Приключения Жартуфа Глава одиннадцатая. Заговор

Глава 11
 
Заговор
 
Проводив тетку, юноша сел и задумался: «Как убедить Цука, что Марха надо уничтожить? Вдруг он объединится с главарем пауком? Тогда мне конец. А дракон, узнав, что о его планах известно, все ускорит»
Жартуф уже представлял, как в небе летают огромные стаи тварей, и людям негде от них спрятаться. Как пауки все жгут на своем пути, и больше не будет ни леса, ни зверей. 
Так, сидя за столом, он и заснул, а когда проснулся, то было еще совсем темно. 
Наскоро перекусив, юноша вышел из дома и устремился в сторону леса.
– Лишь бы не заблудиться и найти хижину, – думал он. 
Но, стоило ему немного углубиться в чащу, как послышался знакомый голос Человека–медведя. 
– Я ждал Вас, король. Мы знали, что вы придете. Королева послала меня встретить вас. 
– Как она? – поинтересовался охотник. – Может, есть какие-либо известия?
– Все по-прежнему, – грустно вздохнул Человек–медведь. – Мы знаем о Вашем решении, король, и понимаем, какие трудности Вас поджидают. 
Вскоре показалась и хижина.
– Кажется, дошли, – обрадовался Жартуф, и вошел в дом.
Голубка со своими друзьями уже ждала его. 
– Мы рады вас видеть, король, – раздалось ее нежное воркование. – Вам предстоит очень опасное путешествие. Вы еще можете отказаться.
– Отказаться?.. – Рассмеялся юноша. – Ну, уж нет. Я соскучился по своему другу Цуку. Думаю, что и он будет несказанно рад вновь увидеть меня. Так, что сейчас не будем медлить и пожелайте мне удачи. 
Все отвесили ему низкий поклон, а Человек–орел поднес уже знакомую чашу.
Жартуф тут же осушил ее и помчался к звездам. 
Опять та же картина черного неба, а вон и засверкала звезда, ставшая чуть ли не родной. Еще немного, и ко входу во дворец ползла многоножка.
Первой ее заметил скорпион, стоявший на ступеньках. Он высоко поднял свой хвост и замер.
– Опять эти мерзкие твари, – подумал Жартуф. – Хотя сейчас они уже и не такие страшные. 
Тут же на ступеньках появился и Цук. Он стал еще чернее и увеличился в размерах.
«Это именно то, что мне и надо, – обрадовался юноша. – Пожалуй, его и не отличишь от Марха. Остается только найти предлог и вызвать паука сюда. А до этого осторожно внушить Цуку, что готовится очередное предательство. Скажу, что именно для этого и улетал. Но сейчас необходимо всем показать, что у меня плохое настроение».
Цук осторожно приблизился к многоножке.
– Как же я рад Вам, крон–дракон, – суетился паук. – Не думал, что Вы так скоро вернетесь.
В ответ многоножка только слабо пошевелила лапкой и поползла вперед.
Цук был явно растерян таким приветствием.
– Я что-то не так сделал? Вы мной недовольны?
Ответа не последовало.
От страха паук стал почти серым. Его лапы подергивались, и он не знал, как ему поступать дальше.
– Готовится заговор... – на ходу тихо бросил Жартуф. – Большой заговор против нашего любимого дракона и черной планеты. Хорошо, что мне удалось все выяснить...
Лапы под пауком подогнулись, и он упал.
– Вставай, Цук! – приказал Жартуф. – Сейчас нам нельзя расслабляться и терять время. Я очень зол, очень...
Паук засеменил рядом.
– И пусть все скорпионы уйдут. Они только мешают нам, – продолжил юноша. – Ты и один справишься, если кто-то решит напасть на меня.
Услышав это, Цук чуть не заплясал от радости.
– Немедленно все убирайтесь отсюда, – грозно прикрикнул он. – Крон–дракон приказал всем отсюда удалиться. Он хочет отдохнуть с дороги.
Было видно, что скорпионы несказанно рады такому приказу. В отсутствии Жартуфа Цук им порядком надоел, и они только ждали повода, как бы оказаться от него подальше. 
Когда все чудовища ушли, многоножка устроилась в углу, а Цук, переминаясь с лапы на лапу, нетерпеливо ждал, что ему расскажет крон–дракон. 
«Пусть понервничает, – усмехнулся про себя юноша. – Так он больше поверит всему, что я собираюсь поведать. Но с чего мне начать? Или подождать, пока Цук не выдержит и нарушит паузу? Нет. Надо очень осторожно двигаться вперед». Затем громко продолжил:
– Расскажи мне, что тут было, пока я отсутствовал. Только постарайся не упускать никакой мелочи. 
Цук переминался на лапах. Было очевидно, что он не знает с чего начать рассказ, чтобы крон-дракон не рассердился на него и остался доволен его службой.
– Ну, смелее, – подбодрил его Жартуф. 
– Ничего особенного не произошло, – шелестящим голосом проговорил Цук. Но...
– Что, но? Не тяни! Рассказывай поскорее. Иначе я очень рассержусь. 
– Мне не нравится, как себя ведет Рым. Вчера тут пробегала крыса, а он ослушался моего приказа и не убил ее.
– А кто такой Рым? – поинтересовался юноша. – Один из скорпионов? И как он посмел не подчиниться тебе? А вдруг я еще был бы здесь, и крыса задела меня? Вызови сюда этого Рыма. Я сам с ним разберусь.
Паук быстро засеменил к выходу из дворца и вскоре вернулся с одной из тварей.
– Это и есть Рым, о котором я Вам рассказывал, крон–дракон. 
Скорпион не понимал о чем идет речь, и ярко–голубой огонь пробегал у него в глазах.
– Это ты вчера не убил крысу? – грозно спросил Жартуф. 
В ответ грозное насекомое закачало хвостом. 
– Нечего мне отвечать ужимками, – разозлился юноша. – Почему ты не выполнил приказа и не убил крысу?
– Но крон–дракона здесь не было, – раздался ответ. – А нам крысы не страшны.
– Ты знаешь Марха? – продолжил расспрос Жартуф.
– Конечно, знаю, – пошевелил клешнями скорпион. – Еще бы не знать такого паука...
– Тогда мне все понятно, – быстро стала ползать многоножка. – Уходи. Я хочу переговорить с Цуком наедине. 
Рым быстро пополз к выходу.
– Теперь мне все окончательно ясно... – многозначительно продолжил Жартуф. – Вот почему Марх так странно тогда себя вел... Конечно... Как же я сразу не догадался... И ты тоже виноват, Цук... Очень виноват... 
Паук от страха снова стал серым. 
– Ты мне скажи, чего, кроме паутины, боятся пауки? Я так зол, что совсем забыл.
Цук вытаращил глаза.
– Разве Вы забыли, крон–дракон, что укус многоножки смертелен для пауков? 
– Это я знал, – прикрикнул на Цука юноша. – Ты что решил поучать меня? Я про другое спрашиваю...
Паук совсем растерялся. 
– Простите меня крон–дракон. Я не хотел Вас рассердить. Если бы не Рым...
– Я зол не на тебя, а на Марха. Это он во всем виноват... Он предал нас, Цук. Предал. Теперь уже незачем сомневаться. Недаром я летал...
– Марх тоже оказался предателем? – не веря услышанному, переспросил паук.
– Конечно, предатель. Ты только что сам слышал, как Рым рассказал о своем знакомстве с Мархом. А Марх... Вспомни–вспомни, что он говорил в прошлый раз. Он якобы был не в курсе, что здесь делалось. Он обо всём знал. Знал, но выжидал, когда меня задавят. 
Сегодня убьют одного крон–дракона, завтра второго, третьего. А потом... Потом доберутся и до самого дракона! Ты понимаешь, о чем я говорю, Цук?
Услышав это, паук свалился на пол.
– Самого дракона?.. – еле слышно шелестел он. – Нашего любимого повелителя?
– Немедленно вызывай Марха! – приказал Жартуф. – Время нельзя терять. Зови его сюда!
Вскоре главарь пауков был во дворце.
– Что на этот раз случилось? – волновался он. – Опять крысы потревожили?
– Нет, на этот раз вопрос серьезней, – ползала из стороны в сторону многоножка. – Как это получается, Марх, что Рым отлично тебя знает, и меж тем не выполняет приказов Цука? Значит, это ты потворствуешь ему? Я все знаю, Марх, все... Знаю, что у тебя на уме! Не думай, что я во всем не разобрался. Но твой план не пройдет. Я не допущу предательства. Хорошо, что есть верный паук Цук... 
Пока главарь пауков раздумывал, о чем говорит многоножка, та подползла и укусила его. 


Рецензии