Зодиак. Книга стихов

 Зодиак. Книга стихов. 1991-1996


ЗОДИАК

На площади пустой
созвездьем гончих псов
загонят и меня.
Они имеют право
тореро погубить -
я выпустил быков,
им припасенных для забавы.


Стрелец натянет лук,
прыжком догонит лев,
и козерог поставит крест копытом.
А после дева их замолит грех,
поплакав вдоволь над убитым.

Вселенная - алтарь
для жертвенной овцы,
где сердце на весах
вздымают, как на дыбе.
Костер зажгут сверхновой близнецы,
остатки скормят раку или рыбе.

И гордый водолей
привычно смоет кровь.
Все будет так, как и во время оно:
на пьедестал,
отлитый под любовь,
опять посадят скорпиона.

В день смерти Иосифа Бродского


 
* * *

Каждый день на закате
через тысячи верст
в белом шелковом платье
дожидается звезд.

Вот они проявились,
посылая свой свет,
те, что только родились
и которых уж нет.

А она все гадает,
у какой же из них
есть планета иная -
там, где рай для двоих...

И не в силах отринуть
даже малой из звезд
всё не может покинуть
добровольный свой пост.




* * *

Что мне делать, если в этом мире
места нет для праведных шутов,
если здесь, как в допотопном тире,
кто платил, тот выстрелить готов?

Вот мишени: много или мало -
все равно в какую - вверх ли, вниз.
Главное, пали, куда попало -
в каждой ожидается сюрприз.

Я - мишень. Я должен закрутиться,
коли точен был прицел дельца.
И не важно, что мне будет сниться
в ожиданьи глупого конца.

Мы свободно выбрали ячейку:
я и он - права у нас одни.
У него выигрыш на копейку,
мне споют за мятые рубли.



* * *

Куда укрыться от себя,
в какую даль, а какую тишь?
последний лист календаря
зажат в кармане, словно шиш.
Последний день - глоток судьбы,
последний смех, последний плач.
Мой конь поднялся на дыбы,
и приготовился палач.
Постойте! Я, такой гордец,
прошу пощады в первый раз.
Всегда удачливый купец,
я душу грешную не спас.
Ее, сорвавшуюся в крик,
возьми с моею головой
и дай почувствовать на миг
тебя и жизнью, и судьбой.


* * *

Как вещь, забытая тобой,
я был недвижен, но воскрес.
Слепец с протянутой рукой,
шагаю бодро через лес.

Мне не осилить тишину,
но звук цепляется за звук.
Я ухожу, как на войну,
под барабанный сердца стук.

 
* * *

Зачем всё это,
право, я не знаю.
Какой-то смысл есть у всего.
А, может, нет никакого смысла.
Но и в этом,
наверное, какой-то тоже смысл.


* * *

Участок застолблен -
вот кол с табличкой
и изгородь вокруг.
Пустое место,
где ничего отныне не растет:
ведь почвы нет.
Теперь осталось только
крупинки мыть
счастливых прежних дней.
Когда б они здесь были.
Стал бесплодным
еще кусочек сердца моего.


* * *

Боже мой, неужели весна?!
Как давно ее не было, Боже!
От угара, от пьяного сна
мы очнулись, как сбросили кожу.
И теперь через грязь, через кровь,
через черные души живущих
прорывается, нет, не любовь,
но весна, как надежда на лучший,
благородный и чистый исход.
Как отрада для долго идущих,
как награда для тех, кто не ждет.
Дай же силы поверить и нам,
что явленье ее появленье -
искупленье за все преступленья,
за позор кровоточащих ран.

- Господи! Ты слышишь?
- Громче зовите!
Может быть, он спит.
Э. Л. Войнич. "Овод"

1991-1995гг.



 УСЛОВНЫЕ ВОСКЛИЦАНИЯ

Какое счастье жить среди людей!
Когда здоров, богат, красив и молод.

Как хорошо из рук кормить зверей!
Когда не знаешь, что такое голод.

Какой восторг приветствовать рассвет!
Когда вчера ты выспался изрядно.

Как мило выходить порою в свет!
Когда одет престижно и нарядно.

Какая доблесть драться, как в кино!
Когда во тьме не угрожают пули.

Как хочется любить без всяких "но"!
Когда тебя еще не обманули.


* * *
 
Улица вслед им кричала: "Скоты!" -
все поминая буквы.
Гордые силой своей правоты
мир раскачали - рухнул.
Пусть: на обломках
живые ли, мертвые
храм возведут на века.
Господи! Какого черта
ты сотворил чело-ве-ка!


  * * *

В городах еще не вечер,
в головах еще не ветер,
мне же хочется туда,
где соленая вода,
где горит неяркий свет,
где двоим покоя нет.


* * *

Мы, как два дурака
из страны, где подобных не мало.
Каждый в дудку дудит
так, что слышно его за версту.
Каждый жмет по прямой,
чей конец совпадает с началом.
И не дай-то нам бог
ненароком сойтись на мосту.

Вот сошлись и стоим -
существа непонятного вида
неизвестных науке
упрямых крылатых быков.
Раздражает тебя
моя красная шляпка из твида,
золотое кольцо
для меня только символ оков.

Я на птичьих правах
собираюсь преследовать ветер,
улечу, чтобы петь,
навсегда разучившись мычать.
Ты мечтаешь о том,
чтоб травы пожевать на рассвете,
полежать на песке
и хвостом хорошо постучать.
 
И напрасны слова,
что исполнены разного смысла,
ничего не изменят
налитые кровью глаза.
Все свершилось для нас,
как всегда, непонятно и быстро.
Мы летим под откос,
забывая нажать тормоза.


* * *

За минуту безумного дня,
за минуту кошмара ночного
я, быть может, любила тебя,
а, быть может, была нездорова.
Я спросила - ты бросил ответ,
как всегда очень скользкий и грубый.
Я сказала: "Будь счастлив, привет", -
и до крови поранила губы.
У свободы порочащий вкус
лишь для тех, кто родился в неволе.
Я теперь за себя не боюсь.
За тебя и подавно - до боли.
 

* * *
 
Заходит солнце.
Вот еще минута:
все тот же бирюзовый
яркий свет
и красное,
но это отголоски,
пуст горизонт.
Вот так и я ушла.


* * *

Когда захочешь жить -
приходи.
Блаженное тепло
соединит нас,
чтобы потом разбросать
по разным сторонам жизни.

Когда захочешь петь -
приходи.
Мы сольемся
в чистом звуке,
чтобы потом всегда
звучать диссонансом.
 
Когда захочешь любить -
не приходи,
умоляю!
Я не хочу
ненавидеть
любя.


* * *

Брошу, уйду, прокляну, позабуду,
год посчитаю за пять.
Мне захотелось обычного чуда,
только тебе ли понять?
Где уж?!…Однажды, забывшись привычно,
я увидала сквозь сон:
вот без улыбки фальшиво-циничной
снова является Он.
Тихо подходит и я понимаю:
нет, это вовсе не ты,
просто осколок забытого рая,
образ земной красоты.
Все надломилось легко и спокойно
тем, где проходит надрез.
Мне ли не знать этой музыки стройной,
песен с улыбкой и без?
Мне ли не ведать, на что намекает
это портрет на стене?..
Я заждалась и теперь улетаю -
чуда так хочется мне!



* * *

Ожидая: разверзнется ад,
лишь на время подернутый раем,
я смотреть не любила назад
и ходить по нависшему краю.

Для кого этот лес голубой,
слишком яркий, чтоб быть не фанерным?
Мне привиделся старый плейбой
за улыбкой фальшивой и нервной.

Потеряли былые мечты,
обрасти не успевшие явью -
перейти слишком рано на "ты",
что с асфальта сойти в разнотравье.

Задохнулись, опомнились вдруг
и с привычным желанием боли
повернули: ты в замкнутый круг,
ну, а я - к опостылевшей воле.

2 марта 1991г. - 30 марта 1996г.



* * *

Зеленым листом,
раскрашенным на бумаге
первоклассником или дряхлым стариком,
плыву к тебе,
как подарок маме
в бутылке из-под пива
грязноватым ручейком.

И сквозь стекло коричнево-бутылочное
смотрю на мир,
до умиленья розовый,
чувствуя частью своей затылочной
его движение и метаморфозы.

Водоворотом вальсирую в белом зале
и стараюсь не думать пока
о том, что ожидает в финале
решетка сточного люка.



* * *

Радость округлила глаза -
две огромные незабудки.
Сверху спикировала стрекоза,
пес, удивленный, вылез из будки.
Бедняжки никогда не видели,
чтобы люди смеялись не от горечи и злости.
Открываю двери обители
и приглашаю всех в гости.

4 июня 1996 г.,
проходя по Лубянке

https://www.youtube.com/watch?v=9QEHmXSeA8s

https://www.youtube.com/user/MusGroupHarmonia?feature=mhee
 


Рецензии
не понравились Ваши стихи,спасибо большое.
Удачи Вам Таня!

Галина Пушкаренко 2   25.01.2017 18:46     Заявить о нарушении
Я поняла, Галина, что на самом деле понравились. Но видите, что делает потеря одной буквы. :)

Татьяна Мацук   25.01.2017 22:01   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.