Про че червя

"Безумству храбрых поём мы песню…"
М. Горький.
В одной планете Зе жил один червяк, склизкий и кольчатый. Ел корнюшки и удобрял землю. Все его очень любили. Все - это родственники, друзья и подруги червяка. В большой червячей семье было несколько тысяч дядей, тетей и двоюродных родственников. Их звали по-разному, но они все ели корнюшки и удобряли землю.
Всей семьей они удобряли ячменное поле, которое, в сущности, являлось крышей их дома и чьи корнюшки они все и ели. Одна светлая кольчатая дама очень нравилась червяку, герою нашего рассказа. Он был даже влюблен в нее по уши! (Если, конечно, вообще уши имеются у червей данного вида.)
Так вот. Однажды, а случилось это в переходе от холодного времени суток к теплому, по-нашему – утром, одна хитрая красная в синею полосочку ворона, утащила Любимую червяка, назовем его именем – Че. И отнесла ее в свою конуру. А на планете Зе все красные в синею полосочку вороны живут в самодельных конурах.
И вот червяк Че решил спасти свою возлюбленную Чи, как Вы догадались, ее так звали. Оделся Че в доспехи, взял нож-раскладож, и пополз на врага, шурша доспехами по траве-мураве. Доспех его был прост: обыкновенная обертка от сосиски, а нож-раскладож, вообще похож на нормальный нож не был. А напоминал если что-то, то неизвестно что. Да и куда он его взял (в смысле «во что») тоже было непонятно, так как у червей нет рук, поэтому, говоря «взял», мы думаем образно, нашел, куда его положить.
Вот ползет Че час, ползет два, а куда ползет и сам не ведает. Вдруг встречается ему птица на курьих ножках.
«Не иначе, как Кура!» - подумал Че. Тут же притворился мертвым. Лежит не шелохнется.
Будто он вовсе и не червяк склизкий и кольчатый, а обыкновенная сосиска в обертке.
Обманул птицу. Заставил поверить ее в свой блеф. Не тронула та его. Правда она и стояла-то к нему задом, а к лесу передом. И оказия одна все ж с Че и с Курой той произошла…
Не ожидал Че подлости такой, долго потом вылезал из-под этой кучи. Как выбрался, значит, из-под обвала, отдышался, отлежался сектанктика три. (По-нашему минут сорок пять.)
К этому времени был уже жаркий день, и Че захотелось пить.
Невдалеке он заметил небольшую груду воды. И он поспешил утолить свою влагу.
На этой планете, Зе, когда хотят пить – говорят «утолить влагу».
Он подполз к камушку. Под камушком сидел микроб, он прятался от жары. Микроб увидел Че, и сильно испугался, а Че не испугался, так как вовсе и не видел микроба, ведь микробы все такие маленькие! Прополз наш герой мимо микроба. Продолжил путешествие.
За камнем была сухая ветка от бамбука. Че стал пыжиться и, с большим трудом, сдвинул-таки это препятствие со своего пути. Другим концом сей ветки он, нечаянно, треснул по рогам жуку-оленю. Жук спал, и сон его длится с тех пор вечно.
Че поспешал. Он несся со скоростью, на какую только способны склизкие кольчатые черви его вида. Мгновенье… и до него донесся шум леденящей воды. Мимо проносились стебли ячменя. Жажда донимала…
И вот вода! Вода!!!
Но что это? По краям здоровенной глыбы воды сидели большие, просто огроменные ячменные комары. Они с жадностью перерабатывали воду в атмосферу: пили ее через носики и выпускали назад искрящуюся, переливающуюся радугой на солнце…
Незаметно подкравшись под землей, Че подполз к самому краю водной глыбы и, неожиданно выпрыгнув, вспугнул всех комаров. Затем он напился вдоволь, вернулся под землю, где ощущал себя в полной безопасности, поел ячменных корнюшек и вздремнул сектанктик - другой!
Когда Че проснулся и вылез наружу, то увидел прежнюю картину: по краям водной глыбы сидели огроменные ячменные комары, и с жадностью перерабатывали воду в атмосферу: пили через носики и выпускали ее фонтанами искря и переливая на солнце…
Бросил еще раз Че взгляд на занятие комаров и отправился дальше, на выручку своей любимой Чи.
В дороге и кончился день!
Че забрался под землю, пытаясь уснуть, но ночь прошла в ожидании утра. Только под самое утро ему удалось вздремнуть и, тогда, он увидел сон. Сон о том, как победил ворону, и Чи танцует для него свадебный танец под музыку падающей росы…
Утро наступило неожиданно с пения синих птиц-щеглов. И тогда Че подумал: «Щеглы!» Потянулся и отправился далее, туда, где в пути его ждала неизвестность и новые приключения.
Че знал, что обязательно спасет Чи. И еще он знал, что эта ночь была с четверга на пятницу, а это, как Вам известно, означает, что сон должен быть в руку. Конечно, Че не догадывался о таком раскладе, ведь тогда, такого поверия еще не было. Но, вероятно, это событие могло послужить первоистоком рождения легенды…
А тем временем в большой семье кольчатых и склизких червей прознали про исчезновение Че и Чи., и решили что это любовь…
А Че спешил на выручку к Чи. Далеко или близко лежал путь Че, он не знал, но свято верил в успех своего предприятия.
Вылез наш герой из укрытия и понесся заре на встречу! Ему казалось, именно там поселился его враг.
Время летело быстро. И вскоре Че оказался на пороге ночи.
Теперь он выглядел намного взрослее, чем до своего спасительного похода, теперь он возмужал и окреп. Увидь его сейчас собственная мама, она не за что бы ни узнала своего отпрыска.
Че не остановился и продолжил путь ночью. Он полз, полз и, наконец, оказался в неизвестном месте, вдали от своего родного ячменного поля. Это неизвестное место заросло все баобабами и другими деревьями, названия коих Че еще не знал. Слегка не по себе стало Че, но он пересилил свой страх и устремился в неизвестность. Оба его сердца усиленно бились – предчувствовали приближение вражеского лагеря.
Многое Че слышал о лесе в песнях залетных птиц. Только никак не ожидал, что сие место окажется таким огромным. На его пути вставали преграды: лианы, папоротники и очень чудные животные зеленого цвета с большими ртами. И еще много чего! В лесу, говорили, даже днем как под землей, а тут была ночь…
Че ориентировался, слушая свое сердце и разнообразные запахи. Запахи… Они окружали и пугали нашего героя и интриговали его!..
Оказалось, что под корнями баобабов не так уж сухо. Еще в лесу все шуршало и шелестело. Создавалось впечатление постоянного присутствия. Чей-то сладострастный голосок пел песню утренней росы. Где-то щебетали птицы и пищали детеныши паука-крестоносца. Да в сетях плакала паучья жертва…
Че казалось, что что-то родное есть в этом чужом месте. Но что? Вот ведь в чем пафос!
Заползая дальше в лес, наш спасатель знал, что время его подвигу скоро настанет. Он очень и очень жаждал этого момента.
Однако вскоре он окончательно выбился из сил и решился отдохнуть.
Проснулся Че оттого, что в его желудочке заурчало. И хотя внизу, у подножия леса, по-прежнему было еще темновато, чувствовалось все же близкое присутствие еды или, по крайней мере, чего-то съестного. Это что-то казалось чем-то новым и, должно было быть, необычайно вкусным. У Че от таких ароматов потекли даже слюнки, заурчало, замурлыкало в животике. Ориентируясь носопыркой червь полз к неизведанному, опасаясь лишь всяких парнокопытных и дятлов. Запах тревожил его воображение, манил в глубину чащи…
У Че от запаха еды так закружилась голова, что он впопыхах потерял доспехи, а вмести с ними и свой, доставшийся еще от дедушки, нож-раскладож.
Через какое-то небольшое время Че коснулось что-то удивительно мягкое и приятное на ощупь. Это оно издавало такой восхитительный запах.
Че откусил от умопомрачительной мякоти неизвестного ему продукта!…
Да! Такого Че никогда не пробовал. И нет таких слов, чтобы описать волнующий момент ощущения блаженства, которое испытал тогда склизкий и кольчатый. Всем своим весом Че попытался налечь на съедобную массу и въестся в нее. И у него это получилось!
Не сразу, но Че протиснулся внутрь еды.
«О, не сравнить ЭТО с какими-то там корнюшками! - думал Че и ел, ел, ел…
И не мог никак насытиться… Пока не провалился в другой, чужой, сделанный явно не им тоннель. Тоннель и пах совсем по-иному, не так как пахнут все склизкие и кольчатые, но довольно-таки не дурно. Поэт по этому поводу мог бы выразиться примерно так: «Пахло Весной и Женщиной!»
У Че давно никого не было. И поэтому или может еще почему, червь решил, что попусту теряет время, желая спасти свою возлюбленную Чи. Ее может уже и в живых-то нет, и что теперь, когда он познал истинную цену жизни, пройдя этот нелегкий и опасный путь, и придя к этому удивительному лакомству, теперь ему пора бы и остепениться и обжиться семьей, если нет других конкурентов.
Спустя секунду Че уже спешил на желанный запах, сильно билось его сердце и спирало дыхание… И вот за следующим поворотом он повстречал ее, ту от которой так приятно пахло. Они влюбились друг в друга с первого взгляда.
«Как называется это прелестное место» - спросил Че.
«Это – гриб!» - ответила незнакомка.


Рецензии