Когда на глубине глухих рыданий ночь...

                *   *   *

Когда на глубине глухих рыданий - ночь
И плавится внутри слезы благоуханье,
Мне этой тишины уже не превозмочь -
Стоять - смотреть в окно, прервав игру дыханья.

И ощущать себя, подобно кораблю,
Летящему в ночах - на айсберговы-суши
Но вот беда одна - я плакать не люблю
И потому сейчас - мне час - обет нарушить.

Когда роняет грусть, в сердцах, свои цветы
На сад моей души слепой, благой и нервной,
Когда разведены тугих небес мосты  -
Всё кажется опять - бездонным и безмерным.

В тот час, когда навзрыд - заполнен тяжкий миг
Нелепой немотой призыва постоянства,
В тот миг, когда слегка неясен луч и блик,
И кажется - насквозь сиреневым - пространство,

В тот самый неземной и злой момент ночи,
Когда замедлен звук и поворот минуты,
Я вижу, как скользит наплыв сырой свечи
И плавны кружева отчаянья и смуты,

Я слышу только тишь и шепот стрелок-псов,
Отсчиты - вающих  - назад - мои потери,
И слабый  гомон чьих-то - дальних голосов,
Идущий из - слегка прикрытой в небе, двери.

И мне не страшен их нездешний, низкий тембр,
Энергия извне прочна и постоянна,
Мне снится день и ночь как бег угрюмых зебр,
Как черно-белый свет, чья помесь осиянна.

Я слышу гомон тех, кто наг и невесом
Весь мир смертей зажат в одной, свободной ноте,
Быть может там и есть тот настоящий дом,
Смотри, как ярок луч в небрежном повороте.

Они уже давно не знают боли слов
И прикасанья той  - грязи в ночи -  плакатной -
Они достигли дна и звона куполов
И мы для них уже - цветные сверху - пятна.

Хотя еще в ночи слепой мне жить да жить
И пить вино любви Одной - и быть им пьяной,
Хотя ещё слегка творить, творить, творить
Мне за полночь стихи - в момент святой нирваны,

Хотя еще мне петь и разжигать костры
И жечь порочных книг - тупую насквозь - мякоть,
Хотя еще мне  лун и звезд концы остры -
И  в ночь одной стоять - в окне - и молча плакать.

Я вижу круг теней, за мутным, в мрак, стеклом
Их силуэты  - за - и  видны еле-еле,
Они смогли забыть уже как - в ночь -  влекло
Их, мертвое на вид, пространство колыбели.

Они уже опять забыли вкус слезы
И в горле ком, как бред - бесплотностью хранимы,
Вся истина для нас - для них уже азы,
Вся наша даль и боль - для них лишь Херувимы.

Я вижу, как они вновь носят ткань огня,
Тончайшую как свет, жемчужно-голубую,
Я чувствую спиной, как жалко им меня,
Стоящую, в окно смотрящую - живую.

Хотя найти слова не просто - небесам
И далеко идти до смерти поворота,
Я знаю, что они - живые тоже - Там
И настоящий Мир - он Там, а здесь - работа.

Как не понятна им теперь моя печаль,
Забытая для них - в иных уже исканьях,
Как не прочна на глаз - ночи сквозной - вуаль,
И тело, что молчит, зажатое в рыданьях.

На выдохе ночном февральской белизны
Стоит молчанья храм в слезах пустых, напрасных
И предрекает высь и чувственные сны,
Где можно побывать в мирах иных - контрастных.

И побыстрее вновь мне хочется уснуть
Уйти в живое - в сон - в его слои -  волокна,
Но - надо же чуть-чуть оплакать что-нибудь,
Хотя бы этот стих про ночь, печаль и окна.


Рецензии
Трудная тема! Чтобы стать философом, надо победить страх.
Понравилось.
С Уважением,

Виктор Осыка   09.11.2019 16:43     Заявить о нарушении
Рекомендую, если найдете время:http://stihi.ru/2019/10/13/3360

Виктор Осыка   09.11.2019 16:45   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.