Холодильник...

Если я буду писать стихи, то они запихнут меня в холодильник.
Они - это, конечно же не стихи, но все равно - веселенькая перспективка получается. У меня слегка путаются мысли, какие-то двусмысленности лезут в голову, но это еще пол беды. Самое главное - холодильник.
Слава богу, от него меня защищает хроническое, совсем как насморк, неумение писать стихи. Хотя, если как следует подумать, то это же самое неумение и угрожает мне помещением в холодильник. Двойственность мира, одно слово. Парадокс на парадоксе. Кто же мог подумать, что меня собираются запихнуть в холодильник? Никакому разумному человеку такое никогда не придет в голову. Значит ли это, что я неразумный? Быть может. Хотя нет, я же не собираюсь запихивать себя в холодильник сам. Более того, я туда нисколько не стремлюсь, а потому никаких стихов писать не буду. Никогда. Мысль о холодильнике нагрянула внезапно, как будто в голове вдруг открылась какая-то потайная дверца и оттуда выскочила свежеразмороженная мысль о том, что если я буду писать стихи, то они посадят меня в холодильник. Почему именно в холодильник? Этого я понять не в силах. Хуже того, у меня имеются смутные подозрения, что при попытке понять почему именно в холодильник захотят запихнуть меня неведомые Они я немного повредился в рассудке. Шутка ли сказать - запихнуть человека в холодильник! В этакий белый саркофаг с лампочкой внутри. Одна только мысль о том, что мне светит оказаться там, вполне могла бы навредить моему разуму. Ведь на самом деле никакой холодильник мне не светит. Уже хотя бы потому, что когда они меня туда запихнут, дверца непременно закроется, а с закрытой дверцей холодильник не светит никому. Вот вам и еще один неслабый парадокс. Мне холодильник и светит и одновременно нет. Спасение в ненаписании стихов кажется таким шатким и ненадежным. В таком издерганном нервном состоянии я уже потихоньку забываю, что же такое стихи. На книжной полке стоят несколько сборников, но страшно даже подходить  к ним. А вдруг в процессе прочтения что-нибудь сложится само? И тогда все - холодильник.
С другой стороны, кто его знает, в каком холодильнике я окажусь. Обычно все продукты складывают по каким-то группам. Овощи к овощам, консервы к консервам, мясо к мясу. Положат ли меня к мясу или все же мне достанется отделение целиком? В конце концов, я же не только из мяса состою. Я мыслящее существо, я знаю, что мыслю, а, следовательно, и в холодильнике мне полагается отдельная полка. Причем не за просто так, а за какие-то там стихи которые я еще не писал и не умею писать. Но уж если и напишу, то полка точно моя. На ней буду лежать я, и поглощать все остальные продукты оказавшиеся внутри. Есть придется в полной темноте, ведь лампочка гореть не будет, а другого освещения в холодильнике пока не придумано.
Но это только пища физическая. С пищей духовной будет немного сложнее. Не станешь же декламировать в холодильнике свои стихи. Те, за которые сюда попал. А значит, потребуется какая-то иная духовная пища. Много духовной пищи. Целый духовный холодильник высококачественной пищи. Книги с хрустящими корочками, свежая периодика, пикантные журнальчики.
Стоп! Мысль о холодильнике с духовной пище не может принадлежать умственно здоровому человеку Да и вообще, мысль о том, что если я буду писать стихи, то они запихнут меня в холодильник ненормальна. Она бьется в стенки моей головы как будто уже в некоем холодильнике. Я нервничаю, мне надо успокоиться. Я знаю великолепный способ придти в себя, но в данной ситуации он бессилен. Обычно стоит придти на кухню и достать из холодильника что-нибудь на простое человеческое пожевать, как все беды и несчастья отступают на второй план. За холодильник.
Увы! Сейчас этот способ не для меня. Этот гудящий и тихонько подрагивающий ангел-хранитель продуктов меня пугает. Он живет своей жизнью и, как мне кажется, только и ждет, когда же я напишу какие-нибудь стихи. Все равно, какие. Холодильник будет доволен в любом случае.
Если бы еще знать, отчего поставлено такое, казалось бы, легкое условие - не писать стихов. Я уже не спрашиваю, кем оно поставлено - мысль об этом уведет меня куда ближе к безумию, а значит и к холодильнику. Ведь если я сойду с ума, то наверняка начну писать стихи. Безумные и очень холодильниковые. Отчего именно стихи? Что в этих самых стихах такого, что они однозначно приводят к холодильнику и никак не иначе? Не является ли мое помешательство этаким анти-вдохновением, яростными уговорами какой-то залетной музы увидевшей как я не умею писать стихи и решившей спасти мир от тех кошмарных строчек, которые я потенциально способен написать. Не исключено, что запихивая меня в холодильник неведомые Они будут преследовать исключительно благие цели, может быть даже спасать человечество. От плохих стихов. Ведь стоит мне начать писать стихи и все - был стихоплет и нет стихоплета. Весь в холодильник вышел. А что в холодильнике кто-то в рифму бормочет, так это уже не наше с вами дело. Мало ли кто там, в холодильнике разговаривает. Вы когда-нибудь прислушивались к ворчанию холодильника? К тому, как он начинает сердиться, подрагивает, как будто кто-то там пытается выбраться изнутри. Может быть, это я там ворочаюсь. Написал стихи и теперь думаю, как оттуда выбраться. Ан поздно уже выбираться. Холодильник - это карма такая. От холодильника никуда не денешься. Запихнули и лежи себе на полке. Не кипятись - не размораживай холодильник. Успокойся. Остынь.
И пусть там не светит лампочка, но хотя бы какой-нибудь альтернативный источник освещения там все же должен найтись. Тот, так сказать свет. Который по ту сторону холодильников. Тот, который начинаешь замечать только после того, как тебя, сопротивляющегося, но уже понимающего, что сопротивление бесполезно, волокут к холодильнику и начинают запихивать внутрь. Написал стихи - теперь расплачивайся пребыванием в холодильнике. Можешь идти куда угодно, говорить все что угодно, но ты уже там. Тебя уже запихивают. А может быть даже и запихнули. Посмотри, не видишь ли ты такого... вот опять не подобрать правильного слова. Это так для маскировки придумано, чтобы не сразу заметно было. Короче говоря, присмотрись, а вдруг ты уже в холодильнике? Хотя, вряд ли ты заметишь это до того, как напишешь какое-нибудь стихотворение. А когда напишешь, то и не имеет смысла присматриваться. Ты все равно уже там.
Посмотри вверх. Думаешь, это солнце светит? Нет, это дверца открыта. Опять кого-то запихивают. Может быть меня. Может быть именно я написал такие стихи, от которых пришлось открывать дверцу и все, кто сидят внутри увидели это самое солнце. Или может быть, я их еще не написал? Сложно сказать. Топологическая проблема: никогда не знаешь - ты в холодильнике или уже/еще нет. Собственно говоря, холодильника как такового не существует. А то, в чем мы по недомыслию складываем продукты - это и не холодильник вовсе. Так, ящик-символ нашего существования. Своего рода некая параллель, которая просматривается только при запихновении внутрь Ими.
Я уже говорил, что не умею писать стихов? На всякий случай повторю это еще пару раз. Я не умею писать стихов. Я не умею писать стихов. Вот.
Если я в холодильнике, то только потому, что, не умея писать их, взял и преступил какую-то черту, написал какие-то стихи и фактически сам вступил на дорогу, ведущую к холодильнику. Ибо стихи мои плохи, даже учитывая то, что их вообще не существует в природе. Должно быть, они плохи даже по меркам небытия, если я, еще их не писавший, ощущаю себя как в холодильнике. А с другой стороны стоит только подумать о том, что весь наш мир - большой-пребольшой холодильник, то и совсем страшно становится. Тут не только стихи писать - говорить не хочется. Представьте себе - шесть миллиардов человек, а их количество пребывает день ото дня, и все в холодильнике! И все за то, что не умеют писать стихи. Это сколько же плохих стихов осталось по ту сторону холодильника! Немудрено, что Они, чуть только кто-то начнет писать стихи - хвать его и сразу же запихивать. Тут от сотой доли плохих стихов озвереешь так, что не то, что в холодильник - в духовку всех уминать начнешь!
С другой стороны, раз уж ты в холодильнике, то имеет смысл подумать для чего тебя сюда запихнули. За что, это понятно. За стихи. Но зачем? Простые продукты хранят до тех пор, пока не употребят в пищу или не выкинут на свалку по причине потери всяческой годности. А как же быть с нами? Какой выход тут предпочтительнее и что надо сделать, чтобы твоя участь была именно такова?
Сплошная загадка. Равно как и этот непрекращающийся рефрен в голове. Если я начну писать стихи, то Они запихнут меня в холодильник. Они - это, конечно же, стихи. А кто еще способен запихнуть своего автора? Только они! Пока их нет и запихивать в холодильник некому, а значит и ходит человек в безопасности от холодильника к холодильнику, ведет непонятный нетворческий образ жизни и, время от времени думает тайком от себя, как бы ему не попасть в холодильник. Поздно! Он уже в холодильнике, ибо стихи его, пусть и неписаные, плохи и притом, что еще имеют какое-то отношение к стихам, к поэзии не относятся никаким боком. Одним словом - холодильник. Натуральный холодильник. Не совсем обычный, а метафизический, метапоэтический и метафорический. Двуногий. Прямоходящий. Якобы разумный. Марки Homo Sapiens...


Если я начну писать стихи, то Они запихнут меня в холодильник.
Если я начну писать стихи, то Они запихнут меня в холодильник.
Ничто человеческое мне не чуждо.
Если я начну писать стихи...


Рецензии
Ох, Максик, я бы подписалась тут под каждой строчкой.
Однако одна из них, дословно цитируящая некоего весьма холодильничного автора (меня) вместе с грамматическими ошибками, наводит меня на прохладные подозрения в издательстве (то есть издевательстве)!
Привет из морозилки.

Вьюшка   16.08.2002 03:30     Заявить о нарушении
Грамматических ошибок тут и правда много (каюсь, посыпаю голову пеплом черновиков), но клянусь вареньем моей бабушки - никакого сознательного цитирования свежезамороженных авторов тут нет. А ежели попалось нечто, то извини. Это мое подсознание (чтоб ему пусто было). Так что отбрось подозрения, невиноватый я, они сами пришли.

Максим Сабайтис   22.08.2002 18:56   Заявить о нарушении
Прочел. Диагноз: прогрессирующий паралеллизм извилин. Лечению не поддается. Заморозить в холодильнике, в жидком азоте на пару веков, до тех пор пока с этим не научатся бороться (или пока это не станет нормой).
А так, увы, отношение умных мыслей к умным людям постепенно становится меньше единицы (что прискорбно).
Вот. Сам себя похвалил между делом. И то польза.

Максим Сабайтис   26.08.2002 18:42   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.