Колыбельная для него

 
               
                Баю-баюшки-баю…
                Мальчик, я тебя пою!

1
Ласкают
твои волосы звёзды –
серебро двойное!
С кем, мальчик,
засыпаешь, бесслёзный?
Без меня? Со мною?

Не плачешь,
в расстоянья не веришь,
в расставанья тоже.
А веришь
только в то, что быть две лишь
половинки может…

Для третьих
наши сны – сумасбродны,
чудеса тем паче!
Единство
это, мальчик, угодно
Богу, не иначе!

Так спи же
с Богом в сердце и в звёздах,
в серебре кудрей ты…
Пусть снятся
океаны, и воздух,
доносящий флейтой

Колыбельную мою,
что Любовью в вечность лью…
Мальчик! Так тебя пою!
Баю-баюшки-баю…


2
Юг и север – везде,
куда ни шагнёшь.
А меж нашими югом и севером –
океан: по воде
плывущая ложь –
не-признания, сирые, серые…

Говоришь: «Не люблю!»
Но верю едва ль!
Видно, «не» – часть тебя, столь привычная…
Не спешишь кораблю
(миражна, мол, даль!)
вверить курс ты на счастье обычное…

И плывут эти «не»
одно за другим –
цепь-поток между югом и севером…
И моей глубине
не слиться с твоим
кораблём – с парусами… но серыми.


3
Баю-баюшки-баю…
Мальчик, я тебя пою,
шью, рисую, и леплю,
и люблю, когда не сплю,
и когда я сплю, люблю,
и всю нежность отдаю!
Баю-баюшки-баю…

Мчится ветер за тобой,
плещет вслед тебе прибой…
Это я, мой мальчик, – знай! –
с ледяным осколком Кай…
Плачет Герда: «Засыпай!
И, быть может, лёд простой
обернётся в снах водой!»

Баю-баюшки-баю…
Мальчик! Стыну на краю,
на свинцовом! Глубока
пропасть… Где твоя рука,
что отнимет от виска
руку твёрдую мою?
Баю-баюшки-баю…

Мчится память за тобой,
сердце плещет вслед тоской…
Это я, мой бедный Кай,
умоляю лёд: «Растай!»
Спи, мой мальчик, засыпай.
И, быть может, ледяной
встречусь в снах твоих с тобой…

Баю-баюшки-баю…
Ты не слушай, что пою,
а послушай, как люблю,
как всю жизнь свою стелю
пред тобою, как не сплю
и всю нежность отдаю!
Баю-баюшки-баю…


4
Может быть, пока не спишь,
Нам поговорить?
Знаешь, милый мой малыш,
Очень трудно жить

Во дворце, где всё со льдом:
Чай, вино, кровать,
Зеркала… В дому таком
Проще умирать!

Жить же лучше в шалаше,
Иль совсем без крыш,
Без дверей, но где душе
Так тепло, малыш!

Нет, не нужно слов о том…
Лучше спи, а я
Унесу тебя тайком
В чудные края,

Где от солнечных лучей,
Юны и мудры,
Рассмеёмся – без речей –
Смехом детворы!

Где коснёмся губ пыльцой
Нежности, и вмиг
Обернёт своё лицо
Лилией – тростник!

Где шепнём: «Люблю навек!»
Или не шепнём,
Но вовек не впустим снег
В самый тёплый дом,

В наш с тобою дом, малыш, –
Доброй сказки свет…
Спи! Пока же ты не спишь,
Этой сказки нет.


5
Обмани! Обмани… Не меня, а разлуку слепую,
Что закрыла глаза на единство двух любящих душ!
И пройди сквозь неё, не в обход – по прямой, коль прямую
Начертала Судьба. Ты её чертежей не разрушь!

А разлука, она не заметит манёвра такого,
Ожидая всего, кроме смелости шага вперёд.
Ты пройди сквозь неё, и войди в не подложное слово –
В то, что храмом тебя за спиною разлуки той ждёт!

Так обман может стать самой искренней истины жаждой.
Лишь бы не был ты слеп и умел понимать чертежи.
Обмани! Не меня, не Судьбу, а разлуку однажды!
И из слова «Люблю» мне божественный храм покажи…


6
Мальчик, что же ты не спишь,
хоть пою я и пою:
«Баюшки-баю»?
Может, думаешь о том,
что утопит океан
твой фрегат из ран,
из седин твоих, малыш,
из потерь твоих, из слёз
и метаморфоз,
и воздастся вряд ли дном
за попытку плыть на свет
через сотни бед?

Мальчик, что же плачешь ты?
Твой фрегат в пути давно,
и бессильно дно!
А слезу твою утру
я, как только паруса
вспыхнут в небесах!
Встану я у той черты,
где ни штормы не страшны,
ни плохие сны,
и поймаю поутру –
лишь блеснёт тобой заря –
счастья якоря!

Мальчик… Маленький… Малыш…
Что же ты не спишь?


7
Убаюкиваю боль… Убаюкаю!
Коль убить её совсем не получится,
Коль бессилен сам Господь пред разлукою
И не знает, чем помочь, чтоб не мучиться…

Убаюкаю мечту, чтоб покорною
Праздной серости была, бессловесною,
Чтоб несбыточностью и комом горло мне
Не душила, не звала в даль небесную…

Убаюкаю Любовь… Только можно ли?
Не сомкнёт очей, хотя б на мгновение!
Не бессонница то, просто так сложно ей
Отпускать в неправду из откровения!

Убаюкаю тебя – в сердце раненном,
Чтоб не слышать даже, как дышишь ровно ты…
Но проснёшься ведь, едва утром ранним я
Болью старой за плечо буду тронута!

Убаюкиваю боль… Да не спится ей…


8
Надежда выкроит крыла
для полуслов и полу-фраз,
что вьюга в душах замела
молчаньем до весны…
Спадут снега – и долетят
не половинчаты до нас,
а цельны и, как снегопад,
безудержно честны!

Даст Бог, не будет вьюг весной,
а у надежды хватит сил
быть самой лучшею швеёй
для самых лучших слов!
Спадёт молчанье – будет петь
капелью нежность!  С парой крыл!
Даст Бог, не разойдётся впредь
их самый лучший шов:

«ЛЮБЛЮ!»


9
А давай начнём сначала?
Не было ни зим, ни лет,
Ни женитьб, замужеств, бед…
Ничего! Лишь у причала
Ждёт тебя Ассоль, мой Грэй…
Приплывай скорей!

Паруса твои – как алость
Губ нетронутых моих!
Их касался только стих…
Нет, ещё к ним прикасалась
О тебе мечта, мой Грэй…
Приплывай скорей!

Ты меня услышишь! То бишь,
Поведёшь фрегат смелей
Через штормы всех морей,
Океанов… Но утонешь
Ты в глазах моих, мой Грэй!
Приплывай скорей…

Ты услышишь – за словами! –
Всю забывчивость мою:
Я забуду, что стою
Не девчонкой – с волосами,
Что снегов белей, мой Грэй…
Приплывай скорей!

Я забуду, как хотелось
В море броситься порой,
Чтоб навек укрыть волной
Всю тоску, в которой пелось
О тебе одном, мой Грэй…
Приплывай скорей!

Я забуду то, как Вечность
Не расслышал ты душой
И отправился в большой
Путь за малым, за конечным –
В путь за бренностью, мой Грэй!
Приплывай скорей…

И давай начнём сначала:
Не было ни глухоты,
Ни времён, ни суеты…
Лишь Любовь! И у причала
Ждёт тебя Ассоль, мой Грэй…
Приплывай скорей!


10
Вот рассвет уже алеет…
Не сомкнул ты глаз!
Ты не спишь, а я болею.
Но не боль свою лелею,
а мечту…

Доплыви ко мне морями
синими сейчас!
Облаками! Письменами!
Напиши, малыш, глазами…
Я прочту!

Сотвори стихотворенье
из звезды в душе!
И зажгись в нём откровеньем –
за меня благодареньем
Небесам…

От меня, малыш, не скроешь
никогда уже,
что не спишь ты оттого лишь,
что боишься: вдруг позволишь
сбыться снам?!

Но не бойся! Будет даже
лучше, чем во сне!
Простынёю море ляжет,
и спадёт в ажиотаже
шторма спесь…

Мир увидеть пожелает,
как тебе и мне
Небеса вдруг открывают
то, что люди называют
счастьем здесь!

Будет так. Не бойся яви –
в ней спасенье лишь!
Коли звёзды засияли
в ранах, что досель зияли, –
загадай:

пусть Любовь тебе приснится!
А потом, малыш,
перейдёт она границу
сна… Так пусть же тебе спится!
Ба-ю-бай…


11
Сегодня – я пою тебя. А завтра
Не петь тебя я буду, а кричать!
Сорвав с души секретную печать
И вскрыв её безумие. На завтрак,
И на обед, на ужин – будет крик.
Но только Бог меня услышит, видно,
Когда я по ступеням пирамидным
Моей Любви – взойду на самый пик
И закричу: «Услышь: Я – ты! Прими же
Меня как часть души своей! Не рань!
А положи Любовь мою на длань
И ощути: нет места ей ни ниже,
Ни выше. Потому что место ей –
В тебе! На все века! На все пространства!
На всех возможных жизней постоянство
И неизменность вечную смертей!»
Я закричу. На пике. От безумья.
От жара, что сожжёт мне кровь в мозгу.
И – пошатнусь. Увидеть не смогу
Я знак, когда Господь пошлёт грозу мне
И ливень… Не омоюсь я!  В пыли
Моей тоски, вода – как слёзы свыше.
И, может быть, тогда ответишь: «Слышу!»
Но мне – слетевшей с пика.… И с земли.


12
Если я вдруг умру, мальчик, кто тебе станет
Колыбельные петь так, как я их пою?
Кто коснётся плеча и ладони устами?
Кто заменит безумную душу мою?
Ты ведь любишь её! Что безумье двойное
Есть, наверное, мальчик… Согласен со мною?

Если я вдруг умру, мальчик, кто тебе будет
Через тысячи лье посылать письмена?
Кто словами зажжёт и внезапно остудит,
Иль введёт в заблуждение: мир? иль война?
Ты ведь любишь игру! А игрою такою
Кто, как я, овладеет? Согласен со мною?

Мальчик, если умру, над твоею печалью 
Кто сумеет не думать, а руку подать
И тебя рассмешить, и налить тебе чаю,
Или что-то покрепче, мужчине подстать?
Ты ведь любишь весёлость! Когда не смешно и
Очень больно бывает… Согласен со мною?

Если я вдруг умру, мальчик, кто не споткнётся
О твоё равнодушье и нрав твой крутой?
Кто, как я, спрятав слёзы, тебе улыбнётся
И тихонько уйдёт, не нарушив покой?
Ты ведь любишь покой! Потому что в покое
Тебе пишется лучше… Согласен со мною?

Если я вдруг умру, мальчик, мысли подспудной
Не возникнет ли, что я тебя не люблю?
Но как раз от Любви умереть мне нетрудно.
Я умру. Но сначала тебе постелю…
Ты ведь любишь свой сон!  Не со мной, так с другою…
Разве это так важно? Согласен со мною?

Если я вдруг умру, мальчик… Впрочем, не если.
Я уже умираю. Так карта легла.
Только кто тебе, мальчик, споёт мои песни
Так, чтоб ты не поверил, что я умерла?
Ты ведь любишь не верить! Но, веру пиная,
Как меня… меня любишь. Согласен ты. Знаю.


13
Говори со мною, мальчик, говори!
Пусть летит твой голос через города,
Через страны… Расскажи про янтари,
Что в глазах твоих не меркнут никогда, 
Про июли расскажи, про январи,
Про жару в твоей душе и холода…

Говори со мною, маленький, прошу!
Пусть разрубит голос крепкую петлю,
Что на шее с давних пор я всё ношу,
Да сама её никак не разрублю…
Не грешу, поверь, но просто не решу:
То ли жизнь я, то ли смерть сильней люблю.

Говори же, мой хороший, не молчи,
Коль не спишь. Пусть голос трепетно прильнёт,
Поцелует, и подарит мне ключи
От желанья жить и жить, что плавит лёд
И огнём неугасающей свечи
Оживляет всё и всех, кто света ждёт!

Говори, малыш... О чём – не важно мне.
Лишь бы голос твой, как жизнь моя, звучал...
Понесёт меня он к северной стране,
Где оставила начало всех начал!
То Любовь моя, малыш… Но разве не
Знаешь, что(!) всю жизнь мою ты означал?

Всё ты знаешь, мой желанный, но молчишь,
Чувство в слово переплавить не спеша…
Но хоть слово! Хоть одно! Скажи!… Но спишь
Ты, наверное, давно… Знать, хороша
Колыбельная, любимый мой малыш,
Что не я тебе пропела, а Душа…
 

14
Дорога моя 
ведёт не в Рим,
в иное место:
под купол, где мы
с тобой стоим –
жених с невестой!

Дорога моя
длинна, как год,
иль как столетье…
Иль, может быть, нет
под купол тот
дорог, ответь мне?

Мелькают года,
века, а мы
найти не можем
тропу, что ведёт
из вечной тьмы
под купол Божий…

Блуждаем вокруг,
иль по прямой
идём, но мимо.
То я не с тобой,
то ты с другой,
хоть нелюбимой…

Дорога моя
твоей сродни –
им пересечься!
Я веру храню.
И ты храни!
Не смей отвлечься

на путь суеты,
где много встреч
с фальшивой речью…
А купол в душе
не уберечь –
не уберечь нам

Любовь, что нам Бог
вручил в тот час,
когда был создан
немеркнущий свет,
зовущий нас
под купол звёздный!

А значит, с тобой
давно стоим
у Алтаря мы…
И наши пути
ведут не в Рим,
а к Богу – прямо!


15
Ангел! Нежный мой! Красивый!
Бело-кудрый! Бело-кожий!
Что за чудо! Что за диво!
Что за радость, правый Боже!

В облаках тебя качая,
Этой радостью венчаю
Жизнь, с твоей – мою!
Баюшки-ба-ю…

Ангел мой, поспи немного,
И о будущем не думай,
А на прошлого дорогу
Не взирай ты так угрюмо!

Всё тобою величая,
Все дороги я венчаю
С настоя-ще-ю!
Баюшки-ба-ю…

Ангел, нет тебя дороже
Никого! Поверь мне, милый.
Что за счастье, правый Боже,
Жизнь нежданно подарила!

Счастье вечности вручая,
Я Любовь с тобой венчаю!
И тебя – ПОЮ!

Ба-юш-ки-ба-ю…



*********

Март 2009


Рецензии
Да. Спасибо. ))

Маргарита Крымская   05.11.2015 14:13   Заявить о нарушении
На это произведение написано 6 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.