Все  равно, - хозяин  снова, -
Даром  хоть  отдай  кому,
Запори,  убей  свинью
За  нелепость  дара  слова.

Так  Зенас  и  получил
Власть  над  мерзостным рабом.
- Захочу,  убью  потом,
Сам  меня  и  научил...
А  убью, что  пользы  в этом?
Лучше  всё-таки  продам,
Пусть  за  дёшево  отдам.
Сам  доволен  был  ответом...
;
Часть 3  Продажа  Эзопа  работорговцу


Между  тем,  в  тот  самый  час
Продавец  рабов  верхом
Ехал  мимо  за  скотом,
Вот  и  встретились  как  раз
Покупатель  и  купец.
Тут  Зенас  ему:  -  Привет
Офелиону! – тот  в  ответ:

-  Здравствуй!  Нужен  продавец,
Мне б  скотину  прикупить.

- А  не  хочешь  ли  раба?
По  дешёвке,  хоть  куда!

- Так  о  чём  и говорить?

Вот  на  пашню  подъезжают,
Вот  велят  Эзопа  звать,
Раб  бежит: 
-  Тебя,  видать,
Сам  хозяин знать  желает...
А  Эзоп: 
-  Какой  хозяин?
Тот,  кто  старостой?  Так  он
Сам  невольный,  пустозвон.
Раб  раба он,  а  не  барин...
Говори  ясней,  не  путай.
Подъяремный  раб,  как  мы.
Указаньям  все  верны.
Все  работаем  прислугой...
Что,  как  вкопанный  стоишь?
У  раба  - рабом,  подумай!

- Ты,  гляжу  я,  стал,  как  умный,
Хоть  два  дня  лишь  говоришь...

- Сами  боги  ведь  не  любят,
Чтобы  раб  служил  рабу,  -
Вновь  Эзоп,  -   сказать  могу:
За  слова  да  не  осудят...
То  и  дело  слышал  я
Приказания  себе,
И  не  думал  о  судьбе,
Да  не  помнил  про  себя...

«Эй, Эзоп,  топи-ка  баню»,
«Убери, Эзоп,  столы»,
«Принеси-ка  мне  воды...»
Но  теперь я  милость  знаю!

Слово  я  теперь  могу
Говорить  по  воле  бога.
Лишь  хозяин  у  порога  -
Правду  я  скажу  ему...

Вот пришли  к работорговцу.
А Зенас  и  говорит:

- Пред тобой  уж  раб  стоит.

- Что?  Вот этого  уродца
Хочешь  мне  продать? О,  нет!
Если  карлик  с  журавлем
Встанут  рядышком  вдвоём,
Он  составит  им  портрет...

Если б  он  не  говорил,
Я  увидел  бы  котёл,
Иль  гусыню  под  ногтём
Злого  хищника  без  крыл...

Ну,  Зенас,  в  обиде  я:
Время  отнял  на  отребье!
И  пошёл  он  в  нетерпенье
Без  оглядки  до  коня...

А  Эзоп  во  след:

- Послушай,
Коль  уж  время  потерял,
Ты  зачем  же  прискакал?

- За  тобой.  Купить  был  случай
Мне  раба,  не  страсть  такую...

- Отчего  же  не  купил?

- Не хочу!

-     Ты  упустил
Пользу,  выгоду  большую!
Я  Исидою  клянусь, 
Ты  о  том  не  пожалеешь,
Если  купишь  и  сумеешь
Вновь продать. 
Я  окажусь...
Средь  рабов  твоих  мальчишек,
Что  в  безделье,  есть  лишь  просят,
И  дохода  не  приносят,
Воспитателем  привычек...
Ведь  бояться  будут,  точно!
Это  так.  Дурные  мысли
Не  возникнут  в  пленной  жизни.

-  Я  куплю  тебя,  да  срочно!
Сколько  стоит  сей  урод?

А  Зенас:
- Обола  три...

- Шутишь?  Сколько,  говори?

- Сколько  дашь.

- Ну,  то-то  вот...
;
Часть 4  Путь  с  рабами в  Эфес


Вот  хозяин  прибыл  в  город,
Вот  раба  к  рабам  привёл,
Вот мальчишки  за  подол
Ухватились…  женский. 
Голод
Их  заставил  к  мамам  льнуть.
Вид  Эзопа  обязал
Их  молчать,  знать,  напугал…

-  Ну,  Эзоп,  страшила,  жуть!

Рассмеялся  вдруг  торговец:
- Вон,  рабы  сидят, едят,
Пусть  на  рожу  поглядят,
Подойди  же  к  ним,  уродец...

И  рабы  порассмеялись!
Среди  них-то  аполлоны,
И  дионисы, да  гномы
Уж  красавцами  казались
Рядом  с  ним. 
А тот  сказал:

- Всем  товарищам...  привет.
Я  такой  же, видит  свет,
Как  и  вы.  – И не  солгал...

А рабы  уже  толкуют:
- Что хозяину взбрело
Покупать  сие  мурло?

-  Да  от  сглаза!  Не  своруют!

И  торговец  входит  следом:

- Ну, рабы,  назавтра  в  путь!
Не  купил  волов,  так пусть
Будет  им  Эзоп  заменой...

Разбирайте-ка  поклажу,
В  путь нам  с  самого  ранья.
А  Эзоп: 
-  Молю,  друзья,
Слабосилен  я,  не  слажу...
Дайте  что-нибудь  по  силе
Мне  нести!

-  Да  выбирай!
Он  глядит, товаров  -  в  край:
Тюфяки,  горшки,  кувшины...

И  корзину  с  хлебом  взял
Ту,  что  трое  бы  несли.
Рассмеялися  рабы
:
- Бог  обидел,  ум  не  дал!

Вот  на  следующий  день
В  путь  отправились  они.

- Ну, -  толкуют  ходаки, -
Молча тащит,  глупый пень...

- Не  дурак, -  отметил  кто-то, -
Просто  голоден,  поди,
Вот  и  взялся  он  нести
Хлеб,  еда -  его  забота...

Как  Атлант-страдалец  он
Зашагал  уж  по  дороге.
Не  прося  их о  подмоге.
А  торговец:
 -  Чемпион!
И  другим  идти  бодрее,
Как  посмотрят на  него.
Пусть  несёт,  что  тяжело,
Впрок  же  будет  поумнее.

Только  вышли  на  дорогу,
Стал  Эзоп  свою  корзину
Обучать… 
ходьбе! 
- Подвину
Я  тебя!  Смелее  в  гору!
А  с  горы  сама  поедешь.

И  корзина... понимала!

Вверх  с  натугой, но  бежала,
Вниз  катилась  -  не  успеешь!

До  привала  добрались,
Сели  есть. 
Корзине  - легче!
Съели  семь  хлебов  покрепче.
Дальше  в  путь  уж собрались.

А  Эзоп  доволен.  Вот,
Лучше   стало  и  корзине,
И  ему,  ногам  -  в  помине...
На  ночь  ужин - в  свой черёд.

Утром  легче  вновь  в  дорогу.
Он  рысцой  идёт,  рабы
Говорят:
-  Сглупили  мы.
Зря  жалели  ведь  урода...

-  Кто  бежит  с  пустою ношей?
Наш  ли  это  иль  чужой?

- Да,  умишко  не  простой!

- С  виду  плох,  внутри  хороший.

- Он  нарочно  хлеб-то  взял,
Притворялся, знать,  не  зря.

-     Здесь  без  хитрости  нельзя.
Бес  его  за  глотку  взял.
;
Часть 5  Продажа  Эзопа  на  Самосе


Вот  пришли  они  в  Эфес.
Вот хозяин  всех  рабов
Распродал,  но  кроме   трёх.
И  Эзоп  средь  тех чудес...

Из троих  два  молодца:
То   учитель с  музыкантом.
И  Эзоп с своим  талантом,
Выдающим  мудреца.

-  На  Эфесе нет надежды 
Этих  трёх  продать  удачно, -
Так  торговец  думал  мрачно,
-  Здесь в  округе  все  невежды.

Из  Эфеса  на  Самос
Для  продажи  трёх  рабов
В  граде  ищущих  умов
Их торговец  и  привёз.

Музыкант  пригож  собою,
Он  в  хитоне  белом  был,
Словно  птица  белокрыл,
На  помосте  встал с трубою,

Рядом  юноша  другой,
Ростом  рослый  и  приятный
На  лицо,  худой,  опрятный,
С непокрытой  головой.

Среди  них   Эзоп  уродец…
Торг  глашатай  объявил.
А  народ  вокруг,  что  был,
Засмеялся  (вот  народец)

На горбатого  урода,
Что стоял  средь  удальцов,
Раскрасавцев-молодцов,
Как  изгой  земного  рода...

Ксанф,  философ  на  Самосе,
Мимо  шёл  с  учениками,
Присмотреть  рабов.  С  рабами
Легче  жить.
В  таком  вопросе

Он,  конечно,  разбирался.
И  жена  к  тому ж  просила:
-  У  рабынь  не много  силы,
Нужен  раб,  чтобы  старался.

- Славно  сделал  продавец! –
Ксанф  изрёк  ученикам.
- Что сказать  ты  хочешь  нам?

- Что  удачи  ждёт  купец.

Средь  красавцев  он  урода
Здесь  поставил  для того,
Чтобы  выделить  звено
Красоты,  дары  природы.

- Как  ты  мудр!  -  ученики
Похвалили  Ксанфа  тут же.

- Проницателен, - все  дружно
Восхваляли,  как  могли.

Ксанф  же к юноше:
 -  Откуда?

-   Я  со  Крита,  Лигури.

-  Что  умеешь? Да не ври!

- Всё. – Ответил  тот. 
Но  грубо
В  этот  миг  расхохотался
Вдруг  Эзоп,   хоть  был  он  мрачен…

- Смех  твой  вовсе  неудачен,
Неуместен,  зря  старался...
Вот  уж  грыжа,  да  с  зубами, -
Так  сказал  один  из  всех,
Слышавших надменный  смех.

- Что  за  чучело  тут  с нами?

- Сколько  стоит  музыкант?

- Стоит  тысячу  монет.

- А  другой? – Тот  три! – в ответ.

- Что  умеешь?

- Всё!

- Гигант!

Вновь  Эзоп  расхохотался.
Ксанф:
- Насмешник сей почём?
Вот уж рожа… кирпичом!

- Ты  бы  раньше  разобрался,
Что  ты  хочешь  покупать! -
Продавец в ответ, -  пригожи
Эти двое, иль  негожи?
Что  о  третьем  вопрошать?

Ксанф  ему:
- Жена  скупа,
Дорогих рабов  не  стану
Покупать я даже  спьяну.

- Но,  учитель,  ведь  жена,
Это…  женщина.  Ты  сам
Говорил,  что слушать  их,
Нам  не  стоит,  что  без  них
Больше  света  небесам.

Ксанф  к  Эзопу  обратился:
- Здравствуй!

- Я  здоров! – в  ответ.

- Вот  же  умник,  видел  свет!
Кто  таков?  Ты где родился?

- Человек  из  плоти,  крови,
Из  утробы вышел  я.
- Где  родился  ты,  змея?

- Мать  сказала,  что  в дороге. -

Отвечал Эзоп с значеньем,
Подмигнув ученикам,
Дескать, будет нынче вам
И урок, и развлеченье.

- Или  ты  совсем тупой,
Что  понять  вопрос  не  можешь?
Иль  нарочно  нас  морочишь,
Вижу,  ты  ведь  не  глухой.

Из  какого  рода  ты? 
- Я  фригиец.  Дальше  что?
- Что  умеешь?

- Ничего!
- Вот  уж  кладезь  пустоты...

- Как  же  это?  - Ксанф  опять.
- Да  ведь  всё  умеют  те,
Что  ответили  тебе.
Мне ж к чему  их  повторять?

Между  тем ученики
Изумились:
- Он  умён.
Видно, все-таки,  учён.
Нет  таких,  что б  всё  могли.

- Хочешь,  я  тебя  куплю?
А  Эзоп:
- Ты  что,  совет
Мой  купил  уже?  –  в  ответ... -
Я  их  даром  не  даю!
Да  на  что  тебе советы?
Сам  умён  и  сам  решай,
Из  троих  и  выбирай! 

- Разговорчивей  поэта...
Ты  всегда  такой?
А  тот:
- Да  за  птиц,  что  говорят,
Больше  платят!  – Все  глядят,
Удивляется  народ...

- Как же  звать?
- Зовут Эзоп.

- Я  готов купить  тебя.
Не  сбежишь  ты, умник дня?
На  вопрос  ответил тот:

- Захочу,  сбегу  без  спроса.
Ты  же  знаешь,  от  кого,
То  зависит.

-     Нет,  а  что?
Не  возьму  я  в толк  вопроса...

- Всё  зависит…  от  тебя!
Коль  с  рабами  справедлив,
Что  бежать  в  объятья  див?
От  добра  искать  ли  зла?

- Да, -   подумал  Ксанф,  -  такой
Рисковать  собой  не  станет,
Он  правдив  и  не  обманет,
Будет  раб  мне неплохой...

- Складно очень говоришь,
Да  уродлив, словно Пан  ты...

- Суть раба – его таланты,
По обличью судит мышь.
Разгляди,  душа  какая!

- Что ж,  по-твоему,  обличье?

- В  винной  лавке  по  обычью
Ты  вино  берёшь,  вкушая
Вкус!   Внимания  на  бочку
Обращаешь или нет?
Вот и весь тебе ответ,
А уму нужна обточка.

Похвалил тут  Ксанф раба.
Продавца под локоть взял:
- Сколько  стоит?

- Двух  не  взял,
А уродцу - похвальба?

Одного  из  двух  купи, 
И  в  придачу дам  Эзопа
Даром, меньше мне заботы!
- Нет.  Эзопа  уступи.

Говорит  торговец  так:
- Шестьдесят  монет  отдал
За  него,  как  покупал,
На  пятнадцать  съел. 
Чудак,
Больше  этого  не  надо.

Стыдно  было  продавцу,
Да  и Ксанфу-мудрецу.
Что  дать  сборщикам  в  награду?
Сам  Эзоп  изрёк:

- Я  продан!

Посмеялись  все,  кто  был.
Ксанф  налог  свой  заплатил.
И  пошли с  базара  в  город...



Часть 6  Знакомство  с женой  Ксанфа


Добрались  они  до  дома.
Ксанф  Эзопу  говорит:

- Как  увидит,  завопит
На  меня  жена  с  порога...
Напугаешь  ты  её,
Так  пойду,  предупрежу...

- Подкаблучник  ты,  гляжу!

- Да,  нелёгкое  житьё...

Входит  Ксанф  к  своей  жене:
- Ну,  порадуйся  немного,
Я  раба  купил  такого,
Что  помощником  тебе...
Всё  ты  раньше  обижалась, 
Что  служанок  приводил.
Вот  мужчину  и  купил
В  дом,  Не дорого достался,
Разве что… не  Аполлон!

- Ах, спасибо  всем  богам,
Сон  был в  руку...  Вот,  бальзам!
Я  мечтала  о  таком!

И  служанки  восхитились:
- Мужем  будет  мне, - одна,
- Нет,  моим!  -  Да  ты б  сперва
Посмотрела,  подивилась...

Тут же  ссориться  взялись,
А  жена  на  это  мужу:

- Где  подарок,  будет  нужен
Мне  сегодня, объявись!

Ксанф  на  это:  -  У  ворот,
Ждёт,  пока  не  позовут.
Воспитание  знать  тут...
Позовите,  пусть  войдёт...

И  служанка  побежала,
Дверь  раскрыла,  в  удивленье...
- Кто  здесь  раб?

- Я,  без  сомненья.

- Где ж  твой хвост!? – она  вскричала.

Догадался  вмиг  Эзоп,
Обзывают чёртом видно...

-  Что  ты,  девочка,  обидно,
Хвост  не  сзади  мой  растёт...
Вот  он,  спереди.
Она
Вводит  в  дом,  от смеха  тщится,
А  служанки...  ну  молиться:

-  Дьявол, явленный из сна?

И  жена  взглянуть  успела:
- Ну!  Хитер  ты,  муженёк...
Вот  пройдоха  из  пройдох,
Вот  философ,  эко дело!
Завести  жену  другую 
Ты  решил,  и  чтобы  я 
По  желанию  ушла?
Хорошо...  Не  затоскую!

- Что  же  ты, - наш  Ксанф  Эзопу, -
Там  болтал,  а  тут  стоишь,
Как  бревно,  и  всё  молчишь?
Что,  на  брань не знаешь  броду?

- А  зачем?  Да  пусть  идёт!
Знать,  туда ей  и  дорога.

- Глупый  раб, да  мне  подмога
От  тебя  нужна,  урод...
Я   люблю  её!
 
-  Ну,  да?
Смехом  тут  Эзоп  в  ответ, 
- Любишь  женщину? Поэт...
Знать, ты болен...
Ну тогда
Я  скажу,  коль  ты  велишь.

Вышел  он, ногою  топнул,
И  ладонями  прихлопнул:

- Что  ты,  женщина,  вопишь!
Коль  философ  у  жены
Подкаблучником  зовётся,
Что  мне  делать  остаётся,
Кроме  дерзостной  хулы...

Вот  пойду  да  расскажу,
Что  ничтожный  человек -
Ксанф,  позорящий  свой  век!
А  тебя...  я  научу.

Ты,  хозяйка,  как  уйдёт
Муж  по  делу,  так  раба
Прикупи,  красивей  льва,
Молодой  и  подойдёт.

Вмиг  жена: 
-  Зачем,  скажи?

А  Эзоп:
 -  Да  чтобы  он
Был  обучен  и  умён,
Да  искусен   был  во  лжи,
И  умел  бы  растирать
Твои ножки с огоньком,
Да  играл  с тобой  тайком,
Мужа чтоб не обижать...

Ты  б  глядела  да  желала
Одного  лишь  от  него,
Он  бы  дал  тебе  того,
А  молва б  потом  бежала...
Всё  про  мужа  твоего!
Про  позор  и  про  беду,
Что  от  женщины  ему!
Эврипид  сказал  давно:

«Нет  страшнее  гнева  моря,
Буйства  рек  и  наводненья,
Нет  ужаснее  плененья,
Где  огонь  бушует,  вздоря...

Страшен  рок  и  ада  мгла,
Ураганы, хворь, гробы,
Нет  ужасней  злой  судьбы...
Хуже  всех -  жена,  что  зла!»

И  притихла  вдруг  хозяйка,
Снова  мужу: 
-  Вот  напасть...
Нужно  сесть,  чтоб  не  упасть!
Вот  так  раб,  да  он  всезнайка!?

Ксанф  на  это: 
-  Не грусти,
Да  сама  не  попадись,
Обсмеёт,  так  берегись.

-  Я  смирилась,  Ксанф, прости...

- Ну,  Эзоп,  с  хозяйкой -  дружба.
Видишь? 
Тот  ему  на  это:
- Укротить  жену,  как  эта,
Очень  просто,  если  нужно...

- Ах,  разбойник! – Ксанф  ему...
Вновь  жена: 
-  Да будет вам,
Ум заметен по делам,
Растолкуй мне,  сон  к  чему?

- Сны, - Эзоп  на  это ей,  -
Не  всегда  точны,  запомни,
Даже  если  очень  скромны.
О  прошедшем  не  жалей...
Первый  сон  всегда  точнее,
Чем  второй,  другие  тоже.
Уповать  на  сны  негоже,
Будь  же  снов  своих  умнее.



РАЗГОВОР  С   ОГОРОДНИКОМ


Ксанф  Эзопа  похвалил, 
Видя  то,  что  он  умён,
Да  мешок  ему  вручил: 
-  За  продуктами  пойдём!

Овощей  нам  на  обед 
Нынче  надо  прикупить.
Огородник  -  мой  сосед, 
Может  цену  уступить…

И пошли до огорода.
А  навстречу  им сосед.
-  Собери-ка, друг, немного
Овощей нам на обед.
Ксанф ему. 
Тот нож  свой  взял, 
Срезал  разных  овощей,
И  большую  связку  дал 
Он  Эзопу:  -  Вот,  для  щей!

Ксанф  собрался  заплатить, 
Но  услышал  вдруг  слова:
- Ах,  Учитель,  одарить 
Лучше  словом,  -  голова!
 
Огород  мой  весь  не  стоит 
Даже  взгляда  твоего…
А  умишко-то  мой  стонет… 
Объясни  же,  для  чего
Днём  и  ночью  всё  я  маюсь, 
Всё  хочу  узнать  о  том,
Для  чего  же  я  стараюсь, 
Выгнув  спину  колесом…

А  меж  тем,  сорняк  растёт 
Лучше  овоща…  Пустяк?!
Хоть  забот  моих  не  ждёт, 
Благоденствует  сорняк!

Ксанф,  услышав  сей  вопрос, 
Не  нашёлся  что  сказать.
До  философа  дорос, 
Но  не  все ж  уму  понять…
 
И  ответил:  -  Провиденье, 
Что  божественным  зовём,
Всё  решает!  От  цветенья 
До  плода,  что  мы  жуём.

А  Эзоп  расхохотался...
- Надо  мной  ли  это  ты?  -
Ксанф  спросил,  хоть  и  сдержался, 
Зная  гневности тщеты.

- Нет!  Смеюсь  не  над  тобою, 
Над  учителем  твоим…
- Ах,  бездельник!  Головою 
Ты  заплатишь  нам  двоим!

Я  в  Афинах,  знай,  учился 
У  философов  великих.
Грех  тебе,  что  ты  забылся, 
Да  ругаешь  светлоликих.

- Как  же  мне  да  не  смеяться 
Над  твоею  чепухой?
Так  ведь может  оказаться, 
Что я  снова  нем,  глухой…
 
Ксанф  в  ответ:  -  Да  разве можно 
На  такой  вопрос  ответить?
Всё -  Природа!  Словом  сложно   
Суть  ответа  рассекретить…

Ксанф  растерянно  добавил: 
-  Речи...  не  для  огорода.
Философия  -  для  правил, 
Для  ума  и  для  народа.

А  Эзоп  ему  в  ответ: 
-  Так  позволь  же  мне  ответить!
- Отвечай,  пролей  нам  свет, 
Ты  -  наглец,  хочу  заметить!

Вновь  к  соседу  подошли: 
-  Вот  мой  раб,  спроси  его!
- Где ж  такого  испекли?  Это  чучело  чего,
Огорода  или  сада?  Что,  и  грамоте  обучен?
А  Эзоп  смеётся: 
-  Надо 
Быть  повежливее  чучел.
Эх,  несчастный  человек! 

-  Это  я  несчастный?  Я?

- Огородник  ты  навек,  огород - твоя  семья!
Так  чего  и  обижаться, 
Что  зовут  тебя  несчастным,
Говоришь  ведь,  что  стараться... 
Ты  приучен  ежечасно.

Говоришь  ведь,  что  узнать 
Ты  пытаешься  о  том,
Что  сорняк  растёт  подстать 
Тем,  что  ты  растишь  трудом...

Ты  сажаешь,  поливаешь, 
А  сорняк  растёт  быстрей,
Чем  всё  то,  что  ублажаешь 
И  лелеешь,  скарабей...

Так  послушай,  да  пойми 
То,  что  мучает  тебя,
И  ответ  порассмотри, 
Говорю  тебе  не  зря...

Словно  женщина  выходит 
Во  второй  раз  замуж,  но...
Уж  с  детьми  она  приходит, 
И  у  мужа  ртов  полно.

Ну,  а  разница  большая! 
Что  подарит  для  своих,
Что  же  тем,  кому  чужая, 
Хоть  полюбит  и  чужих?
 
Эти  -  кровные,  родные... 
Точно  так  же  и земля,
Твои  овощи  -  чужие... 
А  рожает...  для  себя.

Огородник  рот  раскрыл, 
Словно  что  сказать  хотел,
И  закрыл...  и  поостыл,
Благодарно  посмотрел...


 
...


Далее в книге
http://online.pubhtml5.com/ucdb/divb


Картина: ДИЕГО ВЕЛАСКЕС Эзоп. 1639-1640.


Музыкальная презентация Дня Эзопа - на Волшебном острове Эхо -
- http://sseas7.narod.ru/10.htm



***
http://online.pubhtml5.com/ucdb/cwny - Басни Эзопа и Эхо


Рецензии
Эзоп. Имя-то, конечно, слыхивала да особо-то ничего о нём не знала. Спасибо Автору за знакомство с Эзопом. Эзоп прям как немой народ, трудится, говорит на языке жестов, набирается опыта и мудрости, пока не откроет свой язык, свой жанр, свою красоту душу, прежде лишь глазами сиявшую…

Ирина Петал   05.08.2020 13:50     Заявить о нарушении
Благодарю, Ириночка.
Да-да, встреча с нимфой и одарила речью немого, как встреча с первой любовью...
Извините за поздний отклик, редко захожу сюда, ведь у Эзопа свой дом и на сайте -
http://sites.google.com/site/ezop2010/ и в келье форума...:)
Он идейный автор Галактического Ковчега.

Феано   12.08.2020 09:59   Заявить о нарушении
На это произведение написано 7 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.