Цикл На перекрёстке трёх миров 1999

НАТАША ЧЕКИНА ТРАГИЧЕСКИ ПОГИБЛА В 2001 ГОДУ.
ЕЙ БЫЛО 20 ЛЕТ. ОНА ОСТАЛАСЬ В СВОИХ СТИХАХ
И ПРОЗАИЧЕСКИХ ПРОИЗВЕДЕНИЯХ. НИКТО НЕ СМОГ БЫ
СКАЗАТЬ О НЕЙ ЛУЧШЕ, ЧЕМ ОНА САМА ЭТО СДЕЛАЛА.

 * * *

Без жизни, без смысла, без цели,
Без детской и чистой мечты,
На голой и грязной панели
Стоишь, тихо плача, ты.

Машины проносятся мимо,
Шоферы кидают взгляд…
Тоска твоя неутолима,
И ты живешь наугад.

Ты будешь ласкать чьи-то губы.
И чьи-то слова повторять.
И кто-то тебя погубит,
Чтоб молча тебя ломать.

Смываются слезы дождем,
И боль уже не видна.
Ты больше не вспомнишь о том,
Что ты навсегда одна.

Тебе уже все равно.
И утром, вернувшись в свой дом,
Ты станешь твердить лишь одно, -
Что все это было сном.

Мелодии тихий звук
Вновь память твою воскресит,
Замкнет неизбежно круг,
И будешь ты дальше жить.

Но день улетит в никуда,
Тебя забирая с собой,
Тебя забирая туда,
Где люди проходят толпой.

С тобой снова кто-то будет
Чьи-то слова повторять
И молча тебя погубит,
Чтоб в миг один разломать…
 (Апрель, 1999)



 ТЫ НЕ ТОТ

Ты не тот, ты не тот, ты не тот.
Пролетит жизнь: за годом - год.
И я знаю все наперед -
Ты не тот, ты не тот, ты не тот.

Я не та, я не та, я не та.
Это все суета, суета.
Впереди - пустота, темнота.
Я не та, я не та, я не та.

Счастье - ложь, нежность - ложь,
 чувства - ложь.
Злую память мою не тревожь.
И цена всем словам твоим - грош.
Все, что будет, то будет - ложь.

Вот и все. Хватит слов, хватит фраз.
Я вполне откровенна сейчас.
Ты меня не сберег и не спас.
Вот и все. Хватит всех глупых фраз.
 (май, 1999)



 НЕ СМЕЙ…

Не смей меня любимой называть
И звать своею верною супругой!
Любовь, обман и жизнь бегут по кругу,
И я, как все, смогу от них устать.

Не смей просить, чтоб я была верна,
Чтоб каждый миг жила одним тобой,
Чтоб для тебя утратила покой.
Достаточно, что я тебе - жена.

Не смей себя назвать родным отцом
Девчонки той, что мне дороже счастья.
И сердце для нее не рви на части,
И не желай ей спать спокойным сном.

Не смей надеяться на нежности порыв
И ждать случайных и неискренних желаний,
Не смей давать ненужных обещаний
И ждать взаимности, себя всего раскрыв.

Не смей мне говорить в лицо "не смей!"
И заставлять жить так, как ты желаешь.
Ты обо мне ничто, поверь, не знаешь,
И может быть со мной тебе больней.

Мне ничего не надо, так и знай.
Оставь меня в покое - и - живи!
Не смей мне клясться в вечности любви
И счастья в жизни мне не обещай!
 (Апрель, 1999)


 * * *
Тебе писать, наверно, глупо мне:
Ведь ты женат, а я люблю другого.
Но помню я биенье в тишине
Биенье сердца нежного, святого.
И слов найти, казалось, проще нет,
Чтоб рассказать, как о тебе тоскую.
Но помню я внезапный твой совет:
"Забудь меня, ведь для другой живу я".
Забыла я и ревность, и порок,
И преступленье клятвы перед Богом.
Впусти меня на нежности порог,
Заставь забыть обратную дорогу.
Я знаю, ты не сможешь позабыть,
Не загрустить, когда услышишь имя.
И, помня все, ты будешь дальше жить
И думать обо мне, как о любимой.
И ночь любви судьбой ты назовешь
И не захочешь что-либо исправить.
И тот порог ты сам перешагнешь,
Желая все хотя б на миг оставить.
И губ моих коснешься первым ты,
И будем мы парить под самым Богом.
И воплотим безумные мечты,
На миг забыв обратную дорогу.
Чтоб через день, а, может, через год
Случайно вспомнить все, что с нами было.
И наша боль исчезнет и пройдет,
Когда поймем, как нежно мы любили.
Пусть только миг, пусть только ночь одну,
Но искренне, и честно, и открыто.
И как душа ломала тишину,
Которая теперь для нас забыта.


ПЕРЕКРЕСТОК ТРЕХ МИРОВ

Я стою на перекрестке трех миров.
Первый - тот, в котором родилась,
Где испытывала боль, любовь и страсть,
Где среди дождей или огня
Тысячи веков одна плелась…
Этот мир, увы, не для меня…

Я стою на перекрестке трех миров.
Мир второй - счастливей и прекрасней.
Только в мире этом жизнь напрасна:
Пролетит она, надеждами пленя,
Ожиданьем и мечтою сладострастной…
Этот мир, увы, не для меня…

Я стою на перекрестке трех миров.
Третий мир наполнен лишь тоской.
Белый свет - под крышкой гробовой.
В нем живешь, себя во всем виня,
В нем навеки ты забыт толпой…
Этот мир совсем не для меня…

Я стою на перекрестке трех миров.
Верный путь найти я не сумею,
Обмануть себя я не посмею.
Я живу не перекрестке трех миров,
Понимая жизнь - не для меня.
 (май, 1999)


 * * *

И в печальной мелодии вальса
Я тебя закружу допьяна.
Навсегда, навсегда оставайся,
Навсегда для тебя я - жена.

Ты не веришь? Не надо, не надо!
Ну и что, ну и пусть - все равно.
Ты - моя неземная награда
За пролитое мною вино.

Не забудешь, не сможешь укрыться
От моих обезумевших рук.
Мы не сможем уже разлучиться,
Для меня ты - мой вечный супруг.

Даже если заблудимся где-то
Средь широких пустынных полей,
Отыщу тебя, встав на рассвете,
Над землей, под землей, на земле…
 (май, 1999)


 РАЗГОВОР

Я хочу рассказать о любви,
 мой случайный путник.
Да, я знаю, что ты много лет
 живешь для другой.
Ты - ей верный супруг,
 неотъемлемый вечный спутник.
Ну, а я для тебя - представитель толпы немой.

Но я все же скажу пару слов,
 и мне станет легче.
Все, что я пронесла, не дано пронести никому.
Да, я очень устала, и дико дрожат мои плечи.
Но смогу я открыться,
 поверь, лишь тебе одному.

Я живу для того,
 чтоб любить и любовью измучить.
По-другому - нельзя,
 по-другому я просто никто.
Я не знала, что небо
 меня с этим счастьем разлучит
И заставит жить вечно
 с единственной глупой мечтой.

Ты оторван сейчас от того,
 что с тобой происходит,
В этот миг, пока ты читаешь нелепые строки.
Этот миг ты живешь для меня,
 и с ума меня сводит
Твоя близость,
 а также моя неизбежность порока.

Если ты - человек,
 если сердце в тебе не остыло,
Если ты еще в силах понять, простить и спасти,
Позабудь о других в этот час, как и я позабыла,
Помоги хоть на миг
 счастье в жизни мне обрести.

По-другому - нельзя, по-другому - я умираю.
Принеси эту жертву, ради спасенья чужой.
Я явилась к тебе, и к тебе одному призываю:
Помоги мне на миг обрести вновь душевный покой.

Обними меня крепко,
 чтобы я дрожать перестала,
Обними меня так, чтобы я заблудилась в себе
И поверила в то, что тебя одного лишь искала
И ждала лишь тебя
 в одинокой и грустной судьбе.

Поцелуй меня так,
 чтобы я смогла стать безумной,
Чтобы губы мои дали волю забытым словам,
Превратили их в фразы
 о вечной любви безрассудной,
За которую я все, что есть, без сомненья, отдам.
 (май, 1999)



 МОЙ МИЛЫЙ МАЛЬЧИК

Мой милый мальчик, не люби меня!
Желать такое сердце – обреченье.
Оно стучится, нежностью пленя, -
За ним скрывается одно презренье!
Мой милый мальчик, не проси огня!
Моя душа давно уже остыла.
Мой добрый мальчик, не желай меня,
Забудь о том, что между нами было.

Мой милый мальчик, не целуй меня,
От нежности твоей я не растаю.
Ты сам себя мечтою опьяня,
Поверишь в то, что я не осязаю.
Мой милый мальчик, обо мне забудь
Легко и просто, как и я забыла.
Пойми, тяжелым был мой путь,
И, как могла, уже я отлюбила.

Мой милый мальчик, ты меня прости:
Нельзя быть слишком щедрой на надежду.
Прощаясь, ты попробуй отойти,
Оставшись жизнерадостным, как прежде.
Мой милый мальчик, все, что было, - бред,
Минутное желанье и усталость.
Поверь, мне слишком много лет,
И так близка моя седая старость.

Мой милый мальчик, только ты живи
И не люби безумных и несчастных.
 И нежным взглядом не ищи любви
 В глазах холодных и навек угасших.




 * * *

Я люблю тебя, как любят только Бога.
Такова моя тернистая дорога.
Такова моя нелегкая судьба –
Я люблю и Бога, как тебя.

Как же непослушны эти пальцы…
Небу целиком нельзя отдаться.
И запрещено тебя любить,
И не в силах память отключить.

Надо быть спокойней и смелее,
Надо жить, от радости хмелея,
Надо наслаждаться каждым днем:
В рае – небом, а в аду – огнем!
 (июнь, 1999)



 * * *

Боже мой! Какой красивый мальчик
С фотографии давно ушедших лет
Смотрит пристально, а сердце плачет:
Мальчика на свете вовсе нет.

Боже мой! Как призрачны желанья.
Верила в кого я столько дней?!
И от этой безысходности скитанья
Сердцу опустевшему больней.

Эти нежные и трепетные пальцы
Не придумала ли я сама себе?
Кто же знал, что суждено расстаться
И повиноваться злой судьбе.

Кто же знал, что сердце онемеет
От реальности, что я ждала узнать.
И что искренняя вера не посмеет
У чужой жены Его отнять.

Господи! Как хочется забыться,
Чтобы только больше не любить,
Чтоб во сне счастливом раствориться,
И Его дыханьем растопить.
 (июнь, 1999)
 

НЕЛЮБОВЬ

И помня все, что было, что не было:
Безумная мечта, тоска и боль,
Я понимаю, что я вовсе не любила,
А просто исполняла злую роль.

А мой супруг, - мой вечный, неизменный, -
Всего лишь бред, виденье, суета.
Он не был мне ни искренним, ни нежным
И больше им не будет никогда.

О, Господи! Как больно, как уныло.
Зима иль лето, в целом, - все одно.
Я в жизни этой вовсе не любила…
Любила, может, только пить вино…

Любила лишь по улицам слоняться,
Встречаться с кем-то и в себя влюблять.
Любила заставлять с собой прощаться,
Хотя и не любила заставлять.

Как будто все ушло и все остыло,
И мне осталось только осознать,
Что в жизни никого я не любила,
Любила притворяться, да мечтать.

О чем мечтала я? Да только о пустом:
О счастье, о весельях, о желаньях,
И ночью звездной, и дождливым днем
Жила, сама себя не понимая.

Должно быть, есть предел всему.
И больше притворяться я не в силах.
Любовь тая к виденью одному,
Я в жизни никого и не любила.

И нужно все, что было, зачеркнуть;
А в то, что будет, - даже и не верить.
Осталось лишь в гробу пустом уснуть
И временем на вечность жизнь проверить.

Чтоб каждый раз, когда вернусь назад
И повторю все то, о чем забыла,
Увидев в пустоте знакомый взгляд,
Понять, что никого я не любила.
 (май, 1999)


ТРИЛОГИЯ "ПРОТЕСТ ПРОТИВ СЕБЯ"

 1

- Что в сердце твоем? – Пустота!
- Что в голосе? – Боль и презренье…
- Куда подевалась мечта?
- В несбывшееся воскрешенье…
- Что губы дрожат, как в бреду,
И место рукам не находишь?
- По свету хмельная иду.
- Зачем ты с ума себя сводишь?
- Зачем?! Для того, чтобы жить,
Чтоб был хоть какой-нибудь смысл.
Чтоб ночью бесцельно не пить,
Чтоб в пьяном бреду жила мысль.
- Но разве в той мысли есть жизнь?
- Не надо мне сердцебиенья!
Не трогай меня, не держи,
Дай вырваться из-под презренья.
Дай просто спокойно вздохнуть…
- Но кто же тебе мешает
Проснуться и снова уснуть?..
- Тогда ведь меня не станет…
- Что толку от боли твоей,
К чему пустота и презренье?
- Не трогай! Мне станет больней
От нежного прикосновенья.
- Но я и не тронул тебя,
Хотя это слишком трудно…
- Вот видишь… Все это – судьба
Скребет сердце зло, безрассудно.
- При чем ту судьба, не пойму…
- При том, что она сильнее.
И если тебя обниму,
Мне станет еще больнее…
Ведь в сердце моем – пустота,
А в голосе – боль и презренье.
Я с детства – грешна и чиста –
Живу, будто в оцепененьи.

 2

Господи! Прошу и умоляю:
Не лишай меня единственного чуда!
Снова я кричу и повторяю,
Что Его вовеки не забуду.
Кем Он был? – Судьбой и идеалом.
Кем Он стал? – Несбывшейся мечтой.
Я лежу в бреду под одеялом
И не в силах прекратить запой.

Господи! Прошу и умоляю:
Не лишай меня единственного счастья.
Снова от тоски я умираю,
Сердце рву на клочья и на части.
Кем Он был? – Любимым и желанным.
Кем Он стал? – Несбывшейся мечтой.
Я лежу в бреду под одеялом
И не в силах прекратить запой.

Господи! Прошу и умоляю:
Не лишай меня единственной надежды.
Снова, как очнуться мне, не знаю.
Снова мне не стать такой, как прежде.
Кем Он был? – По неземному странным.
Кем Он стал? – Несбывшейся мечтой.
Я лежу в бреду под одеялом
И не в силах прекратить запой.

Господи! Прошу и умоляю:
Не лишай меня единственной мечты,
От которой снова я в тоске сгораю,
От которой снова жажду суеты.
Кем Он был? – Моим виденьем пьяным.
Кем Он стал? – Несбывшейся мечтой.
Я лежу в бреду под одеялом
Не желая прекращать запой.



 3

Телефонный звонок: «Я слушаю».
Мне в ответ: «Позовите ту дурочку,
Что когда-то развесила уши
И поверила в глупую шуточку».
«Таких нет!» – буркну зло я в трубку.
«Что за бред?!» – отразится во мне.
Рассержусь, может быть, не на шутку,
Утоплю рассужденья в вине.
А наутро с хмельным сознаньем,
Догадаюсь, что звали меня.
Что я просто боялась признанья,
Что та дурочка – это я…

Телефонный звонок: «Я слушаю».
«С кем имею я честь разговаривать?»
«С той безумной, развесившей уши,
что умела себя так обманывать».
А в ответ – пустота телефонная.
На прощанье – смешок и «ну-ну».
Как картинка я: дура безмолвная,
Что надеялась на тишину.
Признаваться в ошибках – немыслимо,
Ну, а в глупости – просто дурман.
Я три года жила бессмысленно
И не верила в этот обман.

Телефонный звонок: «Что угодно?
Может, хватит сюда звонить?
Сколько можно гонять телефоны
И какой-то маразм говорить?!»
Не сказали ни слова… И – ладно!
Хоть теперь буду жить спокойно.
…Только в сердце тревожно и странно…
Не хватает звонков телефонных…


 НУ И ЧТО?

Ты сейчас не со мной. Ну и что? Ну и пусть.
Это просто печаль и нежданная грусть.
Ты сейчас не один. Ну и что? Ревность – ложь.
Ты меня позабудь, ты меня не тревожь.

Я не верю в людей. Все равно все солгут.
Только ты есть один. Где-нибудь, с кем-нибудь.
Только ты был один – для меня лишь святой.
Остальные – лишь бред. Остальное – не то.

Понимать нелегко: мне тебя не узнать.
Нелегко отойти, тяжело не солгать.
Тяжело не забыть, не дано не уснуть.
Ты сейчас не со мной. Ну и что? Ну и пусть.

Ты сейчас не один. Но не в этом беда.
Ты не будешь со мной ни за что, никогда.
Не коснусь твоих губ, не коснусь твоих рук.
Лишь в безумной мечте ты – мой вечный супруг.

Это все только бред. Мне не стоит писать.
Мне тебя не найти. Мне тебя не обнять.
Только мне все равно. И слова мои – ложь.
Ты меня позабудь. Ты меня не тревожь.
 (июль, 1999)



 ЭПИЛОГ

Не верьте, люди, слабостям минутным.
Не верьте слабостям извечным,
 безграничным.
Не вздумайте идти путем распутным,
Не вздумайте идти путем приличным.
Не думайте о том, что не бывает.
Не думайте о том, что вдруг случится.
Страшней всего, когда вам не хватает
Того, что горем в вашу дверь стучится.
И вы в безумии, все помня, понимая,
Берете ключ и мчитесь к этой двери.
Страшней всего, когда всю правду зная,
Не в силах разум в эту правду верить.
 (июль, 1999)


Рецензии
Грусть, грусть, грусть...

Олег Николаевич Шишкин   22.05.2018 17:44     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 23 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.