Ты не уходи! Он долгих 28 лет

    ...       
Он долгих двадцать восемь лет
И двадцать восемь зим, к тому ж,
Хранил в себе один секрет
И был в семье примерный муж.

Всё было, вроде, как всегда:
Жена готовила обед...
Но приключилась вдруг беда:
Он взял и вспомнил про секрет.

Под шум и кислый запах щей,
Ворчанье Суженой с утра,
Он вспомнил всё до мелочей,
Как будто было то вчера.
     ...       
Она сидела у окна,
И мягкий чудный лунный свет
Окрасил в бледные тона
Её прекрасный силуэт.

Струились пряди по плечам,
Скользили змейками на грудь,
И он подумал сгоряча:
Женюсь на ней когда-нибудь!

Он вспомнил всё до мелочей:
Изгибы линий, мягкость губ
И жар её простых речей,
И за окном огромный дуб.

Сплетенье рук, слиянье тел,
Каскад каштановых волос
И то, как он её хотел -
До исступления, до слёз.

Признаний трепетных поток,
(Как он на ушко их шептал!)
Смешной над ухом завиток,
Что от дыханья трепетал.
 
Она смотрела на него
Глазами влажными, как ночь.
Слова пьянили, как вино:
-Люблю тебя. Роди мне дочь.
      ...  
С утра он потерял покой:
То суетился, то скучал.
Потом, закрыв лицо рукой,
Сидел на стуле и молчал.

Жена ворчала, как всегда,
Ругала убежавший суп.
И он отметил, что года
Ей, постаревшей, не к лицу.

Как не идёт ей белый цвет
И пряди крашеных волос…
И целых двадцать восемь лет
Всё как-то было не всерьёз.
       ...
Вдруг он вскочил, схватил пальто,
Забыл про шапку и носки.
Все двадцать восемь лет – не то.
Все двадцать восемь зим – тоски.

Нашёл тот дом. У дома – дуб.
Взбежал по лестнице стрелой.
Унять бы дрожь с холодных губ
И трусость гадкую – долой!

Наверное она сейчас
Пьет чай и кутается в шаль,
И из её прекрасных глаз
Струится тихая печаль.

А, может, принялась вязать?
А, может, кружево плести?
Так много надо ей сказать,
А, главное, сказать "прости".
      ...
Открыла дверь. В глазах – вопрос.
Ей было снова двадцать лет.
Каскад каштановых волос,
Знакомый сердцу силуэт.

Над ухом лёгкий завиток,
Как много лет назад, точь в точь...
- Вы не ошиблись?
- Нет, не мог. Вы Аня?
- Вера. Её дочь.

- А Аня?
- Мамы больше нет. Кто Вы?
Он повернулся вспять:
- Я шёл к ней двадцать восемь лет.
- Она ждала Вас… двадцать пять.

Как закружилась голова!
Как сердце ухнуло в груди!
И вспомнил он её слова
С мольбою: «Ты не уходи!»

Он сгорбился. Поплёлся прочь.
Сплетенье рук... Слиянье тел...
Люблю тебя... Роди мне дочь...
А он ведь, вправду, дочь хотел!

Как странно: Ани больше нет.
Заплакал. Бросил в тишину:
- Я буду много-много лет
Любить тебя. Тебя одну.

сентябрь 2008 г.


Рецензии
Юлия!

От Вашей великолепной прозы на поза ру пришла сюда, к Вашим, не менее великолепным, стихам. Чувствую себя, как ребёнок в огромном магазине игрушек! Всё так заманчиво, и не знаешь, с чего начать.

Но начала я со стихотворения, ради которого и пришла к остальным Вашим стихам.
"Ты не уходи. Он долгих 28 лет"...

Уйти молча со страницы просто не могу себе позволить. Как и от Вашей прозы.

Вот, собрала нечто, типа мозаики, из наиболее тронувших строчек:

***
Ты не стой в дверном проходе! –
В дом войти сам бог велел.
В мире что-то происходит.
Мир серьёзно заболел. (С миром что-то происходит)
***
Метели, в сумерках влажнея,
Поют чуть слышно - улови.
Нет ничего, поверь, важнее
Той, всеобъемлющей любви,
Что, протекая по аортам,
Нас заполняет по края.
Ты, знаешь, ктО я? Знаешь,ктО ты?
Я – это ты. Ты – это я. (Да будет тот вечер светел)
***
Он присел. Даже сделал глоточек чая.
Отступила боль. Отступило горе.
Прочитал под картиной: «Я обещаю:
Ты теперь каждый день будешь видеть море!»

Он вздохнул: к ней не выйти сейчас, как жалко...
Посмотрел на стеклянную дверь, в окошко:
Там безбровая девочка, встав с каталки,
Улыбаясь, махала ему ладошкой.(Акварельное море)
***
Была бы дочка – назвала бы Лизой
И шила б платья резвой хохотушке,
На дни рожденья делала сюрпризы,
Дарила куклы, мягкие игрушки.
Грохочет, как гроза в начале мая,
В глазёнках пляшут чёртики и точки.
Во сне, меня ручонкой обнимая,
Целует неродившаяся дочка. (Про Лизу, которой нет)
***
Спустился в сад… Она ль бредёт навстречу? -
Трясётся вся от холода и страха.
Идёт к нему, как смертница на плаху,
Ссутулив скорбно худенькие плечи.

Как мало слов! (В мозгах – сплошная каша).
Он мнёт окурок. Речь готовит долго.
Он хочет рассказать ей – с чувством, с толком.
Но выдаёт: «Пацан живой, мамаша».(Врач)
***

Дальше не могла читать, хотя глаза рвались читать ещё, ещё, ещё...
Вернулась к тому стихотворению, с которого начала знакомство с Вашими стихами.

***
Как закружилась голова!
Как сердце ухнуло в груди!
И вспомнил он её слова
С мольбою: «Ты не уходи!»

Он сгорбился. Поплёлся прочь.
Сплетенье рук... Слиянье тел...
Люблю тебя... Роди мне дочь...
А он ведь, вправду, дочь хотел!

Как странно: Ани больше нет.
Заплакал. Бросил в тишину:
- Я буду много-много лет
Любить тебя. Тебя одну. ( Ты не уходи. Он долгих 28 лет...)

Спасибо, Юлия, за Ваш Талант, за Ваши великолепные НАСТОЯЩИЕ стихи и прозу!!!

С поклоном и уважением. Александра
***


Александра Дмитриевна Зарубина   22.08.2020 09:09     Заявить о нарушении
На это произведение написано 49 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.