Приключения Жартуфа Глава седьмая. Марх

Глава 7
 
Марх 
 
– А когда сюда в последний раз прилетали пауки? – как бы невзначай задал вопрос Жартуф. – Помню, что дворец разрушили они. Как все тогда пылало в огне...
Скорпион снова стал нервничать. 
– Не дергай своими клешнями, – прикрикнул на него Жартуф. – Так можешь ненароком и меня задеть. Я непременно доложу дракону, что ты очень верный его слуга. Как тебя звать, чтобы на планете поняли, о ком я говорю?
– Мое имя Цук, – опять еле слышно проговорил скорпион. – Но я, уверен, что дракон и не знает, как меня зовут. Для него я – один из многих тысяч других скорпионов. Меня тут за старшего назначили пауки. Разве что, самый большой паук Марх помнит меня. Хотя сомневаюсь...
– А ты мне нравишься, Цук, – и Жартуф пополз дальше. – Я непременно вызову Марха к себе и похвалю тебя. Чего бы ты хотел за свою верную службу?
Скорпион даже замер от удивления. 
«Кажется, я начинаю что-то путать, – одернул себя в уме юноша. – Но уже поздно. Придется продолжить...»
– Так чего бы ты пожелал?
– Я всю жизнь мечтаю стать пауком, – пробормотал Цук. – Но только одному скорпиону была оказана такая честь, за то, что он, давным-давно, спас одного крон–дракона от бешеной крысы. 
– А ты тоже меня спас вчера вечером, – подбодрил скорпиона охотник. – Может, и та крыса была больна, потому и задела лапой.
– Это не я спас крон–дракона, а Кыд. Он поразил ту крысу своим жалом, – вздохнул Цук.
– Какая разница Кыд или Цук, – рассмеялся юноша. – Главное, что с грызуном покончено. И мне нравишься ты, а не другой скорпион. Знай что, если и впредь будешь так себя вести, считай себя уже пауком. Только про наш разговор должны знать только ты и я. И мне кажется, что Кыд все это нарочно подстроил. Я специально прибыл сюда, так как дракону доложили, что один из скорпионов – изменник. Теперь и не сомневаюсь, что это Кыд. Может, позвать пауков, чтобы во всем разобраться?
– Зачем их тревожить? – снова заволновался Цук. – Обещаю, что я сам все вопросы решу. Постараюсь, чтобы вы остались довольны.
– Пожалуй, пора возвращаться назад, – развернулся Жартуф и направился в сторону дворца. – Уже сильно припекает, и пора немного в тени отдохнуть.
Он больше не разговаривал с Цуком.
«Кажется, день совсем неплохо начался, – думал юноша. – Теперь эта тварь будет мне служить верой и правдой. Он похож на сокола, которого обучают охотиться. Только тем надевают колпачки на голову. Нет, он скорее похож на волкодава, который, по команде, кинется и на медведя. 
Отныне у меня есть верный слуга, готовый всех уничтожить, чтобы самому стать пауком».
***
Так, в размышлениях, многоножка со своим охранником добрались до дворца.
Скорпионы, задрав хвосты, следили за каждым движением крон–дракона.
Тут опять выскочила крыса. Было видно, что она готовится взлететь. Но Цук ее сразу поразил жалом. Пока Жартуф наблюдал, как она дергается, сзади него, послышался сильный шум и возня. Повернувшись, юноша увидел, что на полу лежит мертвый скорпион, а Цук, оперевшись на хвост, выставил вперед свои клешни. Было видно, что остальные твари, не понимая, что произошло, сильно возбудилось. 
Яд с шипением капал на пол. 
– Я убил предателя, крон–дракон, – доложил Цук. – Уверен, что и с этой крысой все было подстроено.
Все смотрели и ждали, как себя поведет многоножка.
Жартуф, как бы нехотя одобряя поступок, пошевелил лапками, и пополз в угол. 
Ужасные насекомые тут же успокоились, яд с их жал перестал струиться, и ветер разнес последние остатки дыма, поднимавшиеся с пола.
Многоножка пристроилась поудобнее и стала размышлять.
Часть скорпионов во главе с Цуком выстроились в охрану, другие стали жадно пожирать мертвых.
«Как они едят такую гадость, – думал Жартуф. – На них даже яд не действует.
Но пора заняться своими делами. Задавать вопросы нельзя. Крон–дракон обязан знать порядки.
Главное, я выведал, что меня принимают за крон–дракона, и я приобрел верного слугу среди этих тварей. И ещё стало известно, что скорпионы могут превращаться в пауков. Тогда и крысы должны как-то превращаться в скорпионов. Видимо, это – во власти дракона. Но, как бы обо всем этом узнать поподробнее? 
И еще непонятно, как обо всем, что здесь происходит, сообщают на черную планету. Выходит, что пауки сразу же узнают, когда им надо прийти на помощь и немедленно прилетают. Как бы попасть на эту загадочную планету? Однако там нельзя быть многоножкой. Все сразу обратят внимание на появление ранее неизвестного крон–дракона. 
Надо непременно повидать этого Марха. Если мне удастся превратить Цука в паука, то очень многое станет ясно. Тогда он обязательно будет знать, его как можно убить. Я уверен, что моему новому слуге отлично известно, где слабые места скорпионов. Однако и об этом нельзя спрашивать. Одни только вопросы и вопросы. Думай, Жартуф... Считай, что ты в лесу, и заяц запутал следы. Какой же ты охотник, если не можешь разгадать, куда дальше двигаться?
Нет. Видимо придется слетать обратно на землю и подробно расспросить голубку, как был уничтожен хрустальный дворец. И еще надо кое-что выяснить, но это у Цука: отличаются ли крон–драконы друг от друга? Если они все одинаковы, то тогда уже будет полегче. Марх навряд ли сумеет разобрать, кто я на самом деле. Главное, не называть своего имени, меньше говорить и принять грозный вид. Кажется, с Цуком это удалось. Не умнее же него какой-то паук. 
А вдруг тому захочется обо всем доложить дракону? Что тогда делать? Можно обмануть крыс, скорпионов, пауков, но не их хозяина. Я уверен, что он очень умен, если эти твари и насекомые так боятся его и беспрекословно повинуются.
Ладно. Пора опять на прогулку. Может, удастся что-то новое разузнать».
Стоило многоножке пошевелиться, как скорпионы тут же отошли в сторону.
– Пошли, Цук. Я хочу опять прогуляться, – и Жартуф направился к выходу.
Его охранник немедленно последовал за ним. Было видно, что скорпион – в отличном настроении. В его глазах постоянно вспыхивали всполохи синего огня, а на хвосте не было привычной капли яда.
– Ты еще больше нравишься мне, Цук, – пошевелила лапкой многоножка. – Как ты ловко расправился с Кыдом. Туда ему и дорога. Нельзя предавать дракона. Это сразу становится известно. 
Скорпион остановился. Очевидно, он о чем-то думал, но боялся задать вопрос.
– Не раздумывай так долго, – рассмеялся Жартуф. – я же вижу, что ты хочешь о чем-то меня спросить.
На мгновение яркий свет вспыхнул в глазах Цука.
– Но почему мне об этом не сообщил Марх, а пришлось посылать сюда крон–дракона? – раздался тихий шепот. – После того, как дворец был разрушен, Вы – третий крон–дракон, который прилетает сюда с планеты. Вы все так похожи, что может быть, все три раза Вы и были. 
«Вот отличная новость, – обрадовался в уме Жартуф. – Это просто прекрасно, что все мы так одинаковы. Если скорпион не сумел различить, кто есть кто, то и пауку это не под силу. И громко продолжил:
– Я здесь – во второй раз, а еще однажды сюда прилетал другой крон–дракон. Даже и не помню, когда это было. 
– В прошлом месяце, – подсказал Цук. – Но он постоянно сидел в углу, никуда не выходил, ни с кем не разговаривал, и через два дня улетел. 
– Мне тоже придется на время покинуть звезду, – многозначительно проговорил Жартуф. – Дракон мне поручил еще одно важное дело... Очень важное.
– Значит, скоро мы полетим на землю?.. – Приподнял клешни Цук и сразу осекся.
– А ты умен... – стал хвалить скорпиона юноша. 
Но в уме, как молния, непрерывно пробегала только одна мысль: «У них все готово к захвату земли. Они сейчас только и выжидают удобный момент. Что-то их сдерживает. Если мне не удастся все быстро разузнать, то какая участь ждет людей? Никто не останется в живых. Надо торопиться! Время дорого...»
– Да, ты угадал, Цук, – усмехнулся Жартуф. – Скоро, очень скоро, мы тронемся в путь... Но прежде, чем я улечу отсюда, ты непременно должен превратиться в паука. Вызови Марха, я хочу с ним переговорить.
– Вы очень добры ко мне, крон–дракон, – зашевелил клешнями Цук. – Даже став пауком, я навсегда останусь вашим верным слугой. 
Скорпион уперся на хвост, поднял лапы, его глаза стали ярко–голубыми и по ним, одна за другой, побежали волны огня. 
Пока Жартуф с удивлением наблюдал, что происходит с его охранником, в воздухе раздался шум крыльев. 
«Какой же он огромный, – ужаснулся юноша, увидев в небе паука. – Перед ним любой скорпион кажется малой игрушкой». 
Паук внимательно стал приглядываться, куда бы ему сесть. Не прошло и пары мгновений, а он уже был рядом со скорпионом.
– Что случилось, Цук? Зачем ты меня вызывал? – шевеля лапами, грозно смотрел Марх. – Опять бывшие хозяева звезды что–то замышляют? 
Голос его был похож на шелест камыша.
– Это я приказал тебя вызвать, – прикрикнул на паука Жартуф. 


Рецензии
Господи, ну у тебя и фантазия, Григорий .Поражаюсь .
С уважением.

Людмила Герасенова   04.12.2011 13:36     Заявить о нарушении