Березка 4. Глава 2. Царица праздника

ГЛАВА ВТОРАЯ

ЦАРИЦА ПРАЗДНИКА

Вскоре гномы, фея и Фырк сидели в подземелье за столом.
- Даже не могу представить, кто бы это могла быть, - уже в который раз повторяла Голубая Капелька. – Надо посмотреть в волшебных книгах. Но будет лучше, если мы на помощь позовем и Утреннюю Росу, и Берёзовую Серёжку.
- Но как их нам разыскать? Где они могут быть сейчас? - почесал затылок Топаз.
- Все гораздо легче, чем вы думаете, - впервые улыбнулась Голубая Капелька. – Как раз сегодня вечером должен состояться большой праздник фей. Там  будут и Утренняя Роса, и Берёзовая Серёжка, и многие другие мои подруги. Может, и они смогут нам чем-то помочь.
Не забывайте, что на таких торжествах каждой фее хочется показать новые волшебства, что-то особенное, и к этому задолго готовятся, читают много волшебных книг. Так что, нам надо набраться терпения и подождать до вечера.
- А где должен проходить праздник? - приободрившись, поинтересовался Топаз.
- На том берегу озера есть прекрасный кленовый лес, - улыбнулась Голубая Капелька. – А в нем – огромная поляна, покрытая изумрудной травой. Вот там и состоится праздник.
- То-то же я утром вспоминал нашу летающую карету, - усмехнулся Топаз. – Надо пойти и тщательно проверить, все ли на ней в порядке. Ещё раз внимательно просмотреть каждое крыло, и главное, чтобы ничего не было повреждено жуками.
- Я пойду с тобой, - приблизился к брату Агат. – Вдвоем мы всё гораздо быстрее сделаем.

***
- Кажется,  карета в порядке и ничего не повреждено, - войдя в комнату, обратился к фее Топаз. – Надеюсь, что она нас не подведет, и мы не упадем в озеро.
- А меня возьмете с собой? - просопел Фырк. – Обещаю, что буду вести себя послушно.
- Как нам лететь без тебя? - рассмеялся Агат. – Ты же – главный герой. И почему всё, что случается, начинается с тебя?.. То первым Колючую Ветку увидел, то Тартуха, а сейчас этот – непонятный ураган. Признавайся, ёжик, отчего так получается?
При напоминании о беде опять воцарилось молчание.
- Послушайте, что я предлагаю, - пытаясь отвлечь гномов от грустных мыслей, проговорила Голубая Капелька. – Нам не стоит сразу говорить феям, что случилось. Будет лучше, если обо всем сообщим, когда завершится праздник.
- Ты права, - призадумавшись, проговорил Топаз. – Зачем волновать фей и лишать их такого веселья?
- Кроме того, ты сама говорила, что вы собираетесь вместе раз в год и показываете много чудес, - подключился к разговору гном Опал. – Может, одно из них и поможет нам раскрыть тайну?
- Вот в этом я как раз и не уверена, - вздохнула Голубая Капелька. - Мы, феи, занимаемся добрым волшебством и никогда не вырываем с корнями деревья, а также не носимся с хохотом и завываниями по чужим лесам. За все время только Колючая Ветка из доброй волшебницы, на время, превратилась в злую колдунью.
- Зачем нам сейчас гадать, что будет на празднике, - грустно вздохнул гном Аметист. – От этого ничего не изменится. Только мне почему-то кажется, что на этот раз враг у нас  - пострашнее, чем тролли и клуки.
- Отчего ты так решил, брат? - сразу же заволновались гномы. – Говори, Аметист. Что тебя навело на такие мысли?
- Сами подумайте, - махнул рукой гном, чтобы братья не шумели. – И Тартуха, и Быхкара можно было увидеть. А на этот раз, по тому, как рассказал Фырк, налетает страшный ураган, который кричит и рассыпает угрозы. Потом он вырывает Берёзку, забирает хрустальную скалу и сразу же улетает. Ни тролли, ни клуки не умели с такой скоростью появляться и исчезать. Такому урагану ничего не стоит унести деревце так далеко, что его и не удастся найти.
- Ты прав, - прервал брата Топаз. – Но не забывай и то, что этот же ураган сказал, якобы мы сами принесем ему кинжал. Значит, дорога к его дому – не такая уж и долгая.
- Мы так можем постоянно говорить и говорить, - рассердился Агат. – А я уверен, что злодейка  - совсем недалеко и выжидает, что же мы предпримем. И тут надо не разговорами заниматься, а действовать.
Гномы умолкли, так как понимали, что Агат – прав, и только Фырк начал громко сопеть.
- Что на этот раз тебя тревожит? - сердито спросил друга гном. – Может опять урчит в животе?
Фырк обиженно засопел.
- Я только сейчас вспомнил, куда дальше полетел ураган, - взглянул он в глаза Агата. – Он понесся в сторону дворца Принцессы Лотты и Принца Алена.
- Как в сторону дворца? - вскочив, стали задавать вопросы гномы, - Что же ты молчал, ёжик?
- Это – очень нехорошо, можно сказать совсем плохо, - тихо прошептал Агат. – Но сейчас мы не сможем полететь во дворец. Скоро начнет темнеть, и нам пора собираться.
- Да, самое время трогаться в путь, - засуетился Топаз. - Будет лучше, если мы перелетим через озеро до заката.

***
Вскоре огромная карета плавно поднялась в воздух и, ненадолго замерев над лесом, направилась в сторону озера. Гигантские крылья двигались бесшумно и плавно, и если бы кто-то смотрел снизу, он мог бы подумать, что по воздуху летит большущая, бесхвостая стрекоза.
Птицы, завидев карету, с громкими криками разлетались по сторонам. Только одинокий коршун попытался приблизиться к ней, но, передумав, устремился ввысь.
Рядом с гномами летел экипаж Голубой Капельки. Было видно, что фея – очень озабочена, и её лицо не озарялось той обычной, прекрасной улыбкой, которая раньше постоянно играла на губах.
- Нам надо лететь вон к тому лесу, - указала она, когда карета парила над серединой озера.
Близился вечер, солнце медленно уходило за горизонт, и вода окрашивалась в разные цвета.
- Посмотрите, как красиво вокруг, - начал восторгаться и толкать братьев в бок Агат. – Никогда бы не мог подумать, что сверху все выглядит так волшебно и сказочно. Кажется, будто внизу – не вода, а озеро, наполненное то расплавленной медью, то золотом.
- Ты прав, прекрасное зрелище, - поддержал брата Аметист. – Но, если бы не злой ураган, мы в это время не были бы тут. Никогда не знаешь, что тебе дано увидеть...
- А вон те самые камыши, где я впервые встретился с Тартухом, - указал лапкой Фырк. – Вот к этому дереву меня и привязали тролли. Видите лес, где живет Еловая Лапа с братьями?
Гномы столпились у борта кареты и оживленно обсуждали открывшуюся панораму.
- Однако будет лучше, если вы поскорее усядетесь по местам, - обеспокоился Топаз. – Посмотрите, карета резко накренилась, и  крылья еле машут. Так недолго и упасть...
- Ты прав, - грустно вздохнул Агат и уселся на место. – Сейчас – не время любоваться красотами. Вот вернем Берёзку, тогда, не торопясь, и покружим над озером.
Незаметно лес, о котором говорила Голубая Капелька, стал все быстрее приближаться. Внизу были видны величественные клены, которые, словно гигантские руки, раскинули по сторонам могучие ветви. Каждому из деревьев была не одна сотня лет. Неожиданно впереди стало что-то светиться, и вскоре карета зависла над обширной поляной, в траве которой прятались тысячи светлячков. Это, благодаря им, казалось, что от земли идет мягкое свечение и озаряет все вокруг.
- Вот, наконец, и долетели, - вновь подлетев к карете, обратилась к гномам Голубая Капелька. – Кажется, мы сегодня – первые. Никого из фей пока не видно. Но ничего, скоро все они соберутся...
- Я отлечу чуть в сторону и там опущу карету, - махнул рукой Топаз. – Здесь можно передавить светлячков.

***
Вскоре гномы были на земле, и Агат помог выбраться Фырку.
- А тут очень красиво, - оглядываясь по сторонам, один за другим повторяли гномы. – Когда полностью стемнеет, станет совсем волшебно. Интересно, как проходит праздник?
И тут в небе, одна за другой, стали появляться кареты фей, которых несли ночные мотыльки и бабочки. Сделанные из золота и украшенные драгоценными камнями, они даже в сумерках поблескивали и слегка искрились. Одна фея была прекрасней другой.
- Глаза разбегаются от этой красоты, - как бы, сам себе проговорил Агат. – Сколько красок...
Меж тем, феи подходили к гномам, приветливо улыбались, здоровались и с любопытством рассматривали гостей. Было видно, что они удивлены их присутствием на своем празднике и об этом тихо перешептывались друг с другом.
Вот и Утренняя Роса прилетела, и, буквально следом за ней – Берёзовая Серёжка.
Увидев своих друзей-гномов, обе феи, приветливо помахав рукой, заулыбались и направились к ним. На Утренней Росе было прекрасное, светло-розовое платье, украшенное сверкающими полумесяцами. Казалось, что оно сшито из утреннего тумана.
Берёзовая Серёжка была одета в ярко-изумрудное платье, богато расшитое золотом. На ткани повсюду сверкали сотни малюсеньких изумрудов, и казалось, что это блестит роса. Пожалуй, она была самой красивой среди фей.
- Думаю, все прилетели, - оглянувшись, проговорила Голубая Капелька. – Можно и начинать.
Она поднялась на небольшой пенек и продолжила.
- Сегодня на нашем празднике присутствуют гномы. Это я их пригласила сюда. Вы все слышали о Топазе и его братьях. Это они победили Короля троллей Тартуха и повелителя клуков Быхкара. Не будь этого, не было бы и сегодняшнего праздника.
- Ах, вот кто наши гости, - послышалось со всех сторон. – Какие они смелые...
Гномы, услышав эти слова, сняли остроконечные шапочки и стали раскланиваться. А колокольчики на их башмаках заливались серебряным перезвоном.
- Для начала необходимо выбрать царицу праздника, - взмахнула платочком Голубая Капелька. – Я жду ваших предложений.
- Берёзовую Серёжку, Берёзовую Серёжку, - раздался нестройный хор голосов. – Пусть сегодня ночью она руководит нашим праздником!.
Непонятно, откуда появился золотой трон, весь усыпанный драгоценными камнями. Царица праздника поклонилась феям, улыбнулась и заняла почётное место.
- Что хочешь, говори, Агат, - тихо прошептал Фырк. – Но когда Берёзовая Серёжка улыбается, мне так и видится Колючая Ветка. Хоть она и фея, но всё равно в ней есть что-то очень загадочное. Порой бывает, что я её боюсь, как прежде.
Гном вместо ответа усмехнулся и погладил ёжика. Потом наклонился и еле слышно прошептал на ухо: « И мне кажется то же самое, Фырк. Что ни говори, а она все же очень отличается от всех фей ».
Ёжик стал быстро кивать головой. Было видно, что слова гнома его несказанно обрадовали.
Загадочная улыбка пробежала по мордочке Фырка. Видимо, он вспоминал что-то из прошлого.
- Кто первой нам покажет свои новые чудеса? - послышался голос Берёзовой Серёжки.
Вперед вышла фея, одетая в красивейший, сиреневый наряд. Казалось, что частичка заката пожаловала на праздник. Маленькая, золотая корона, украшенная аметистами, покоилась на ее голове. Волосы феи, также сиреневого цвета, струились по плечам и ниспадали до пояса.
- Смотри, брат, - хитро улыбаясь, толкнул Аметиста Агат. – Эта фея носит камни твоего имени.
Гном ничего не ответил, но его лицо расплылось в широкой улыбке, которая была красноречивей любых слов.
- Я впервые тебя вижу, - с любопытством рассматривала фею Берёзовая Серёжка. – Ты, как я понимаю, раньше никогда не бывала на наших праздниках.
- Я – совсем молодая, - сильно смущаясь и скромно потупив взгляд, проговорила фея. – И родилась весной, когда зацвела сирень. Поэтому сиреневый – мой цвет.
- Как же тебя звать? - привстав с трона, разглядывала фею Берёзовая Серёжка.
В ее голосе послышались особые, очень ласковые нотки. Феи, заметив это, стали переглядываться и перешептываться. Даже они были удивлены таким поведением царицы праздника.
- Меня зовут Сиреневый Ветерок, - еще больше смущаясь, почти шёпотом, проговорила фея.
- Сиреневый Ветерок, Сиреневый Ветерок, - послышалось со всех сторон. – Какое красивое имя!
- Прекрасное имя, оно мне очень нравится, - усаживаясь, продолжала улыбаться Берёзовая Серёжка. – Так что ты хотела нам показать? Мне не терпится увидеть.
В ответ фея улыбнулась и достала волшебную палочку. Не успела она ею взмахнуть, как в воздухе появилась ярко-красная точка, которая стала быстро расти. Вскоре над поляной закружил большущий, переливающийся шар, затем он бесшумно лопнул, а в воздухе появились тысячи алых роз, которые закружились в танце. Казалось, что это не цветы, а бабочки, похожие на розы, порхают повсюду. Неожиданно цветы слетелись в одно место, стали быстро вращаться, и вместо них засияла прекрасная звезда. Свет от нее был так силен, что превратил ночь в день. Немного посветив, звезда взлетела и, быстро вращаясь по спирали, распалась на тысячи малюсеньких зеркал, которые, попадая в траву, тут же озаряли поляну, создав ощущение прихода утренней зари.
- Очень хорошо, - раздались дружные аплодисменты фей. – Ты уже многое умеешь, Сиреневый Ветерок.
- И мне понравилось, - захлопала в ладоши Берёзовая Серёжка. – Для такой молодой феи – прекрасно!
Сиреневый Ветерок стояла и счастливо улыбалась. Было видно, что она очень растрогана.
- А кто ещё покажет нам свое мастерство? - обратилась к подругам царица праздника.
Тут вперед вышла фея, одетая в темно-серое платье, богато расшитое серебром. В волосах ее сверкала корона в виде полумесяца, вся украшенная алмазами.
- Подожди-подожди, - неожиданно забеспокоилась Берёзовая Серёжка. – С каких это пор ты стала одеваться в такие цвета, Солнечная Незабудка? Если мне не изменяет память, то твои оттенки – от темно-золотого, до небесно-голубого цвета.
Фея посмотрела в глаза царице:
- А что, разве я не вправе поменять свой цвет, или это запрещено? И кто бы мне делал замечание? Фея, которая была Зеленой Веткой, потом превратилась в страшную колдунью, взявшую имя Колючей Ветки, и окружившую себя злыми гоблинами, а теперь вновь пожелавшей стать доброй феей и носить имя Берёзовая Серёжка? Так, кто ты на самом деле, царица?! Хотелось бы узнать... Может, сможешь ответить на мой вопрос?
На какой-то миг наступила тишина. Даже кузнечики с цикадами, и те перестали стрекотать.
По лицу Берёзовой Серёжки пробежала улыбка. Но это была не та улыбка, которой она улыбалась Сиреневому Ветерку.
- Я могу ответить на твой вопрос, - медленно поднялась с трона царица. – Да, я была доброй феей и носила имя Зеленая Ветка. Не знаю, что меня заставило поменяться, но на какое-то время я стала злой колдуньей, и тогда меня звали Колючая Ветка. Однако я никогда этого не скрывала, и многие из фей об этом знают. Теперь же я – фея Берёзовая Серёжка и выбрана руководить праздником. Прошу меня таковой и принимать! А если тебе, Солнечная Незабудка, не нравится, что меня избрали царицей, я готова этот трон уступить тебе.
Берёзовая Серёжка спустилась и протянула руку, приглашая Солнечную Незабудку занять свое место.
Но тут произошло нечто совсем неожиданное. Топаз, который до этого сидел на траве, и как будто дремал, резко вскочил на ноги и устремился к трону.
- Я, здесь, всего лишь, гость на вашем празднике, прекраснейшие волшебницы, - начал он говорить уверенно и громко. – Мне не доводилось раньше встречаться и быть знакомым с феей, которую зовут Солнечная Незабудка. Однако мне есть, что ей сказать.
Ты говорила про злых гоблинов, которые были рядом с Колючей Веткой. Так вот одним из них был я.
Тут гном достал кинжал и стал им рисовать светящиеся огнем знаки. Буквально тут же, вместо него появился страшный гоблин. Покрытый густой шерстью и стоя на копытах, он кривлялся и открывал свою ужасную пасть, из которой торчали огромные клыки и непрерывно капала липкая слюна. Повернувшись к Солнечной Незабудке, гоблин тихо зарычал и направился к ней.
Раздался крик ужаса. Феи и гномы замерли и не знали, что же на уме у Топаза.
Но, не дойдя до своей жертвы, гоблин вновь стал гномом.
- Теперь ты знаешь, кто такие гоблины? - быстро дыша, спросил он фею. – Но это – далеко не конец. Когда вы все спокойно занимались делами и даже не знали, какая угрожает опасность, Берёзовая Серёжка, не боясь и зная, что она превратится в отвратительную жабу, если вновь станет Колючей Веткой, приняла облик колдуньи и направилась к королю троллей Тартуху. Только, благодаря ей, удалось обмануть и избавиться от этого злодея. Если бы она этого не сделала, потухло бы солнце.
А кто из вас, находящихся здесь, кроме Утренней Росы и Берёзовой Серёжки, видел страшных клуков? Хотите на них посмотреть? Не испугаетесь, когда они, мохнатые и жестокие, появятся на этой поляне? - и Топаз вновь поднял руку с кинжалом.
- Нет, не надо! - раздались крики. – Мы верим тебе, гном. Незачем вызывать клуков!
- А что теперь ты скажешь, Солнечная Незабудка? - повернулся к фее Топаз.
Та, растерянная и бледная, стояла, опустив голову. Потом она подошла к Берёзовой Серёжке.
- Прости меня, если сможешь, прости, - чуть слышно раздался ее голос. – Я не знала всего.
По ее щекам, одна за другой, потекли жемчужные слезинки.
Царица праздника обняла фею, потом взмахнула платком, и на Солнечной Незабудке появился новый наряд, золотой с голубым.
- Она сумела одеть фею в новое платье. Невероятно!!!.. - послышалось перешептывание фей. – Такого никогда не бывало. Совершить подобное чудо никто из нас не может. Берёзовая Серёжка – самая сильная и умелая волшебница среди нас.
А царица праздника подошла к Топазу и обняла его.
- Как хорошо, что на свете есть верные друзья, - тихо шептала она. – Спасибо тебе, гном, за всё.
- Так что же ты хотела нам показать, Солнечная Незабудка, - обратилась к фее Берёзовая Серёжка.
- Такую искусницу в волшебстве ничем нельзя удивить, - смущенно проговорила та.
- Тогда я вас всех удивлю, - воскликнула Берёзовая Серёжка и взмахнула платком.
Тут же вся поляна покрылась всевозможными яствами.
Феи, ждавшие чего-то необычного, разразились смехом. Подобное волшебство им всем было под силу.
- Иди сюда, - поманила Фырка Берёзовая Серёжка. – Знаю, что ты, как всегда, голоден.
Агат, услышав это, разразился смехом и подтолкнул ёжика.
- Иди скорей, смотри, сколько вкусных вещей вокруг. Знаю, что давно проголодался.
Феи, весело смеясь, угощались.
- Как хорошо придумала Берёзовая Серёжка, - перешептывалась Голубая Капелька с Утренней Росой. – Все равно уже не стоило показывать различные волшебства, да и ночь понемногу близится к концу. Вон, звездочки скоро начнут гаснуть.
- И всё же, почему с тобой прилетели гномы? - подойдя к подругам, задала вопрос Берёзовая Серёжка. – Я же понимаю, что это – неспроста. Давай, рассказывай, что случилось.
Голубая Капелька переглянулась с Топазом.
- Говори-говори, не медли, - перехватив этот взгляд, усмехнулась царица праздника. – Ну что на этот раз?
- Берёзку вырвали с корнем и унесли, - проговорила фея. – Где она сейчас, никому неизвестно.
- Как это вырвали? Нашу Берёзку? - словно, не поверив, замотала головой Берёзовая Серёжка. – Кто посмел это сделать? Говорите, говорите скорее!
Феи, услышав этот возглас, притихли.
- Пусть Фырк все расскажет, - вздохнул Топаз. – Только он один был рядом с деревцем, когда налетел ураган.
Ёжик встал и начал говорить, но от множества взглядов, устремленных на него, смущался и постоянно сбивался.
- Ты забыл сказать, куда полетел ураган, - под конец напомнил Фырку Агат. – Он устремился к замку Принцессы и Принца. Что там произошло, пока мы не знаем.
- Как к замку Принцессы? – вскочила на ноги Утренняя Роса. – Может, ты что-то путаешь, ёжик?
Фырк только печально покачал головой и тяжело вздохнул.
- Я сейчас же лечу во дворец к Лотте, - взволнованно проговорила Утренняя Роса и направилась к своей карете.
- Мы будем ждать тебя в лесу, - бросила ей вслед Голубая Капелька. – Возвращайся скорее.
- Кто же был этот ураган? Что за злодейка наведалась в лес? - расхаживая, то и дело повторяла Берёзовая Серёжка. – Вырвать с корнем... Берёзку... Это деревце...
И по ее щеке покатилась слеза.
Агат с Фырком переглянулись. Даже в самые трудные времена фея никогда не плакала.
Карета Утренней Росы взлетела и направилась в сторону замка, а феи тихо переговаривались и спрашивали друг у друга, что же теперь делать, как можно вернуть Берёзку.
- Кажется, я знаю, кто это была, - подойдя к царице праздника, произнесла Сиреневый Ветерок. – Готовясь к сегодняшнему вечеру, я прочла множество волшебных книг, и в одной из них было написано про Белую Руку. Это – очень злобная колдунья, которая селится в березах и других деревьях. В книге было написано, что, если она дотронется рукой до головы человека, на макушке несчастного сразу же появится большое, молочного цвета пятно. Немного позднее у жертвы колдуньи начинает постепенно мутиться разум, и, в конце концов, человек сходит с ума. Если же Белая Рука прикоснется к чьей-нибудь груди, у человека немедленно остановится сердце, и он тут же умрет в страшных муках.
- И я что-то начинаю вспоминать, - и глаза Берёзовой Серёжки сверкнули недобрым огнем. – Видимо, надо внимательно посмотреть волшебные книги.
- Но даже если это и Белая Рука, то, что ей плохого сделала наша Берёзка? - повернулся к фее Топаз.
- Вот тут мне как раз все понятно, - вновь сверкнула глазами Берёзовая Серёжка. – Ты, гном, сам мне говорил, что наша Берёзка – не совсем обычное деревце. В ней есть что-то таинственное. Не забывай, что и я была берёзкой и стояла на том же месте.
- Да, так и есть, - кивнул Топаз. – Я все прекрасно помню. Но зачем деревце вырывать с корнем и куда-то уносить?
- Пока Берёзка росла в лесу, в нее не так просто было вселиться, - продолжила фея. – А теперь, войля во внутрь дерева, Белая Рука, возможно, станет во много раз ужасней. Я даже боюсь представить, какой же силой она станет обладать. Может, поэтому ураган и унес хрустальную гору с троллями, что надеется познать такое колдовство, которое позволит высвободить из заключения Тартуха.
- Я еще не все сказала, - смущаясь, продолжила Сиреневый Ветерок. – У Белой Руки есть верные слуги, которых называют Лакуан Шалями. Они летают как вороны и могут превращаться в прекрасных по образу, но страшно злых существ, похожих на фей, а вместо ног у них – копыта. Но также бывает, что Лакуан Шали становятся злобными старухами со спутанными волосами и начинают выть хуже волков. Мне только про это известно. А что они еще умеют, в моих книгах не было написано.
Уже начало светать, и феи одна за другой подходили, прощались с Берёзовой Серёжкой, и улетали в свои леса и луга.
- Нам тоже незачем здесь оставаться, - вздохнул Топаз. – Сейчас нельзя оставлять лес без присмотра. Тем более, когда колдунья обещала, что все деревья начнут сохнуть.
- Пожалуй ты прав, - кивнула в ответ царица праздника. – Я тоже прилечу в ваш лес.
- А можно и мне присоединиться к вам? - раздалось за спиной Берёзовой Серёжки.
Это была Солнечная Незабудка, которая все еще чувствовала свою вину и хотела как-нибудь ее загладить.
- Будем только рады, - улыбнулась в ответ фея.
- В таком случае и меня возьмите, - тихо прошептала Сиреневый Ветерок.
- Тогда садитесь в свои кареты и летите за нами, - повернулась к феям Берёзовая Серёжка.


Рецензии
Читаешь и себя представляешь маленькой. Такой защищённой. Без всех недуг и тревог. Как будто в детстве находишься и рядом мамочка, которая защитит. Читать - одно удовольствие.Спасибо, Григорий за теплоту такую! С добром и любовью, Анна.

Анна Присяжная   22.03.2015 14:53     Заявить о нарушении
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.