Вы хочете споров-их есть у меня. Главы 1, 2

Вы хочете споров - их есть у меня, Или не формой единой.


ГЛАВА 1.   Составляющие искусства. Можно ли поэту не быть графоманом? Об ученичестве,
мастерстве и новаторстве.
---------------------------

В преамбуле к моей стихирской странице высказан тезис, уже успевший стать притчей во языцех: "Искусство - это форма". Можно выразиться точнее: "Искусство - это бесконечность, выраженная в конечной форме."
Всегда следует сначала разобраться с понятийным аппаратом. В данном случае основная проблема в том, что наше сознание склонно воспринимать слово "форма" неотъемлемо от традиционно присущих ему негативных  коннотаций.
Давайте разберёмся и сразу расставим точки над "i".

Две главные составляющие искусства - это:
1) профессиональная;
2) метафизическая.

Без владения в совершенстве профессиональными навыками ( например, для композитора это, как минимум, нотная грамота, сольфеджио,  знание законов мелодики и гармонии, правил композиции, и т.д.) не может идти речь не то что об искусстве, а вообще о серьёзном творчестве. Но сам по себе факт владения профессиональными навыками мастерства, каким бы виртуозным оно ни было, ещё не гарантирует потенциальной возможности создавать подлинные произведения искусства. Это лишь один из необходимых факторов, НЕ БОЛЕЕ ТОГО.
Далее же происходит вот что.

Связующим звеном между профессиональной и метафизической составляющими искусства. является СОБСТВЕННО ТВОРЧЕСКАЯ. И она вступает в диалектическое противоречие с профессиональной. Так как законы профессионального мастерства, как и любые законы,  есть некий диктат, они ортодоксальны, консервативны и незыблемы, а следовательно, не дают художнику двигаться вперёд, не отпускают его в свободное плавание, но, напротив, держат его на якоре, ограничивая предписанными рамками, обрекая на воспроизведение морально устарелых технологических схем.
Поэтому крайне важно понять вот что.
На начальной стадии, т.е. на  этапе становления, НА ЭТАПЕ УЧЕНИЧЕСТВА, который, само собой разумеется, совершенно необходим и без которого не обойтись никому - ни гению, ни сверхталанту, ни творческой единице какого бы то ни было масштаба, включая самые что ни на есть рядовые и малые - НИКАК НЕЛЬЗЯ ИЗБЕЖАТЬ ПРИОБЩЕНИЯ К ПРОФЕССИОНАЛЬНЫМ ЗНАНИЯМ И УМЕНИЯМ, т.е. навыкам. 
Не может быть дилетантов от искусства.
 В корне неверно противопоставлять в искусстве понятия "профессионал" и "любитель". Профессионал в искусстве - это КАК МИНИМУМ ЛЮБИТЕЛЬ, изначально и непременно любитель; профессионал в поэзии - это непременно, неизбежно, неотвратимо графоман, т.е. буквально - имеющий страсть, страстное влечение к писанию, сочинительству; страстно любящий писать. Понятия "профессионал" и "любитель" дружественны друг другу. ПРОТИВОСТОЯТ же ДРУГ ДРУГУ понятия "ПРОФЕССИОНАЛ" и "ПРОФАН".
Профессиональное невежество недопустимо. Оно порождает профанацию искусства.

А вот когда профессиональный уровень МАСТЕРСТВА наконец  достигнут (а профессиональный уровень в искусстве - это вовсе не высший, а лишь начальный, МИНИМАЛЬНО  необходимый) - тогда художник может - имеет право - ибо он его ЗАСЛУЖИЛ - рушить существующие каноны и правила, предписываемые законами ремесла. Ибо подлинное ТВОРЧЕСТВО - это всегда НОВАТОРСТВО, а любое новаторство по определению находится в непримиримом противоречии с какими бы то ни было уже существующими на данный момент правилами.

Поэтому любой поэт - если он действительно поэт - это КАК МИНИМУМ  профессионал. Кем бы он при этом ни работал (кочегаром ли, врачом ли на "Скорой помощи" или инженером-гидравликом) и абсолютно вне зависимости от того, получил ли он за всю свою жизнь хотя бы копейку за свой литературный труд.
Но далеко не каждый поэт, даже очень неплохой поэт, является творЯнином.

ТВОРЯНИН - это несопоставимо более высокий уровень в искусстве - на несколько порядков выше, нежели просто мастер. Творянин - это новатор. Не вписываясь ни в один существующий формат - знакомый, понятный, апробированный, адаптированный - он становится родоначальником нового формата.
Он рушит правила и законы и устанавливает свои собственные. Но не потому, что он чего-то не знает, чего-то не изучил, а именно потому что он знает их досконально и уровень его компетенции не подлежит сомнению, вследствие чего - при наличии изначального, природного таланта (или назовём его предрасположенностью) - неизбежно наступает момент, когда он ПЕРЕРАСТАЕТ эти правила. Ведь любые технологические правила (и в сфере искусства в том числе) устанавливаются людьми, а никто из людей не является истиной в последней инстанции.
Иначе искусство (поэзия в том числе) выродилось бы. Здесь, как и в космосе, как и в социуме, действуют алгоритмы энтропии.

Творянин - творит: СВОЙ язык, свою стилистику, свою лексику, свой синтаксис, свою пунктуацию, свои падежные согласования, свои ударения - свою ФОРМУ. Поэтому подходить к нему с общими, традиционными семантическими или корректорскими мерками, пытаясь загнать его в прокрустово ложе общих норм - значит не только проявлять узколобость, но и в корне не понимать глубинного значения такого понятия как ТВОРЧЕСТВО, творчество как таковое.
Его "ошибки" - это не ошибки, не следствие невежества, недоработки или небрежности. Это - следы , сопутствующие выходу в иное измерение; это его новаторская вербальная стихия, его микрокосм.

Итак, моя мысль:
а) понятие "творчество" находится в противоречии с понятием "мастерство" (если понимать мастерство как узкий профессионализм); но феномен искусства представляет собой неразделимое диалектическое единство этих понятий;
б) творчество - понятие несоизмеримо более высокое и самоценное в искусстве, нежели просто профессиональное мастерство;
в) право на авторское творчество даёт лишь профессиональная компетенция в данной области;
г) на определённом этапе, когда исчерпал себя период ученичества (становления), при изначальном наличии таланта, мастер  вырастает из коротких штанишек системы правил (установленных до него) и начинает рушить их и создавать свои;
д) это происходит далеко не с каждым поэтом, а лишь с творянином;
е) это вовсе не означает, что он перестаёт учиться и останавливается в своём развитии, а означает лишь то, что его УЧЕНИЧЕСТВО перешло на новый уровень и он становится учеником неких неизвестных нам и непостижимых нами высших субстанций, имеющих метафизическую сущность.

Вот мы и подошли к самому, пожалуй, интересному, ибо у  читателя наверняка уже давно назрел вопрос: "Позвольте, так как же быть с пресловутой формой, и как она всё-таки соотносится с содержанием?"

Об этом - в следующей главе.

 

 
ГЛАВА 2. Не так страшен чёрт, как его малюют.
--------------------------------------------------------

В Стихире постоянно приходится сталкиваться в основном с двумя наиболее часто встречающимися парадигмами восприятия поэзии. Одна - "классицистическая", т.е. подразумевающая приоритет мысли, разума, интеллекта. Другую можно условно назвать "романтической", или чувствоцентричной, когда приоритетны эмоции ("душа"). *
С уверенностью можно сказать, что и для того, и для другого данных дискурсов - в дихотомии содержание/форма доминантой является СОДЕРЖАНИЕ.

"Классицистическая" концепция следующая:
 образы в поэзии НЕ должны противоречить логике здравого смысла привычного нам мира,  они должны быть рационально объяснимы;
содержательно образы эти не самоценны, т.к. в стихотворении должна непременно присутствовать идея, и более того - сверхидея;
композиционно стихотворение должно быть структурировано соответственно определённой тематической логике.

"Романтическая" концепция: эмоции и чувства в поэзии самоценны; среди чувств главное - любовь, о любви писать и надо, причём как можно более непосредственно и эмоционально: в идеале - "на разрыв аорты", в дионисийском ключе.

Я считаю и ту, и другую концепции несостоятельными. Объясню почему

Как известно, основная функция искусства - эстетическая, а вовсе не нравственная, не воспитательная и не просветительская. Следовательно, именно ЭСТЕТИЧЕСКОЕ  впечатление (а не идея, не логика, не здравый смысл, не интеллектуальная составляющая) является в восприятии произведения искусства САМОЦЕННЫМ.
Поэтическое произведение не должно восприниматься логически. Оно подразумевает ПРАВОПОЛУШАРНОЕ,  т.е. образное, иррациональное восприятие - СИНТЕТИЧЕСКОЕ (не детализированное, а цельное).

Именно в этом - существеннейшее ОТЛИЧИЕ ПОЭЗИИ ОТ ПРОЗЫ.

Открывая шлюзы ЧУВСТВУ (по выражению многих стихирян - "в терапевтических целях", т.е. подчиняясь спасительному инстинкту самосохранения, делая себе "стихотворное кровопускание"), мы попадаем в сложную систему непрямых зеркал, где на выходе оказывается уже не то, что на входе. Преломлённое, условное отражение действительности - это и есть ОБРАЗ.

Любое искусство подразумевает владение его УСЛОВНЫМ ЯЗЫКОМ. Входя на его территорию, мы сразу оказываемся, как  Сталкер в Зоне, - в другом измерении, где действуют СВОИ ЗАКОНЫ, отличные от обычных, знакомых нам законов материального мира.

Чем условнее искусство - тем сложнее его язык. Мало кому пришло бы в голову утверждать, что, например, в балете - самом условном из всех искусств - содержание (то есть "О ЧЁМ?") важнее формы (то есть "КАК?"). Это просто противоречило бы здравому смыслу. То же самое в музыке. Абстрактная живопись, пусть с трудом, но всё же пробила себе дорогу. Почему же так отчаянно сопротивляется данному тезису:"форма в искусстве ("КАК?") приоритетна над содержанием" ("О ЧЁМ?") - традиция восприятия ПОЭЗИИ?

Да потому, что литература - это ПОЛУискусство. И его материал, и его инструмент - СЛОВО, а слово  подразумевает мысль, сЕму, интеллектуальную (понятийную) составляющую, которая доминантна по отношению к эстетической (образной) составляющей слова. В этом его отличие от цвета (живопись), линии (графика), нотного звука, тона (музыка), пластики (балет) и т.д.

Понятно, что литература делится на художественную и нехудожественную (научную, научно-популярную, научно-техническую, non-fiction и т.д.), и что нехудожественная к искусству вообще никакого отношения не имеет. Художественная же, в свою очередь, делится на прозу и поэзию.
Говоря "литература - это ПОЛУискусство" - я подразумеваю именно  х у д о ж е с т в е н н у ю   ПРОЗУ, где приоритетным, безусловно, является СОДЕРЖАНИЕ.
И именно это - ГЛАВНОЕ ОТЛИЧИЕ ПОЭЗИИ ОТ ПРОЗЫ.

Итак, сущностный водораздел между прозой и поэзией лежит именно по линии этой дихотомии: "СОДЕРЖАНИЕ / ФОРМА".

Поэзия - даже с точки зрения своей АРХИТЕКТОНИКИ куда более условна, т.е. переводит, трансформирует спонтанную речевую стихию в несвойственную ей РИТМИЧЕСКИ ОРГАНИЗОВАННУЮ систему, структурирует её. Уже это символически обозначает переход в другую систему координат.

"Прозаическое" мировосприятие в обыденном сознании подразумевается как "оперирующее категориями здравого смысла", "ориентированное на получение конкретной ИНФОРМАЦИИ".

90 % времени человеческий мозг работает в ЛЕВОПОЛУШАРНОМ  - понятийном, логическом - РАЦИОНАЛЬНОМ режиме, т.е., иначе говоря, - в режиме "прозаическом" (аналитика - систематика).
И лишь оставшиеся 10 % приходятся на деятельность мозга в режиме ПРАВОПОЛУШАРНОМ - режиме художественно-образного,  синтетического мышления, осуществляющего попытки  ИРРАЦИОНАЛЬНОГО постижения мира, что предполагает переход в изменённое состояние сознания, как, например, при медитациях (отсюда и термин - "медитативная лирика", т.е., собственно говоря, "лирика в чистом виде").

Он спал, и Офелия снилась ему
В болотных огнях, в подвенечном дыму.

Она музыкальной спиралью плыла,
Как сон, отражали её зеркала,

Как нимб, окружали её светляки,
Как лес, вырастали за ней васильки...

...Как  просто страдать! Можно душу отдать
И всё-таки сна не уметь передать.
И зная, что гибель стоит за плечом,
Грустить ни о ком, мечтать ни о чём... (Г. Иванов)

 
Понятно, что поэтическое мироощущение предполагает, таким образом, изначальную АБЕРРАЦИЮ восприятия обыденных вещей, смещение и искажение привычных нам в обыденности логических связей.
РВУТСЯ ЦЕПИ ПРИЧИННОСТИ.
Мозг входит в режим ИМПРОВИЗАЦИОННОГО СУЩЕСТВОВАНИЯ, не зная, что он "выкинет" в следующий миг.
В вербальных аналогах это может проявляться, например, в том, что логика предыдущего предложения НЕ СТЫКУЕТСЯ с логикой следующего, и т.п.
 
ПОЭЗИЯ - ЭТО ИСКУССТВО ПРЫГАТЬ БЕЗ ЛОНЖЕЙ.

Она предполагает метафизические темы; сочетание несочетаемых вещей. Поэзия - это ОТКАЗ ОТ ПОНЯТИЙНОЙ СИСТЕМЫ МЫШЛЕНИЯ.

Не понимая этого, дилетанты предъявляют примерно такие претензии:
"Почитал несколько Ваших стихов. Что то не стыкуются они с Вашей фразой: "В искусстве надо либо быть гением, либо вообще не быть". Я считаю, что фр. обороты должны быть объяснимы или хотя бы подчиняться каким либо законам. "На вешалке забыли ветер"
Ветер волна (не материя) и его нельзя поставить, спрятать итд. Я нашёл в Ваших стихах много необъяснимого, отсутствие последовательности, композиции, а в некоторых просто бессмыслица. Я чесно пытался понять Ваше творчество, но безрезультатно." Андр Кондаков, рецензия на моё стихотворение "Сквозняк" (из цикла "РОЗА ВЕТРОВ").
(СОХРАНЕНЫ ОРФОГРАФИЯ И ПУНКТУАЦИЯ РЕЦЕНЗЕНТА).
Именно типологические признаки поэзии раздражённый рецензент перечисляет как недостатки.


ПОЭЗИЯ СРОДНИ СНАМ. Сны - это наше бессознательное творчество, бессознательный поиск. Мандельштам называл поэзию "блуждающими снами" ("Я получил блаженное наследство...")


Вот тут и встаёт вопрос: ЧТО ЕСТЬ СОДЕРЖАНИЕ ПОЭЗИИ?

Что есть содержание снов?
Понятно, что его не может НЕ быть. Но, с другой стороны, понятно, что оно не может быть абсолютно постижимо в нашем "трёхмерном измерении".

Можно сказать, что поэзия - это ПОПЫТКА ДЕЗАВУИРОВАТЬ АБСУРД, СБИТОСТЬ СМЫСЛОВ.
Ум слагает полномочия, когда подходит к чему-то ПЕРВИЧНОМУ, находящемуся в "нулевой ситуации", т.к. в знаках воспроизведения невозможно описать нечто непознанное, НЕИЗВЕСТНОЕ В СИСТЕМЕ ПОНЯТИЙ.


ТВОРЧЕСКОЕ СОСТОЯНИЕ МИРА - ЭТО И ЕСТЬ НУЛЕВАЯ СИТУАЦИЯ.

Абсурд - это изнанка смысла, смысловой сбой, провал смысла. Это некое ЗАВИСАНИЕ.
Абсурд ПРЕДШЕСТВУЕТ смыслу,  приемля риск двинуться в неизвестном направлении, в бессмыслицу - в надежде, что смысл появится ПОТОМ, когда прорвёшься сквозь бессмыслицу, преодолеешь её.
Мысль - это некая превозмогающая его инстанция.
Абсурд имеет чувственное расширение, чувственное по отношению к возможности осмысления.
Как писал Л.Леви-Брюль, текст можно наделить смыслом в СПОНТАННОМ ПОТОКЕ РАСФОКУСИРОВАННОГО ВООБРАЖЕНИЯ,  В ПОТОКЕ ГРЁЗ, странных ФАНТАЗМОВ.

Собственно говоря, ПОЭЗИЯ - ЭТО и есть ПОТОК ФАНТАЗМОВ.

На этапе РЕАЛИЗАЦИИ СМЫСЛА он весь ВОПЛОЩАЕТСЯ в ФОРМУ.

Собственно говоря, что есть ИСКУССТВО?
Оно есть не что иное как непредсказуемость, обман ожидания, обеспечивающий эффект ВЗРЫВА, выплеск энергии равный выбросу в мир новой жизни.

Только СОСТОЯТЕЛЬНОСТЬ ФОРМЫ даёт любой старой как мир мысли, любому старому как мир чувству новую жизнь, реинкарнируя её (его) В НОВОМ ТЕЛЕ.

Очевидно, так же в наш материальный мир приходят - возвращаются - вовсе не новые, а всё те же и те же души, но в новых телах.


В следующей главе мы поговорим о соотношении ТВОРЧЕСКОГО НОВАТОРСТВА и культурологических АРХЕТИПОВ.
*
 Что касается приоритета "души" в условно "романтической", или чувствоцентричной парадигме восприятия поэзии - я здесь говорю НЕ о косноязычных безграмотных пэтэушниках, элементарно не знакомых ни с русским языком, ни с правилами стихосложения - и кропающих свои каракульки "ДУШОЙ", то бишь "корявым языком комбата".
О них я исчерпывающе высказалась в преамбуле на своей странице и более возвращаться к этой теме не буду.


**********************************

ПРОДОЛЖЕНИЕ  ЗДЕСЬ:

Гл. III. http://www.stihi.ru/2012/02/26/1568
Гл. IV. http://www.stihi.ru/2012/03/19/8182
Гл. V. http://www.stihi.ru/2012/03/21/4863


 


 


Рецензии
О, а ведь и у меня в одном давнем рассказе откровенно выводятся именно эти архетипы - Евы и Лилит...

http://www.proza.ru/2008/10/03/392

Даниэль Посадски   23.03.2020 10:00     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 74 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.