Уоллес Стивенс. 13 способов увидеть черного дрозда

I
Единственное, что двигалось
В краю двенадцати заснеженных вершин, –
Глаз черного дрозда.

II
Я колебался между двумя решениями –
Словно ветка, на которую опустились
два черных дрозда.

III
Черный дрозд носился в вихрях осенних.
Он был частью этого представления.

IV
Муж и жена –
плоть едина.
Муж и жена и черный дрозд –
плоть едина.

V
Не знаю, что предпочесть:
Красоту птичьего свиста
Или красоту темного смысла,
Пение черного дрозда
Или то, что после.

VI
Наледь покрыла высокое окно
Фантастическими узорами.
Тень черного дрозда
Носилась по нему –
Туда и обратно.
Охваченный волнением,
Я искал в этом мелькании
Какой-то особый смысл.

VII
О мужчины Хаддама,
Что вы грезите о журавлях в небе?
Разве не видите, как черный дрозд
Скачет у ног ваших женщин?

VIII
Я знаю высокий слог
И чарующие поэтические ритмы;
Но я знаю также,
Что черный дрозд причастен
Тому, что я знаю.

IX
Когда черный дрозд, улетая, скрылся из виду,
Он обозначил границу сферы –
Одной из многих.

X
Увидев черных дроздов,
Летящих в зеленом свете,
Даже сводники благозвучия
Не удержались бы от громкого крика.

XI
Он ехал по Коннектикуту
В роскошной карете,
И внезапно его охватил страх –
Тень экипажа
Он принял
За черных дроздов.

XII
Река течет.
Черный дрозд должен лететь.

XIII
Вечер наступил сразу после полудня.
Падал снег.
Снегопаду, казалось, не будет конца.
Черный дрозд сидел
На кедровой ветке.



Wallace Stevens. Thirteen Ways of Looking at a Blackbird

I
Among twenty snowy mountains,
The only moving thing
Was the eye of the blackbird.

II
I was of three minds,
Like a tree
In which there are three blackbirds.

III
The blackbird whirled in the autumn winds.
It was a small part of the pantomime.

IV
A man and a woman
Are one.
A man and a woman and a blackbird
Are one.

V
I do not know which to prefer,
The beauty of inflections
Or the beauty of innuendoes,
The blackbird whistling
Or just after.

VI
Icicles filled the long window
With barbaric glass.
The shadow of the blackbird
Crossed it, to and fro.
The mood
Traced in the shadow
An indecipherable cause.

VII
O thin men of Haddam,
Why do you imagine golden birds?
Do you not see how the blackbird
Walks around the feet
Of the women about you?

VIII
I know noble accents
And lucid, inescapable rhythms;
But I know, too,
That the blackbird is involved
In what I know.

IX
When the blackbird flew out of sight,
It marked the edge
Of one of many circles.

X
At the sight of blackbirds
Flying in a green light,
Even the bawds of euphony
Would cry out sharply.

XI
He rode over Connecticut
In a glass coach.
Once, a fear pierced him,
In that he mistook
The shadow of his equipage
For blackbirds.

XII
The river is moving.
The blackbird must be flying.

XIII
It was evening all afternoon.
It was snowing
And it was going to snow.
The blackbird sat
In the cedar-limbs.


ИСТОЛКОВАНИЕ

1. жизнь, движение парадоксально связаны со смертью, неподвижностью (первый фрагмент, 1, зеркально отражается в последнем, 13). другое истолкование: все приходит к концу, всем правит смерть.
2. обе альтернативы мучительны – что бы ты ни выбрал, ты обречен.
3. умирание, смерть – часть осенней пантомимы.
4. мужчина и женщина дают начало новой жизни и вместе с тем – новой смерти. («рожденные, чтобы жить, они обречены на смерть» – Гераклит).
5. смерть может быть такой же притягательной, как и жизнь.
6. тень на окне напоминает о смерти.
7. все мечты о счастье тщетны, ибо смерть рядом.
8. поэтическая гармония – попытка заклясть смерть.
10 особенно поразителен контраст зеленого цвета надежды и черного цвет смерти. смерть разрушает веру в гармонию мира.
11. он жил спокойно, но однажды ему привиделась смерть.
12. где жизнь, там и смерть.
13. жизнь, движение парадоксально связаны со смертью, неподвижностью (последний фрагмент, 13, зеркально отражается в первом, 1). другое истолкование: все бренно, в этом мире хозяйка – Смерть

"Сквозь все бытие идет черный поток уничтожения. Этот черный поток уничтожения, пожалуй, главный и основной знак невидимой реальности, того ноумена, который стоит за вещами. Он открывает себя не в том, что он встал перед нами как груша, или как банан, или как магнитофон, он, этот ноумен, открывает себя в том, что он уничтожает грушу, банан, магнитофон. Все, что есть, уничтожается. И это единственное обозначение ноумена. Значит ноумен негативен по отношению к сущему, негативен по отношению к человеку. Ноумен - это то, что губит, это, как представляли себе традиционные индуисты, богиня Кали, увешанная черепами, некая бездна, в которой все исчезает. Эта бездна действует вокруг нас, она пронизывает вещи. Мы можем себе представить, что весь мир - это некое горящее полено. Огонь невидим, но полено на наших глазах чернеет и съеживается. Этот невидимый огонь есть прямое присутствие ноумена". - Гейдар Джемаль. Традиция и реальность.
http://kontrudar.ru/material.php?id=72


Рецензии