Император Альдо де Джорджи, перевод с эсперанто

В животном мире царствуют кошачьи —
признаем это.
(Ведь не себя ж считать природы властелином!)
В звериной табели о рангах высшим чином —
тот самый самодур и разрушитель,
бессовестный обманщик, обольститель
коварный и неблагодарный,
под чьими чарами и мы не устоим.
Он нами почитаем и любим,
домов и душ властитель.

Его девиз — свобода, а это значит:
он правит нами,
хоть мы зовемся его хозяевами.
Любую прихоть исполнять —
и не считать себя рабами?
Ведь не стерпели бы такое от собратьев!
А мы готовы ласками и лакомствами
на подхалимство отвечать его.

За что ж его так любим? Вот задача!
Ну — тайна мирозданья!
Но в мире нет очаровательней созданья.

Умиротворенно мурлыча,
на наших коленках укачан,
сладкоречивейшим "мя-я-яу!"
желанье поесть обозначит.
Но порою до осточертенья,
почти с человечьим плачем,
надрывает уши и души
амурным своим песнопеньем.

Его глазам смиренность непривычна:
хитро глядят смышленые зрачки,
а ночь пронзают — точно крохотные маячки,
сверкая желтенькими прожекторами.
Комочек шерсти бархатисто-шелковистый,
пока не надоест — игрив он с вами,
но станет нужно — будет бездушно-кровожаден,
почуяв лишь угрозу независимости.

Он начеку всегда, и лапки прячут
наизготове шпаги-коготки.
Но все ж шаги его неслышны и легки,
и он средь живности домашней —
пушистый коврик...
наш царь, наш деспот самый страшный —
все это он, наш котик.

1997



La Regxo
(originala)


En l’animala mond’ felisoj regxas —
sciatas tio —
(la hom’ sin kredas tia sed dubindas).
En la eskal’ bestara, jes, surpintas
li,
l’unika, la despota, la sultana,
trompema, riprocxinda, detruema,
perfida kaj sendanka,
aminda, rave sorcxa, sxategata.
En hejmoj li dominas
kaj en la koroj homaj.

Liber’ ’stas lia flago kaj principo.
Nin regas li,
kvankam ni mastroj nomas nin.
Liaj kapricoj en servuto
nin tenas kaj sklavigas
(samon de samspecianoj ni ne tolerus),
kaj per dorlotoj kaj frandajxoj
liajn provokojn reciprokas ni.

Kial do ni lin amas?
Mistero! Tamen
plej cxarma estas li inter estajxoj.

Liaj okuloj
mildon kaj amon ne esprimas
sed fieron, sagacon, ruzon
(regxoj de l’nokto, kiel lumturoj etaj,
flave sparkantaj kiel lazer-radioj)
Eta lanbulko, silkeca kaj velura,
ludema kiom suficxas,
kiam necesas,
senzorge agresa, vundopreta,
kiam liber’ kaj memdecid’ dangxeras.

Ronrono delikata,
kiam karesoj lulas.
Miauxo dolcxsone rava,
kiam furagxdeziro pusxas
sed, foje, humane hurla,
agace trapenetra, kiam
uverturo al la sovagx’ amora.

En etaj piedopufoj
ungetoj trancxaj cxiam pretas,
tamen
en la hejmbesta mondo
li estas mato,
li, regxo, imperiestro, diktatoro,
li, nia kato.


Рецензии
Забавное стихотворение и хорошо звучит.
Забавно и по эсперанто почитать, хоть я его и не знаю, но о многом можно догадаться (kato скажем).

Ф.Толстой Обозреватель   07.02.2002 19:15     Заявить о нарушении