Приключения Жартуфа Глава восьмая. Паук Цук

Глава 8
 
Паук Цук
 
Марх, увидев многоножку, сразу присмирел. 
– Слушаю Вас, крон–дракон, – испуганно задрожал паук. – Не думал встретить Вас на этой звезде. 
– Я тут по поручению дракона, – пошевелила лапками многоножка. – И, не будь здесь Цука, навряд ли я остался бы в живых. Один из скорпионов, не помню, как его звали, оказался предателем.
– Это был Кыд, крон-дракон – услужливо подсказал Цук. – Он подговаривал крыс нападать на вас. Но теперь с ним навсегда покончено.
– Крысы хотели убить крон–дракона? – как бы не веря услышанному, зашелестел паук, и его лапы стали подрагивать и подгибаться. – Эти жалкие твари посмели ослушаться заведенных правил и так обнаглели? 
Было видно, что Марх очень испуган. Его глаза быстро вращались, и казалось, что вот-вот вылетят из глазниц. 
– Да, – подтвердил Жартуф. – Трижды крысы атаковали меня. Но сейчас они присмирели. Цук и Кыда убил. А во всем виноват именно ты, Марх. Это ты проглядел, как среди скорпионов появился изменник. Мы скоро должны направиться в новый, длительный поход. 
Представь, что будет, если таких, как Кыд будет несколько. Они могут открыть секрет, как убивать скорпионов и пауков. А люди достаточно умные твари. Разузнав наши тайны, они быстро с нами справятся. И каковы будут последствия – сам представь. Я неоднократно бывал на земле. У людей есть отличные луки и стрелы, и перестрелять крыс им будет совсем нетрудно, останется только справиться с вами. 
Марх из черного стал серым. 
– Неужели Кыд нас предал и рассказал, что стоит скорпиону увидеть божью коровку, как он превращается в тлю, и его тут же съедают? Именно поэтому мы и ждем зимы, чтобы напасть на землю. Еще один месяц, и с людьми и бывшими хозяевами этой звезды будет покончено. Тогда весь мир станет нашим и перейдет под власть дракона.
– Сейчас не время рассуждать, – рассердился Жартуф. – Надо выяснить, кто еще мог помогать Кыду. Это очень важно. Кроме того, скорпион спас меня, и за свою храбрость он должен быть награжден и превращен в паука. Цук останется здесь и во всем разберется, а ты, Марх, вернешься обратно на планету. Но, ни слова о том, что ты здесь узнал, не надо передавать дракону. Иначе он, может приказать убить тебя за то, что ты проглядел заговор и предательство. Я ничем не смогу тебе помочь. Ты этого ведь не хочешь, Марх? Ну-ка, хорошенько подумай...
Лапы под пауком ослабли, и он свалился.
– Вставай, вставай, – подбодрил паука Жартуф. – Я тебе обещаю, что сам ничего не расскажу дракону. Но ты всегда должен помнить об оказанной мною милости. 
– Обещаю, что никогда никому не раскрою тайну о том, что здесь было, – понемногу стал приходить в себя Марх. – Лучше мне увидеть паутину и превратиться в отвратительную муху.
– Тогда не медли, и преврати Цука в паука, – приказал охотник. – А потом сразу возвращайся на планету. У меня самого много дел. Но я смогу улететь только тогда, когда на звезде останется слуга, верный дракону.
В это время в голове юноши одна мысль сменяла другую: «Вдруг паукам не дано превращать скорпионов в себе подобных? Если я ошибся, то тогда пришел мой конец. Но кажется, мой приказ не удивил эту тварь».
Марх уже окончательно пришел в себя. 
Он раскрыл пасть, и из нее брызнули капельки горящей жидкости. Казалось, что Цук сейчас вспыхнет и сгорит. Однако, попадая на скорпиона, капли только шипели и дымились. 
Цук стал подпрыгивать, вертеться, а потом упал на землю. Его панцирь лопнул, и из него выполз огромный, белый паук. Он не мог поверить, что сбылась его мечта. Что он теперь такой же, как и Марх, только чуть поменьше. Панцирь на нем стал постепенно темнеть и вскоре стал совсем черным. 
– Ну-ка попробую, – весело проговорил бывший скорпион, и из его пасти вылетел огромный сноп пламени. 
Все вокруг запылало. 
Марх еле успел подхватить многоножку и взмыл в небо. 
– Прекрати, Цук, – кричал он сверху. – Перестань изрыгать пламя. Что ты делаешь?
Новоявленный паук только озирался по сторонам. Было видно, что он совсем не ожидал, что натворит, и теперь ждал, чем все для него завершится.
– Сжечь его? – спросил у Жартуфа Марх. – Может и он предатель, как Кыд?
– Спускайся вниз, – приказал юноша. – Сейчас разберемся. 
Цук понуро ожидал, каковой будет его дальнейшая судьба.
– Ты мне спас жизнь, – кричал на него Жартуф, – а сейчас чуть не сжег. – Но я прощаю тебя. Однако хорошо запомни. Еще один раз вытворишь подобное, и я немедленно прикажу Марху тебя уничтожить. А теперь возвращаемся во дворец. И поскорее. Я устал ползать. 
Марх осторожно поднял многоножку, и вместе с Цуком полетел в сторону дворца. 
Увидев двух пауков, скорпионы замерли. Казалось, что они неживые. Если бы не капли яда, дрожавшие на их хвостах, можно было бы подумать, что они сделаны из светло–коричневого дерева. 
Мягко приземлившись, Марх терпеливо ждал, пока многоножка сползет на пол. 
– Не узнаете его? – обратился к скорпионам Жартуф. – Это Цук, тот самый Цук, который раньше был одним из вас. За свою верность он награжден и превращен в паука. 
– Скажите мне, кто из вас был дружен с Кыдом, – выступил вперед бывший скорпион. – Я очень хочу, чтобы его друзья стали и моими товарищами.
Три скорпиона стали шевелиться, и тихо поползли вперед. 
– Идите за мной, – подбодрил их Цук и пополз к выходу.
Вскоре снаружи раздался шум возни, и потянуло горелым.
– Я уничтожил всех предателей, – вползая обратно, остановился перед многоножкой Цук. – И любой, кто решит предать дракона, будет мною сожжен. 
Опять, как и вчера, скорпионы сильно возбудились, и с их смертоносных жал на пол закапал яд. 
– Пока крон–дракон здесь, ни одна крыса больше не посмеет тут пробегать, – тихо, но очень ясно, шелестящим голосом приказал паук.
В ответ скорпионы чуть приподняли хвосты.
– Ты можешь улетать, Марх! – пошевелила лапками многоножка. – И помни о нашей договоренности. Одно лишнее слово, и ты сам знаешь, что тебя ждет. 
Тому не пришлось повторять дважды. Паук тут же взлетел и вскоре скрылся в небе. 
– Я тоже немного отдохну, а потом полечу по своим делам. И многоножка устремилась в угол. 
Вслед за ней полз огромный паук.
Скорпионы, как и прежде, сомкнулись и дугой прикрыли их. 
Жартуф удобно пристроился в уже привычном для него углу и погрузился в размышления.
«Кажется, все не так уж и плохо складывается, – тихо посмеивался он про себя. – Отныне и Марх будет бояться меня и никогда не посмеет кому-либо рассказать, что произошло на звезде. Не враг же он сам себе.
А Цук... он и не знает, как услужить мне. 
Но теперь я знаю, как уничтожить и скорпионов, и пауков. Как все просто и одновременно сложно... Уже понятно, чего ждет дракон. Ему надо, чтобы наступила зима. Тогда все жучки попрячутся, паутину сорвет метель, и ничто не будет угрожать его воинам на земле. 
Однако сейчас не время здесь отсиживаться и размышлять. Уже пора вернуться обратно и обо всем рассказать моим новым друзьям».
Многоножка стала осторожно выползать из угла.
Охрана тут же расступилась, а Цук, грозно вращая глазами, услужливо пропустил крон–дракона вперед.
– Мне пора улетать по своим делам, – обратился к пауку Жартуф. – Пока я не возвращусь, за все, что произойдет на звезде, в ответе ты. Следи за порядком. Еще неизвестно, удалось ли нам расправиться со всеми предателями. 
Цук повернулся к скорпионам, и сполохи огня стали пробегать в его глазах. 
– Я постараюсь поскорее вернуться, – подбодрил его охотник. – И, если здесь будет тихо, то я подумаю, как еще наградить тебя.
Услышав это, паук стал абсолютно черным. Он совсем растерялся и не знал, что ему делать. Его лапы непроизвольно подергивались, отчего он постоянно раскачивался из стороны в сторону.
– Ну, мне пора. 
Многоножка потерла лапки и тут же устремилась в небо. 
Перед глазами вновь проносилась знакомая картина звезд, и Жартуфу казалось, что они улыбаются ему.
Вскоре он мягко приземлился перед хижиной. 
Была глубокая ночь, но в окне был виден яркий свет. 
«Они не спят и ждут меня, – открывая дверь, обрадовался юноша».
За столом сидели все его новые знакомые.
– Вот я и вернулся, – улыбнулся Жартуф и уселся на ставший уже привычным трон. 
 
 


Рецензии