Ведьмы

 Субботнее утро любой уважающей себя ведьмы начинается одинаково – нужно идти в салон. За неделю ногти и волосы отрастают с нечеловеческой скоростью, предательски грубеют и начинают выдавать всю ведьминскую суть. Нехорошо. Муж может догадаться. Поэтому в субботу с утра, едва хлебнув для бодрости терпкого, в цвет глаз, зеленого чаю, быстренько в парикмахерскую.
 
 Тут хорошо. Главное – можно не таиться. Здесь все свои, все - ведьмы. Я по записи к молоденькой ведьмочке Наденьке.

 Наденька славная. Она еще не настоящая ведьма, только учится, но у нее уже очень хорошо получается. Вот и сейчас, не успела я войти, а она уже новый заговор пробует:

 - Здравствуйте! Я вас жду. У нас новая линия косметики для ухода за волосами. Такой дивный бальзамчик – волосы просто шелковые. Попробуем?

 - Здравствуй, Наденька. Спасибо, дорогая, в другой раз. Сегодня все, как обычно – мытье, массаж, окраска, стрижка, укладка, - ответствую я на ее неловкую шаловливую попытку ворожбы и, как бы невзначай, показываю свои обереги – разноцветные пестрые бумажки с дивными водяными знаками и серебристыми прожилочками по бокам.

 Наденька улыбается, понимая, что я ее раскусила, весело шипит: «Хорошшшшо!...» – и склоняет передо мной голову.

 Она обматывает меня несколькими покрывалами, бережно усаживает в кресло над жемчужного цвета раковиной, запрокидывает мою голову и начинает мытье отросшей шевелюры. Я закрываю глаза от удовольствия. У моей Наденьки очень нежные пальчики и совсем еще негрубые коготки.

 Потом она долго и старательно растирает в старой прабабкиной ступке едкую хну с другими, только ей одной известными ингредиентами, настороженно оглядываясь по сторонам и боясь, чтоб никто из товарок по цеху не подсмотрел ее секретов. Все эти ее манипуляции видны только в зеркале. В нем же я наметанным ведьминским взглядом подмечаю, что у моей Наденьки со дня нашей последней встречи несколько рыжих прядей волос превратились в очаровательных змеек. Наденька медленно, но верно обрастает гюрзами. «Сильная будет ведьма, очень сильная» - думаю я. Эта моя мысль настолько близка к истине, что Наденька тоже слышит ее, чутко перехватывает мой взгляд в зеркале и лучезарно улыбается, соглашаясь.

 А я уже не могу отвести взгляда от того, что вижу в зеркале.

 Ни один человек не смог бы и минуты наблюдать то, что открывается мне в этом волшебном стекле, без угрозы буйного помешательства. Зеркало отражает всю подноготную ведьминской кухни. Зал полон дикими, косматыми женщинами с безобразными шевелюрами и жесткими, длинными когтями. Они шипят друг на друга, сходятся парами, о чем-то шушукаются, потом расходятся, чтоб вновь сойтись. Некоторые уже так стары, что не в силах удерживать под одеждой хвосты, и те грязными шнурами тянутся за ними всюду, куда б они не шли. Последнее дело для ведьмы утратить способность прятать хвост. Можно не таить кривые зубы или не стричь космы и гогти, но если у тебя вываливается хвост – все, «пиши - пропало». Тебе пора на покой. Отколдовалась, ведьмочка!
 
 Вот в зал входит самая старая ведьма, небрежно волоча за собой метлу. Она уже не в силах прятать не только хвост, но и копыта. Ей уже не доверяют колдовать. Ей уже можно только убирать зал после чужого колдовства. От этого она вечно зла и неулыбчива.

 - Здравствуйте, Соня – говорю я ей больше из уважения к своей грядущей старости, нежели из вежливости.

 - Здрасте… - бурчит в ответ старуха, одним ловким движением сметает в кучку щетинку моих стриженных волос, складывает ее в ведерко и уходит восвояси, громко стуча тяжелыми подковами варикозных ног по паркету. «Вот ведьма!» - хитро думаю я и гляжу в лукавые глаза Наденьки. « Ага!» - думает в ответ Наденька и хихикает.
 
 Она уже закончила с моей прической и разматывает меня из покрывал. Потом отходит не несколько шагов в сторону и ждет, что я ей скажу. Я не спеша встаю, долго поправляю одежду и придирчиво рассматриваю в зеркало свою прическу. Через минуту томительного для Наденьки ожидания я произношу мягким голосом:

 - Спасибо, моя дорогая. Мне нравится.

 Наденька расслабляется, подходит ближе и, изловчившись, шипит мне в ухо:

 - А мошшшно вы расплатитесь на месте?.... Администраторшшша сегодня выходная….

 - «Мошшшно», моя дорогая, «мошшшно»…. – я позволяю себе немного подразнить Наденьку за ее предательскую шепелявость перед более сильной ведьмой и отдаю ей в руки несколько пестрых оберегов из кошелька.

 Наденька тихо, но очень вежливо благодарит меня, а в зеркало я вижу, что она даже целует мне руку. Это заставляет меня встрепенуться.

 - Все, моя дорогая, мне ж еще к Гале на маникюр сегодня! Чао!

 Да, меня сегодня ждет Галя. Очень сильная ведьма. Я хожу к ней раз в месяц. У нее очень дорогое колдовство.

 Приоткрыв дверь в помещение, где обитает Галя, я робею и спрашиваю, пришепетывая:

 - Мошшшно?..

 - Да, конечно, я уже вас жду – приветливо отзывается Галя, и я перевожу дух. С Галей трудно общаться, если она в плохом настроении. Да что там «трудно». Буквально опасно для жизни. Может и кровушку пустить. – Что будем делать?

 Я объясняю Гале, что мне нужно. Она записывает длинную колонку цифр на узкий зеленый листик и показывает мне итог:

 - Хорошшшшо… - говорю я и склоняю перед Галей голову.

 Потом я беру в руки листик и иду к кассе. Расставшись со внушительной горкой своих пестрых оберегов, я возвращаюсь, опускаю руки в приготовленную Галей ванночку с теплой, пахучей жидкостью и отдаюсь во власть этой сильной ведьмы.

 Пока она рассматривает мои отросшие когти в большую линзу увеличительного стекла, я внимательно рассматриваю Галю.

 Она безобразна. Весит килограмм сто пятьдесят, не меньше. Во рту у нее всего четыре зуба – два сверху, два снизу. Ноги налиты водянкой. Волос почти нет. На руках - без ногтей, короткие, очень чувствительные и ловкие пальцы. Но это без зеркала. В зеркало же, которое расположено позади Гали, я вижу совсем другую картину.

 Сквозь серебристую, зыбкую поверхность чудесного стекла навстречу моему пытливому взгляду начинает проявляться истинный образ Гали. Она прекрасна. У нее густые, длинные рыжие волосы, гибкая, волнующая округлостями фигура зрелой женщины и очень правильные черты лица. Я заинтригована. Мне нестерпимо любопытно и жутко хочется узнать тайну Гали.

 Я решаюсь на хитрость.

 Я точно знаю, что в тот момент, когда Галя начинает наносить на мои приобретшие нормальный вид и размер ногти свои великолепные рисунки, обмакивая тонкие, нежные кисточки в разноцветные пузырьки с лаками и эмалями, она становится уязвимой. Нужно только пристально смотреть ей в глаза, и душа ее станет для меня прозрачной, а тайна ее дивного, зеркального развоплощения раскроется. Я очень хочу этого и начинаю свое собственное колдовство.

 Минуты две я ровным счетом ничего не вижу на дне черных, щелевидных ведьминских зрачков. Я делаю над собой усилие, любопытство мое достигает наивысшей точки, и, наконец, чувствую, что некая одухотворенная сущность, живущая в самом сердце Гали, видит меня и может говорить со мной.

 
 - Это ты, Галя? - беззвучно спрашиваю я ее своим сердцем, всеми силами скрывая заинтересованность в искреннем ответе, чтоб не спугнуть собеседницу.


 - Я не Галя…. Я – Гала…. – слышу я робкий шепот души сильной ведьмы.

 - Гала?! Та самая Гала?! – я не верю в свою догадку.

 -Да….

 - Так вот откуда твои волшебные образы… Ты выкрала их у него?!

 - Да, я выкрала… Я выкрала!... Я выкрала!! – ее голос переходит в жуткий визг, взвивается в ультразвук, и я перестаю его слышать.
 
 А мне уже ничего больше и не нужно слышать. Все становится на свои места.

 Покров таинственности окончательно спадает, и перед моим внутренним взором проносятся дивные образы сумасшедшего гения. Я вижу нагую Галу, распятую в небе над узкой улицей на двух рыжих косах, вижу ее, спящую в жаркий полдень в божественном саду, полном цветов, и жужжащих над ними насекомых, вижу….

 - Может чайку? – реальная толстая Галя быстро моргнула тщательно подкрашенными веками, напрочь разрушив мои видения. – Дело долгое…

 «Раскусила…» - поняла я.
 
 Галя ждала моего ответа.

 - Нет. Спасибо.

 Я открыто посмотрела в холодные Галины глаза. «Бедная» - подумала я. «Любимая» - подумала она мне в ответ. Я улыбнулась и согласилась с Галей.

 Вскоре я покинула салон. День обещал быть чудесным. С юга натягивалась гроза, и сердце глухо ухало в груди от духоты и пережитых впечатлений. «Дьявол, как хорошо, что я ведьма!» - подумала я.
Мне показалось, что произнесенная вслух эта фраза обретет силу заговора.

 - Эх… Хорошшшшо…- прошипела я в последний раз за субботу, одела на нос темные очки и сделала вид, что стала человеком.


Рецензии
А где версия в стихах?

Сергей Дорецкий   07.07.2005 11:49     Заявить о нарушении
не рифмуется:)

Маркиза Карабаса   08.07.2005 10:06   Заявить о нарушении
На это произведение написано 7 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.