Предание о сражении Сухэбатора с Терминатором

       Грядёт сраженье - слоны, колесницы,
       воины там и тут.
       Точатся сабли, куются спицы,
       и вороны трупов ждут.

       Восстав в стременах, герой Сухэбатор
       воскликнул: “Мои орлы!
       Вострите оружье и брат за брата
       вступитесь, как звери злы”.
       И ухнуло дружно монголье войско,
10 и хрюк прошёл по рядам.
       А полководец добавил: “По-свойски
       каждому руку подам”.

       Покуда руки они пожимали,
       их враг не дремал в ночи -
       безмолвное войско из хрома-стали
       освистывали сычи.
       И рёк Терминатор: “Мы клятву дали
       добить своего врага!
       И ваша, ответьте, рука тверда ли?
20 Крепка ли ваша нога?”
       Тут лязгнуло дружно войско стальное,
       разом подавшись вперёд,
       и Терминатор промолвил: “К бою!
       Лишь смелых труба зовёт!”

       И бой закипел, и во всю топтали
       пустыню сотни копыт,
       а рыцари саксаул глодали,
       заслышав как труп храпит.
       Минули столетья, но помнят люди,
30 как в страшный, но равный бой
       вступили Терминатор-орудье
       и Сухэбатор-герой.

       Вот роботы, приготовив творог,
       в атаку пошли рядами,
       но тучами кнаков их встретил ворог,
       и многие Смерть увидали.
       И дабы избегнуть снайперов метких,
       могучих степных стрелков,
       вперёд послали лихих берсерков.
40 Обычай их был таков:
       в тела стальные автол втирали,
       по венам пускали ток
       такой частоты, что сегодня ль, вчера ли
       берсерки не брали в толк.
       Стрелков монгольских они подмяли,
       и с мясом смешался хром,
       а гайки и кишки песок устлали
       дюралево-красным ковром.
       Две рати сошлись под луной распухшей.
50 был в почву втоптан ковыль,
       а головы рьяно слетали - как пух - с шей,
       и рты забивала пыль.

       Под натиском стали монголы привяли -
       злой ветер смерти подул.
       Но Сухэбатор взмахнул бровями
       и выхватил жидкий стул.
       Степное войско примеру вняло
       и, словно тело одно
       (хотя, по правде, немного вяло),
60 метнуло в врага говно.
       В синюшное небо взметнулись искры,
       луну не затмив чуток,
       гримасы боли зелёный огонь скрыл -
       столь коротко замкнут ток!

       Но Терминатра на плюшки не купишь -
       “Включить вентилятор в сеть!”
       Кочевникам хитрым он кажет кукиш,
       и было на что смотреть:
       всех роботов ветер очистил от кала -
70 свеж натиск воздушных струй! -
       железное войско вперёд наддало:
       “Сдавайся, монгол, пасуй!”

       Тут видят монголы, что плохо дело,
       их недруг сечёт с плеча,
       и вывел свой в бой пепелац умело
       Джамеиддин Гуррагча.
       Под чёрные тучи храбрец вознёсся
       и камнем ринулся ниц,
       сшибая в пути пепелаца носом
80 ночных перелётных птиц.
       А роботы, пламя в ночи увидев
       и почерк лихой узнав,
       запаниковали: “Глядите, спасите,
       монгольский летит космонавт!”

       Совет Терминатор созвал тотчас же,
       и был тот совет хорош:
       сквозь строй был пропущен (и копий чащу),
       опасный как пьяный ёж
       боец отважный. Не евши хлеба,
90 он гордо вперёд пролез,
       глаз мутный свой смело направив в небо...
       Конечно, то был Тэрпэс!

       Монгольский летальщик всё ниже, ниже...
       Победную песнь крича,
       его подпускает Тэрпэс поближе.
       наносит удар Гуррагча!
       Земля содрогнулась, а тучи сажи
       взметнулись к луне точь-в-точь,
       и небо померкло, и стала даже
100 чернее казаться ночь.
       Не скоро армии обе прозрели,
       принявшись искать бойцов.
       Но где они - в небе ль, в дупле ль, в норе ли?
       Не скажет и сонм мудрецов!

       А в наше время пророчат няни,
       младенцам в ушко шепча,
       что гложет паёк свой сухой на Уране
       Джамеиддин Гуррагча.
       Он гложет паёк, дожидаясь часа,
110 когда дух могучий свой,
       усевшись опять за штурвал пепелаца,
       он сможет направить в бой.
       Тэрпэс же, по слухам, ушёл под землю
       и там, у истоков воды,
       мольбам колдунов и врачей не внемля,
       свершает свои труды:
       как только зубами он скалы сточит
       (хитёр и коварен план!),
       протоки земной фундамент подмочат,
120 и рухнет Земля в Океан...

       Но мы отвлеклись, а войска редели.
       И главы сошлись на том,
       что победителя в ратном деле
       найдут мировым судом.
       Судили, рядили, рядами считали,
       вертели и так и сяк,
       но то, что найдут результат едва ли,
       понять мог любой дурак.
       Подсчитано точно число убитых,
130 а так же пленных число,
       и сколько на шестерёнки и биты
       останков стальных пошло.
       Из роботов пленных сковали бритвы,
       людей - пустили на фарш...

       А мы?.. Мы не знаем, кто выиграл битву,
       да и не станем читать вслух молитву,
       что совесть больная порой говорит вам,
       простите - расклад не наш!


Рецензии
При всем моем уважении к Терминатору я был на стороне монголов (родственники все таки).
Джамеиддин Гуррагча и Тэрпэс - кто это, расскажи.
*Вот роботы, приготовив творог,
в атаку пошли рядами* - у меня в ранних стишках подобные обороты встречались. *Творог* здесь чтобы дальше можно было *ворог* поставить, правильно? Это не круто, согласись.
а вот *...распухшей -
...как пух - с шей* - здорово!

Protoss   04.02.2002 00:39     Заявить о нарушении
Это наоборот ворог появился из-за творога.
Я это все писал по заказу (там выше), откуда взялся творог
и пр. - история долгая но реальная.

Гуррагча - действительно первый (и, насколько я знаю,
последний) монгольский космонавт.
Тэрпес - вымышленный (но не мной) персонаж, вылезший из
тех же дебрей, откуда и творог. Стих давнишний, еще
институтский, кое-что уже забылось.

А на счет стороны - я, как автор, беспристрастен,
хотя монголы мне где-то тоже родственниками приходятся.

Тимур Кекиликов   04.02.2002 11:44   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.