Волшебная лампа Аладдина

Художник - Errol Le Cain

Эссе о сказках 1001 ночь в Южной мастерской Феано
http://stihi.ru/avtor/feana


         ВЕЧНЫЕ   СКАЗКИ   1001    НОЧИ


 





Часть  1

Великий  Царь!   О,  щедрый   господин!
Послушай  сказку  эту...  Говорят,
Что  будто  бы  портной  сто  лет  назад
Жил  в  городе  восточном  средь  долин.

И  жил  бедняк  тот  с  сыном  да  женою.
А  сын  его  был   шалым  мальчуганом,
И  в  десять  лет  разбойничал  обманом,
Учиться  не  желая  той  порою.

Портной  не  зарабатывал  помногу,
Хоть  вздумал  ремеслу  его  учить,
Но  мастеру  не  смог  бы  он  платить,
Так,  взял  себе  в  лавчонку  на  подмогу.

Беспутный  сын  портного  Аладдин,
И  часа-то  трудиться  не  желая,
Сбегал  из  лавки,  скорби  умножая
Отца,  что  заболел,  мой  господин.

От  этакой  печали  превеликой
Портной  несчастный  умер,  а  жена,
Что  было  в  лавке  мужа,  продала,
И  стала  хлопок  прясть  в  лачуге  тихой,

Чтоб  сына  непутевого  кормить
Трудами  рук  своих.  Но  Аладдин
Увидев,  что  остался  с  ней  один,
И дальше   стал,  повесничая,  жить.

Домой  он  заходил  лишь  в  час  еды,
Тогда  как  мать  его  сверх  сил  трудилась.
Вот  так  пять  лет  ещё  и  прокатилось
С  той  горестной  для  женщины  поры.

И  вот  однажды мальчик  с  звонким  криком
Играл  с  друзьями  столь  же  озорными,
А  мимо  шёл  дорогами  кривыми
Какой-то  магрибинец  тёмный  ликом.

И  стал  следить  за  мальчиком,  да  так,
Как  будто  выделялся  тот  из  всех.
Под  шум  игры  детей  и  звонкий  смех…
Он  думал,  замедляя  мысли  шаг:

- Вот  тот,  кто  мне  был  нужен!  Это  он!
Прошёл  я  много  стран,  чтоб  разыскать
Мальчишку,  что  разбойнику  подстать.
Да,  мальчик  силой мощной  наделён!

Всё  дело  в  том,  что  этот  чужестранец
Был  злобным  хитрецом  и  колдуном.
Он  знал  законы звёзд  и  был  ведом
Громадой  зла,  он  был  его  посланец...

Да  всё  про  Аладдина  разузнал
От  мальчиков,  как  будто ненароком:
Чей  сын,  как  звать  отца, которым  сроком
Тот  умер,  где  он  жил  и  где  бывал...

Потом  отвёл  в  сторонку  Аладдина
И так  спросил:
-  Ты,  мальчик,  сын  портного,
Что  так-то  звать,  что  там-то  жил? -  и  строго
Добавил:  -  Я  прошёл  уже  полмира!

-  О,  да,  мой  господин,   но  мёртв отец... -
Тогда  колдун  стал  плакать,  причитать,
И  мальчика  за  плечи  обнимать,
Как  будто  бы  о  горе  он  узнал:

-  Дитя,  пойми,  я  плачу  оттого,
Что  ты  сказал  о  смерти  брата  мне.
О,  горе,  горе  лютое   судьбе!
Я  столько  стран  прошёл  лишь  для  того,

Чтоб  радоваться,  брата  услыхав,
Чтоб  взор  мой  усладить  и  лицезреть
Родного  своего!   А  умереть
Ему  пришлось,  меня  не  повидав...

Тебя  же  я  узнал,  клянусь  Аллахом.
Ведь  мы  с  твоим  отцом  тогда расстались,
Как  мальчиками  малыми  игрались.
О,  лучше  бы  мне  быть   сегодня  прахом!

Чтоб  раньше  сей  разлуки  умереть,
Чтоб  вместо  брата  в  мир  уйти  иной!
Ах,  мальчик,  мой  племянник  дорогой…
Судьба!   Нам  от  судьбы  дано  терпеть.

Но  я  тобой  утешусь,  коль  ты  сын
Любимого  мне  брата.  Вот,  возьми,
Здесь  десять  золотых,   домой  снеси.
А  я  приду  назавтра,  Аладдин.

И  матери  привет  мой  передай.
Скажи,  что  брат  отца  ещё  придёт.
Меня  могила  брата,  знать,  зовёт,
Чтоб  я  помог  вам...   Ну,  теперь  прощай.

И  мальчик  побежал  скорей  домой,
Обрадовавшись  деньгам  и  судьбе.
Не  в  час  еды  бежал,  как  не  в  себе...
А  матушке  вскричал:
-  Аллах  со  мной!
Мой  дядя,  брат  отца,  из  дальних  стран
Вернулся!  Завтра  в  гости  к  нам  придёт.
-  Откуда  взяться  дяде?  Кто-то  врёт...
В твоих  словах,  сынок,  сплошной  обман.

-  Но  я  его  сегодня  повстречал.
Он  плакал,  как  услышал  про отца!
Во мне  узнал  черты  его  лица,
И,  денег  дав,  вернуться  обещал!

На  это мать  сказала:  -  Да,  я  знаю,
Что  дядя  был,  но  умер  тот  давно.
Другого  же  не  помню  никого.
Сынок,  я  эту  ложь  не  принимаю!

Наутро магрибинец  тут как тут,
На  улице,  где  мальчики  играли.
Душой  его  зла  силы  управляли.
Знать, к  Аладдину силы и ведут.

Дал  два  динара  мальчику,  сказав:
-  Вот,  матери.   Я  к  ужину  приду.
Но  к  дому  отведи  же  своему,
Чтоб  вечером   пришёл  я  не  плутав.

Так  мальчик  колдуна  привёл  домой.
А  тот,  отметив  дом  в  уме,  оставил
До  вечера  его,  а  ум  направил
На  то,  чтоб  дело  шло   "само  собой".

И Аладдин про гостя рассказал:

-  Мой  дядя  хочет  вечером  зайти!
И  мать  пошла  на  рынок  за  едой.
Купив  поесть,  вернулася  домой,
Да ужин  приготовила:
-  Пойди,
Встречай,  сынок!  -  А  в  дверь  уж    постучали...
Он  тотчас  и  открыл.  Пред  ним - колдун
С  рабом, что  нёс  вино,  рахат-лукум!
И  сразу   отлетели  все  печали.

Дары  отдав,  ушёл  обратно  раб.
А  мальчик  с  магрибинцем  в дом  зашли.
И  тут  уж  разговоры  все  пошли
О  том,  как  дядя  этой  встрече  рад.

И  вновь  колдун  о  брате  горевал:
-  О,  брат,  слезинка  глаза  моего!
Любимый,  как  мы  виделись  давно!
Но  я  тебя  в  племяннике  узнал...

Вдова  ему:
-  Что  толку,   деверь,  плакать.
Ты  только  убиваешь  сам  себя.
Не  выправить  былого!  Что  же  зря
Себя  корить  за прошлое,  да  ахать...

А  тот  в  ответ:
-  Вдова,  не  удивляйся,
Что  ты  меня  не  знаешь,  ведь  при  жизни
Его  не  возникало  даже мысли,
Что  я  живой.   Теперь же  постарайся
Понять, что  ровно  сорок  лет  назад
Я  обошёл   града  всего Магриба,
В  Каир  ступил,  с Медины шёл до Рима,
И  много  видел  счастья  и  наград.

Оттуда  в  нечестивые  уж  страны
Побрёл  и  лет  четырнадцать  жил там.
И  лишь тогда  взмолился  небесам
О  близких,  о родной  земле.  О,  раны!
Их  боль  мне  не  давала  дольше  жить,
И  я  сказал  себе:  -  О,  человек!
Как  долго  на  чужбине  тянешь  век,
Вдали  от  тех,  кем  нужно  дорожить?

Ведь  жив  один  единственный  твой  брат.
Пойди  же,  посмотри  ты на  него!
Кто  знает,  вы  не  виделись  давно.
Быть  может, он  в  беде  уже  стократ.
Великая  печаль,  коль  ты  умрёшь
В  богатстве,  не  увидев  снова  брата.
Пойди  да  помоги  хоть  частью  злата.
Быть  может,  в  нищете  его  найдёшь...

Вот  так  я  думал  ночь  всю  напролёт,
А  утром   в  путешествие  собрался.
Коня  взял  чистокровного,  убрался,
Молитву  отслужил  я  наперёд...
И  много  стран  прошёл  дорогой  трудной.
Аллах  благополучие  сулил.
И  вот  уж  в  город  детства  я прибыл,
Да  мальчика  увидел.  Час  мой  судный...
Клянусь  тебе  я,  женщина,  Аллахом,
Что  с  той  минуты  сердце  запылало.
Так  кровь родного  брата  узнавала.
Но  горе… горе…  стал  родной мой  прахом...

Тут  вновь  колдун  заплакал,  ну,  а  мать,
Прижавши  сына,  тоже  горевала.
И  сходные  черты  уж  узнавала.
Да   как  же  в  горе  брата  не  узнать?





Часть  2



Позволь, прерву намеренно рассказ,
Чтоб  ты,  великий  Царь,  не  упустил
Значенье  цифр  сей  сказки  "Аладдин".
Ведь  в  каждой  сказке    смысл,  что  скрыт   от  глаз.

Меж  тем,  колдун  опять  заговорил:
-  О,  женщина,  жена  родного  брата!
У  нас  невосполнимая  утрата...
Но  вот  же  наше  счастье  - Аладдин!
Он  мне  заменит  брата,  а  тебе,
Знай,  станет  утешением  на  старость.
Скажи,  что  он  умеет,  хоть  и  малость,
В  каком  преуспевает  ремесле?

Вот  тут  уж   застыдился   Аладдин,
И  голову  повесил  ниже  плеч.
Да  что  сказать  в  ответ  на  эту  речь?
И  взгляд  на  землю  хмуро  опустил.

А  мать  переспросила:
-  Ремесло?
Откуда ж?  Он  гуляет  целый  день.
С  мальчишками  шалить  ему  не  лень!
Отец-то  заболел  из-за  него...
О,  горе  мне,  тружусь  я  день  и  ночь,
Чтоб  две  лепешки  на  день  нам  купить.
Пряду  я  хлопок.  Как  иначе  жить?
Уж  лучше б  я  растила  нынче  дочь...

Тут  строго  магрибинец  вопросил:
-  Ты  что  же  так,  племянник?   Постыдись!
Мужчиной  стал  ты.  В  зеркало  вглядись.
Ты  сын  благих  людей,   ты  полон  сил!
Не  стыдно  ли,  что  женщина,  вдова,
Из  сил  последних  бьётся,   чтоб  кормить
Мужчину,  не  умеющего  жить?
Взгляни-ка  мне  да  матери  в  глаза!
Ну,  ладно,  я  помочь  тебе  смогу.
Здесь,  в  городе  так  много  мастеров.
Смотри  да  выбирай.   В  конце-концов,
Отцовскому  последуй  ремеслу...

А  мальчику  то  было  неприятно.
Привык  ведь  он  бездельничать  всегда,
Коль  мать  всю  жизнь  была  к нему  добра...
В  ответ  он  бормотал  слова  невнятно.

Колдун предвидел всё, весь разговор…
Реакцию и матери, и сына…
И было очевидно продолженье…
И он продолжил так, как намечал:

-  Но,  коль  учиться  делу,  ремеслу,
Ты  вовсе  не  желаешь,  стань  купцом.
Куплю  тебе  я  лавку  с молодцом -
Рабов,  да  и товаров  навезу!

Вот  тут  уж  Аладдин  заулыбался!
Он  знал,  что  все  купцы - большие  люди.
Едят-то  на  серебряной  посуде.
Богатству  он  ничуть  не  испугался...

-  Так,  завтра  я  возьму  тебя  с  собой
На  рынок,  и  богатую  одежду
Куплю  тебе,  а  матери  надежду
Подаришь ты  тогда,  мой  дорогой...
И  лавку  мы  присмотрим  у  купцов,
И  тканей  дорогих,  чтоб  продавать,
И  всё,  что  пожелаешь  покупать.
Так,  будь  мужчиной  ты,  в  конце-концов!

Тут  мать,  слова  услышав   дорогие,
Забыла  о  сомнениях  своих,
Решив,  что  магрибинец  их  двоих
Спасёт, и дни наступят золотые,
И  жизнь  им  улыбнётся,  наконец!
Гость  мальчика  наставит  на  пути,
Поможет  им  от  бедности  уйти.
Не  этого ль  желал  его  отец!

Прекрасный  ужин  мать  им  подала,
И  ели  все  в  спокойствии  благом,
И  радость  душу тронула  крылом,
Да  в  чудные  мечтанья  увлекла.

А  ночью  Аладдин  совсем  не  спал
В  волнении,  предчувствии  удачи:
-  Я,  верно,  заслужил,  а  как  иначе?
Под  утро  он  на  крыльях  уж  летал.

До  ночи  ж  засиделся  магрибинец
В  гостях,  и  лишь  тогда  ушёл  домой.
А  утром  постучался  уж  с  сумой,
Неся  двоим  доверчивым  гостинец.

Мать  встала  и  открыла  тотчас  дверь,
Колдун  не  пожелал  в  неё  войти,
А  мальчику  велел  скорей  идти.
Но  тот  уж  перед  ним!
-  А  что  теперь?
Да  руку  дяде  сам  поцеловал.
И  вот…  они  по  рынку  града  ходят,
Одежды  распрекрасные  находят:
-  Смелее  выбирай!  -  колдун  сказал.

И  мальчик  выбрал  платье  по  себе.
Всё дядя  оплатил.  Идут  уж  в  баню.
Вот,  чистые  они.  Вот  рынок… с  краю.
А  дядя  учит  снова:
- Верь  судьбе!
Гляди,  как  продают  и  покупают.
Учись  в  товарах  чётко  разбираться.
Купцом  чтоб  быть,  так  надо  и  стараться.
И  деньги,  знай,  считай,  а  то  растают.

Затем  они  по  городу  бродили -
Мечети  городские  миновали,
Сады  да  чайханы,  где  пировали.
Поели  всласть,  кумыса, вин  попили.

Дворец  султана,  домик  для  гостей,
Поляны  для  прогулок,  развлечений,
Дома  для  спорта,  игр  и  для  учений
Они  прошли,  строенья  всех  мастей.

Зашли  потом  во  двор  для  чужестранцев,
Где  жил  тогда  колдун,  да  пригласили
Соседей.  Те  пришли,  их  угостили.
Вот  вновь  домой  идут  средь  оборванцев.

И вот глазами  встретились мать  с  сыном,
В  роскошных  одеяньях он,  она
С ума от красоты такой  сошла  -
Стал  сын  её  прекрасным  господином!

-  О,  деверь!  -  так  воскликнула  она.
-  Клянусь  Аллахом,  мысли  смятены!
Да  как  благодарить  тебя,   коль  мы
Бедны  и  не  нажили-то  добра?

-  О,  нет!  -  ей  магрибинец  отвечал  -
Не   сделал  я  ему  благодеянья.
Ведь  брата  сын  -  мой  сын  для  воздаянья  -
И,  слушая  её,  вновь  замолчал.

Она же так ему, светясь от счастья:

-  Прошу  Аллаха  именем  святых!
Пусть  он  тебе  продлит  все  годы  жизни.
И  пусть  твои  деяния  и мысли
Возрадуют  и  дальних  и  родных.

-  О,  женщина,  жена  родного  брата!
Не  думай  о  плохом,  твой  сын  умён!
Займется  нынче  важным  делом  он...
И  будешь  ты  на  старости  богата.
Он  станет  величайшим  из  купцов.
Но  завтра  лавку  нам  нельзя  купить,
Ведь  пятница...  Молитвой  надо  жить!
И  завтра  навестим  мы  тех  отцов,
Что  за  город  идут  после  молитвы.
Вот,  там  я познакомлю с  сыном   их!

Наутро,  только  дождик  редкий  стих,
Колдун  уж  у  дверей  (как  в  поле  битвы).

-  Сегодня,  сын,  тебе  я  покажу
Такое,  что  ты  в  жизни  не  видал!
И  за руку  того он  крепко  взял:
-  Пойдем-ка,   по  дороге  расскажу.

Вот  за  город  идут  они  садами...
Дворцы  и  замки!
-  Нравится  тебе?
Молчал мальчишка, будто  не   в  себе...
-  Куплю  тебе  дворец  с  семью  прудами!

Устав,  они  зашли  в  чудесный  сад.
Наполнилась душа и  сердце  даже.
В  глазах  светлело,  небо  стало  краше,
Фонтаны  били,  радовался  взгляд!

Из  пасти  медных  львов  струи  взлетали...
И  сели  отдохнуть  те  двое  там,
Шутили,  ели,  пили  мёд,  бальзам,
Да  фруктами  друг  друга  угощали...

-  Теперь  ты  отдохнул  уже,  вставай!
Ещё  немного  мы  с  тобой  походим
Из  сада  в  сад.  Ведь  мы  не  просто  бродим.
Смотри-ка,   вот  гора!  Смелей  влезай!

-  Но  я  устал  и  дольше  не  могу
Идти  с  тобою,  дядя!
-  Ну,  уж  нет!
Услышал  мальчик  тотчас  же  в  ответ:
-   Идём,  племянник,  чудо  покажу!

Такое  царь  не  видывал,  клянусь!
Ну,  будь  мужчиной,  силы  собери!
И  дальше  заставлял  его  идти.
(- Вот-вот  уж  я  до  цели  доберусь... – мечтал Колдун…)

- Садись  и  отдохни!  Вот  это  Место.
Аллах  захочет,  ты  увидишь  всё!
Хранится в недрах здешних волшебство!
Здесь  чудо  из  чудес!
Что,  интересно?

Набрав  немного  хвороста,  они
Огонь  зажгли,  и  хворост  запылал.
Колдун  открыл  коробочку  да  взял
Немного  порошка,  сыпнул  в  угли...
И  дым  густой  на  небо  повалил.
Меж  тем,  и  заклинанья  зазвучали…
А  небо  грозно  вспыхнуло  очами…
И  мир  вдруг  потемнел,  заголосил!

Земля  тряслась,  и  молния  сверкала.
И  гром  гремел,  как  тысяча  армад!
А  в  воздухе  носился  жуткий  смрад.
Душа  живая  еле  трепетала...
И  бросился  бежать  тут  Аладдин.
Но  ярость  магрибинца  исказила,
И  он  ударил  мальчика,  что  силы,
Пугаясь,  что  останется  один...

Колдун  по  гороскопу  точно  знал,
Что  только  этот  мальчик  даст  ему
Возможность  обрести  свою  мечту!
Что  стало  бы,  коль  тот  сейчас  сбежал?
Колдун  был,  без  сомнения,  умён,
Велик  громадой  зла  и  силой  знанья,
И  чувствовал,  что  нужно  наказанье
Мальчишке,  что  в  мечтанья  погружён...

А  мальчик  без  сознания  упал.
Без  времени  лежал  лицом  к  земле.
Когда ж  очнулся:  -  Что,  скажи,  тебе
Я  сделал?  Ты  за  что  так  наказал?


-  Дитя!  Тебе  мужчиной  должно  стать!
Ты  мне  не  прекословь,  как  бы  отцу!
Диковинную  вещь  тебе,  юнцу,
Я  нынче  собираюсь  показать...





ЧАСТЬ   3



И  вот  из  под  разверзшейся  земли
Вдруг камень-глыба… Впаяно  кольцо
Из  меди  потемневшей с зеленцой
В тот камень, чтобы вход найти смогли.

-  О,  сын!  Всё  делай  так,  как  я  скажу!
Коль  сделаешь,  то  всех  богаче  станешь.
А,  коли  позабудешь  иль  обманешь,
Я вместо  Бога…  страшно накажу!
Так  слушай  же,  сынок,  запоминай!
Богаче  всех  Царей  ты  будешь  в  мире.
Тебе  земля  земель  всех  станет  шире!
На  Имя  лишь  твоё  и  уповай!

На    месте  этом клад.  Твоё  в нём  Имя!
А  ты  хотел,  трусишка,  убежать!
За  это  и  ударил  я.  Держать
Тебе  дано  сокровища!  А  с  ними
Ты  станешь  всех  счастливей  и  умней.
Но  твердо  выполняй  мои  условья!
Иначе не  видать  тебе  застолья
И  золота,  как  собственных  ушей!

Возьми  кольцо  рукою  и  открой
Сей  камень!  Знай,  никто,  кроме  тебя,
Не  сможет  сделать  это.  Ни-ког-да!
На  Имени  твоём  лежит  он.  Стой!
Ещё  раз  я  тебя  предупреждаю:
Не  должен  отступать  ты  от  того,
Что  я  тебе  велел,  ни  на  зерно!
На  букву  даже  Я  не  отступаю.

Услышав  это,  мальчик  вновь  воспрял,
Забыв  про  боль,  усталость  и  про  страх.
Сокровище  мерцало  уж  в  глазах!
Он  станет  всех  богаче!  Мир  сиял!!

- О,  дядя,  что  ты  хочешь?  Я  не  стану
И  в  букве  прекословить! Прикажи!
А  то,  что  обещал,  мне  покажи,
И  я  тебе,  что  хочешь,  то  достану!

-  Дитя,  тебе  добра  я  лишь   хочу!
Единственный  наследник  мой,  знай,  ты!
Под  этим  камнем  царские  дары!
Подробностям  пути  я  научу.
Возьми  кольцо,  да  камень  подыми!
-  Но  дядя!   Ведь  плита  так  тяжела...
Я  маленький,  она  же  велика.

-  Лишь  ты  её  откроешь,  ну,  пойми!
Никто  её  коснуться  не  сумеет!
Когда же  станешь  камень  подымать,
То  вспомни  про  себя,  отца  и  мать,
Да  Имя  вслух  скажи!  Оно  всё  смеет!

Тут  мальчик  встал  и  выступил  вперёд,
Да  сделал,   как  велел  ему  колдун.
И  с  лёгкостью…  поддался  тот  валун!
Под  ним  увидел  он глубокий  вход.
На  лестнице  двенадцать  перекладин.
Тут  снова  магрибинец:
-  Соберись!
И  мысленно  с  сокровищем  сроднись.
Прислушайся  ко  мне. 
Клад  будет  найден!

 

Спускайся  с  осторожностью  большой,
И  дна  достигнешь  в  этом  подземелье.
Четыре  там  четвертых   в   помещенье.
Дары  есть  в  каждой  четверти,  в  любой.
Кувшины  с  серебром,  златые  слитки,
Алмазы,  драгоценности  на  блюде,
Таких  ещё  не  видывали  люди.
Парча  да  изумруды,  жемчуг - нитки...

Но  ты  их  сторонись,  дитя  моё!
Дотронуться  не  смей  чего-нибудь,
Да  в  руки  не  бери  же,  не  забудь!
Иди  вперёд  к  четвертой,   вот  и  всё.
Знай,  каждая  из  четвертей,   как  дом.
И  в  той,  четвертой,  тоже  те  богатства,
Такие,  что  не  видывали  царства.
Смотри  же,  не  коснись  и  подолом!

И  даже  стен  зеркальных  не  касайся,
Иначе  ты  погибнешь,  дорогой!
Иначе  не  вернешься  и  домой.
Прошу  тебя,  сын  мой,  остерегайся!
Пройди  все три  скорей,  без  остановки,
А  следом,  по  ступенечкам,  что  вниз,
Спускайся, и увидишь там  карниз
Под слоем пыли.  Не теряй сноровки!

В той  четверти  четвёртой  будет  дверь.
Ты  руку  на  неё  и  положи.
И  те   же   Имена  опять  скажи,
И снова, как сейчас, в себя поверь!

Та  дверь  тотчас  откроется!  А  ты
Увидишь  сад  с  волшебными  плодами,
Каких  не  знают  здесь,  под  небесами,
С  цветами  небывалой  красоты.

Чрез  сад  ты  выйдешь,  сын  мой,  на  тропу,
Которую  увидишь  пред  собой.
Полсотни  отсчитай  шагов,  постой...
Увидишь  портик,   лестницу  к  пруду.

И  тридцать  в  ней  ступенек,  а  поверх
Висит  светильник  старенький  зажжённый.
Возьми  его,   не  будешь  обожжённым...
Да  скоренько  неси  его  наверх!
Но прежде погаси  да  вылей  масло,
Которое  в  нём  есть,  и  положи
За  пазуху.  Не  бойся,  поспеши!
Оно  не  перепачкает.
Всё  ясно?

А  станешь  возвращаться,  не  страшись
С  деревьев  уж  сорвать  себе плодов
И  брать,  что  пожелаешь  из  даров!
В  сокровищницах  всё  -  твоё!  Дивись!

Светильник  коль  в  руках,  желаньям  -  да!
Ты  можешь  ничего  не  опасаться.
Ко  злату  и  алмазам прикасаться,
И  даже  пусть  кружится  голова…



((()))

Окончив речь,  велел он поспешить.
Колдун  снял  с  пальца  перстень  и   одел
На  палец  Аладдина  и  пропел:

-  Сей  перстень может  службу  сослужить!

Избавит  он  тебя  и  от  вреда,
И  бедствия,  что  встретятся  в пути.
Но   твёрдо  помни  всё.  Смелей  иди,
Спускайся  же,  мой  сын,  теперь  туда!
Не  бойся  ничего,  и  будь  собой.
Будь  сильным,  смелым  сердцем  человеком,
Ведь  ты  уж  не  ребёнок  с  лёгким   смехом.
Ты  станешь  управлять  своей  судьбой!
И  если  всё  исполнишь  точно  так,
Как  я  тебе  сказал,  то  очень  скоро
Добудешь  ты  богатства  -  вот  основа
Для  жизни.  Ты  же  сын  мой,  не простак.

И  мальчик  опустился  в  подземелье.
Увидел то, о чём сказал  колдун:
Сокровища,   каких  не  знает  ум!
И   горы  серебра,  и   ожерелья!
Да  чаши изумрудов  дорогих,
Из  золота  кувшины  и  браслеты…
Дары,  что  не  должны  быть  им  задеты.
Он   полы  подобрал  одежд  своих...
И  очень  осторожно  миновал
Те  комнаты  и  сад  своей  мечты,
Действительно  волшебной  красоты.
Но  вот  уж  он  светильник  увидал!

Поднялся  по  ступенькам,    взял  его,
Задул, слил масло, спрятал понадёжней.
Затем  вернулся в сад и осторожно
Притронулся к ветвям... и расцвело!

Краса вокруг,  в словах - не  описать!
Плоды  из  драгоценнейших   камней,
Окраска  всех  оттенков  и  мастей!
Художнику  такого  не  создать...
А  птицы  про  Единого  поют,
И  славят  Вседарящего  они.
Попробуй  услыхать и  сам  пойми.
По  песням  дивным  их  и  узнают.
Царя  такого в целом мире нет,
Который  овладел  хотя б  одним
Единственным,  желанным,  дорогим
Алмазом,  что в саду дарили  свет!

Стоял  средь  сада  истинных  чудес
Забывшись, мальчик… В  рае  красоты!
Разглядывая  дивные  плоды…
И  чувствовал,  что  будто  бы  воскрес.
Однако  же  смятение  ума
Его  лишило  дара  понимать
Всю  ценность  тех  плодов.  Да  как  узнать
Ребёнку,  какова  сему  цена?

Он  в  жизни  не  видал  таких  плодов
И  думал,  что  съедобные они.
(Все  дети  так  же  думают,  пойми,
Не  знают  цену  истинных  даров!)

Он  всё-таки  сорвал  гроздь  винограда
И  понял -  несъедобные  стекляшки,
Хотя  блестят,  как новенькие  бляшки…
Сложил  в  карманы:
-  Больше  и  не  надо!
С  мальчишками  сгодится  поиграть.
Да  кое-где  сорвал  иных  плодов.
За  пазуху  засунул  весь  улов,
Из  сада  вышел:  -  Что  их  собирать?

Прошёл четыре  зала пилигрим
И  даже  не  взглянул на  полны  чаши,
Что  золотом  сияли – бисер краше!
Но  вот  уже  и  лестница  пред ним.
Он  стал  по  ней тихонько  подыматься,
Чтоб  камешки  свои  не  растерять.
Колдун  же  принялся  ему  кричать.
(За  миг  удача  может  оборваться…)

Последняя  ступенька  высока
Для  мальчика  изрядно  оказалась.
Хотя  всего  одна  ему  осталась,
Но  тяжесть  ноши  тоже  велика.
И  он  сказал:
-  Дай  руку,  дядя,  мне!
Немножко  на  ступеньке  помоги!
А  тот  ему:
-  Светильник  мой  сними,
Отдай!  И  помогу  тогда  тебе.

-  Светильник  не  тяжёл,  но  ты  дай руку!
Взойду  я  и  отдам  его  тебе!
Колдун  же  знал  исход  всего  в  судьбе,
Да  стал  увещевать,  что  было  духу.

(Светильник  нужно  раньше  взять,  чем   тот
Мальчишка  подземелье  то  покинет,
Иначе  магрибинца   смерть  не  минет...)
-  Отдай  светильник,  дерзостный  урод!

Но  мальчик  глубоко  впихнул  в  карман
Светильник  да  камнями  заложил,
И  вынуть -  не  хватало  просто  сил.
К  тому  же,  он  почувствовал  обман...

-  О,  дядя,  дай  мне  руку,  а  потом,
Уж  вытащив  меня,   бери  светильник!
Но  гнев  объял  того:
-  Здесь  твой  могильник!
(Безумье  овладело  колдуном).

Он  понял,  что  упорствует  не  зря
Мальчишка…  Видно  тайну  разгадал!
Хоть  мальчик  поневоле  не  отдал,
Да  просто  было  вытащить  нельзя...
Но  в  бешенстве  колдун  заколдовал...
И  бросил  порошок  опять  в  огонь!
И  камнем…  вход  закрыл!
А  в  сердце – боль…
Опомнившись,
про  смерть  он  вспоминал.

Но дело было сделано – конец!
Так гнев свершает мерзкие дела,
Что выправить природа не дала.
Гневливость – вот палач для всех сердец.

Оставшись  в  тёмной  камере  один
С  сознанием,  что  нет  ему  пути,
А  вход  у  подземелья  -  взаперти...
Заплакал  с  горя  бедный  Аладдин.

На  этом  месте  сказки  мы  должны
Весь  ритм  повествованья  изменить,
Любезный  царь, быть может, чай испить
Захочешь?  Отдохнёшь  немного  ты?
Потом мы и продолжим наш рассказ…




ЧАСТЬ    4



Но прежде я скажу два слова о душе…
Душе – Психее!


Судьба  Психеи  так  трагична  на  Земле,
Она  живёт  и  дышит  только  через  плоть,
Свои  желания  не  в  силах  побороть,
Ведь  не  от  плоти  появилась,  не  во  мгле...

Врождённым  чувством  обладает  человек,
Великой  Тройственностью  сущности  своей  -
Душа  и  тело  с  духом  -  Целое  морей,
Подобно  капле  океановой  на  век...

Душа,   как  пленница  и  духа,  но  и  тела,
Её  терзает  то  один,  а  то  другое,
То  будто  гений,  призывающий  волною,
То  будто  змей  сжимает  туго  до  предела...

((()))

Настало   время  рассказать  о  магрибинце.
Читал  по  звёздам  тот  колдун,  и  понимал,
Что мир  вещественный,  -  из  тысячей  зеркал,
Составлен  светом  звёзд!
Об  этом  проходимце
Известно  нам,  что  он  к  сокровищу  стремился,
Что  заколдовано  на  имя  Аладдина.
И то,  что  он,  приняв  обличенье  господина,
Под  видом  дядюшки  вдруг  к  мальчику  явился.

Он  научился  всем  искусствам  в  той  стране,
В  античной  Фракии,  что  нынче  уж  Ливан.
Колдун узнал,  что  на  земле  царит  обман,
Но  каждый  ищет  путь  для  счастья  на  земле...

Узнал  он  то,  что  клад  огромный  под  землею,
И  то,  что  в  городе  Калкасе  клад хранится.
Узнал что… кто войдёт и выйдет  -  возродится,
Найдя  светильник,  управляющий  судьбою...

Вот  это  главное,  святое  волшебство!
Тот  станет  сказочно,   поистине   богат!
Богаче  всех  Царей  известных  во  стократ!
Тот  сможет  миру  сам  устроить  пиршество!
И управлять своей судьбою и иными,
Как управляет капитан на корабле,
Что не заблудится в кромешной даже мгле,
По звёздам – курс, с ветрами справится любыми!

И  обнаружил  он,  гадая на  песке,
Что   клад  откроется  чрез  мальчика  ему,
Тот  Аладдином  называется  в  миру.
И  он  составил  гороскоп.  А  знаки  те
Разобъяснили  - сын портного,  бедняка.
Про  все  привычки   Аладдина  рассказали...
И  даже  образ  колдуну  нарисовали.
И  снарядился   в  путь-дорогу  он  тогда…

Как  говорили  мы  уже,  к  земле  восточной
Пошёл  колдун  и  хитрость  ловко  применил.
Сошёлся  с  мальчиком,  даров  ему  купил,
И  вот!...    Всё  прахом…
Не  видать  мечты воочью…
Он  так  надеялся  богатства  получить.
А  вместо  этого…  надежды  пресеклись!
Труды  пропали  даром,  в бездну унеслись...
Тогда  мелькнула  мысль  мальчишку-то  убить.


И  он   закрыл  над  головою  "сына"  чрево,
Чтоб  тот  не  смог  оттуда  вынести  светильник.
В  плену  богатства  приобрёл  себе  могильник!

Подобным  образом,  душа  пришла  на  Землю...
Она,  действительно,  убога  и  темна.
До  той  поры,  пока  увидит  человек,
Зачем  живёт  он  на  земле  свой  краткий  век,
Какая  цель  ему поистине  дана.



((()))

Итак,  продолжим  удивительную  сказку.
В  любой  из  сказок  скрыты  мудрости  цветы,
Неосязаемой,  тончайшей  красоты…
А  ум  внимательный  найдёт  в   любой  подсказку...

Когда  увидел  Аладдин,  что  в  темноте
Он  оказался  и  земля  над  ним  сомкнулась,
То  стал  кричать:
- О,   дядя,  дядя! -  Но,  проснулась
Мысль  откровения:  «Коварства  мрак  на  мне...»
Он  догадался,  что  не  дядюшка  колдун,
А  некто  сильный  и  жестокий  духом   лжец,
Что  не  поможет,  не  спасёт  он  под  конец.
Да  разрыдался  пуще  прежнего  от  дум.

Потом  пошёл  он  поискать,  найдётся ль  выход,
Но  оказался  в четырех  стенах,  во  тьме...
Колдун  закрыл  все  двери,  сад  был на  замке!
И  Аладдин  услышал  собственный  свой  выдох.

Но  тотчас  вспомнил  про  Аллаха,  и сказал:

-  О,   да  возвысится   Величие  Твоё!
В  Твоей лишь  воле  и  спасение  моё.
И  вновь заплакал  мальчик,  был-то  он  так  мал...
Печаль  усилилась  его.   Он,  причитая,
Сидел  на  лестнице  и  тёр  глаза  руками.
И  тут,   задел  кольцо  на  пальчике   ногтями,
Кольцо,  что  дал  колдун,  опасность  упреждая.

В одно мгновенье -  перед  ним   гигант  марид
Из  слуг  господских  свиты  шейха  Сулеймана.
-  Покорный  раб  к  твоим  услугам,  сын  Аммана!
Проси,  что  хочешь!  Всё  исполню!  -  говорит.

Дрожал  испуганный  ребёнок  от  марида.
Но  успокоился,  услышав  добрый  тон.
Тот  повторял:
-  Твоё  желание  -  закон.
Я  -  раб  кольца  сего,  слуга  иного  мира.

И  мальчик  вспомнил,  что  сказал  ему  колдун:
-  Сей  перстень  вызволит  тебя  из  всяких  бед!
Он  укрепился  сердцем,   вспомнив  белый  свет:
-  О,  раб  владыки  перстня!  -  тихо  так  вздохнул,
-  Хочу,  чтоб  вывел  ты  меня  к  лицу  земли!
Уж  в  окончанье  этих  слов  земля   вскипела!
И  развернулась  перед  ним,  душа  взлетела...
(К  тому  моменту  в  темноте  два  дня  прошли).

Он  на  поверхности  земли  себя  нашёл
У  входа  в  это  подземелье,  а   глаза
От  света  яркого  окутала слеза,
Но  постепенно  зренье  вновь  он  приобрёл.

На    месте  том… нет  даже  признака  того,
Что  раздвигалась  и  сдвигалась тут  земля.
Он  подивился  колдовству,  благодаря
За  избавление  Аллаха  своего.
Потом  направо  и  налево  обернулся,
Сады  заметил  и  дорогу  распознал,
Которой  шёл  он  с  магрибинцем,  зашагал
В  свой  город  к  дому:  - Наконец-то  я  вернулся!

Вбежал  в  дом  матушки,  от  радости  взлетая,
Но  тут  же  чувств  лишился… с  голоду,  наверно,
Или от страха, что испытывал безмерно.
И  так  лежал  он,  ничего  не  сознавая...
Когда  же  мать  водою  розовой  лицо
Ему  побрызгала,  слезами  добавляя.
(Она  в  отчаянии  все  дни  ждала,  страдая),
Пришёл  в  себя  он  и  припомнил   про  кольцо.

А  ей  сказал:
-  Я  очень  голоден!  Поесть
Мне  дай  чего-нибудь!  -  и  тут  же  подала
Она  те  корочки,  что  сыну  берегла,
Да  помогла  ему  ослабшему  присесть...

-  Поешь,  сынок!  Когда  немного  отдохнёшь,
То  расскажи  мне,  где  ты  был,  да  что  случилось,
Какое  бедствие  с  тобою  приключилось?
Но  отдохни  сначала,  может  и  соснешь.

-  Ах,  мама,  матушка!  Великий  грех  тебе!
Ты  отдала  меня  презлому  колдуну!
Он  погубить  хотел меня.   Я   не солгу
О  том,  что  было,  наказание в  судьбе...
Клянусь  Аллахом!   Смерть  я  видел  от  него!
Не догадались мы,  не  дядюшка он – врун,
И  обмануть  себя  позволили  под  шум
Его  обманчивых  речей,  богатств   его!
Обманщик  мерзкий  и  проклятый!    Пусть  падёт
В  любом  ниспосланном  писании  проклятье
Небес,  Аллаха   на  магрибское  заклятье!
Пусть  колдуна  возмездье  высшее  найдёт.

Тут  рассказал  он  ей,  что  было,  что  случилось,
Как  испугался  он  трясения  земли,
Как  он  хотел  бежать,  а  ноги  не  могли,
И  как  лицо  у  “дяди”  вмиг  перекосилось...
-  Ударил  сильно  так,  и   выругал  меня!
А  как  сокровище  открылось,  он  не  мог
К  нему   притронуться.  На  Имя  был  залог!
Лишь  для  моей  руки  дарила  та  земля!

И  помирился  он  со   мной,  чтоб  получить
Себе  желаемое.  Перстень  дал  потом,
И  объяснил,  как  мне  вести  себя  притом,
Пройти  сквозь  залы и  сквозь  сад,  и  там  достичь...
В  сиянье  сказочного  света  некий  портик,
Да  по  ступенечкам  взобраться,  чтоб  тогда
Забрать  светильник,  что  горел  огнём  века,
Да  освещал  подземный  сад,  как  солнца  зонтик...

Я  положил  его  за  пазуху,  спустился,
Набрав  сверкающих  плодов  себе  немного.
И  вот уж  к  выходу  добрался.  Дядя ж  строго
Светильник  требовал,  а  руку  дать…  таился.
А  я  карман  поверх  светильника  набил
Плодами  дивными,  поэтому  не  мог
Достать  светильник-то.   Ох,  горький  мне  урок!
Колдун  проклятый  надо  мною  вход  закрыл...

Не  так  ли  люди  доверяются  тому,
Кто  им  сулит  богатство,  злато  на  земле,
А  сам  не  может  взять.   Проклятье  на  судьбе?
А,  может,  умысел,  урок  судьбы – уму.

Теперь-то  понял  я,  злой  умысел  тут  был!
Он  не  хотел,  чтоб  я  на  землю  возвратился,
И  лишь  для  этого  он  дядей  обратился!
Хотел,  чтоб  умер  я,  и  мир  меня  забыл...

От  гнева  мальчик  принялся опять  ругать
Коварство  злого  колдуна:
-  Да  кто  же  он?
Обманщик  грязный,  похититель, подлый вор!
Я б  отплатил  ему,  но  где  его  сыскать...

Тут  мать  добавила:
-   Клянусь  тебе  Аллахом,
Что,  как  увидела  его,  так  поняла,
Что  он  не   брат  отцу,  а  сам  источник  зла!
Но  все  сомнения  развеялися  прахом,
Когда  в  одежды  он  тебя  принарядил,
Когда  так  строго  поучал  тебя  словами,
Да  обещал  о  нас  заботиться  делами!
Он  мне  представился  добрейшим,  Аладдин!

Да  каждый  раз  ко  сроку  в  дом  наш  приходя,
Он   плакал  горько  об  отце,  как  бы  о  брате,
Как  о  действительно  безвременной  утрате!
И  я  подумала:
-  Аллах   нашёл  тебя!
Теперь-то  вижу  я,  кто  он,  зачем  являлся.
И  мне  раскрылись  ныне  хитрости  его!
Мой  дорогой,   как  хорошо,  что  всё  прошло!
И  снова  вместе  мы!   Кошмарный  сон  прервался!





ЧАСТЬ   5



От  напряженья  сердца  мальчик  вновь  уснул,
Все  силы  разом  вдруг  оставили  его.
А  как  проснулся,  голод  грыз  настолько  зло,
Что  он  опять  просить  у  матери  рискнул...

Но  дома  не  было  ни  крошечки  одной.
И  мать  сказала:
-  Может,  пряжу  я  продам?
Схожу  на  рынок.
-  Нет  уж,  матушка!  Вон  там
Возьми  светильник!  Он,  как  будто,  дорогой!

Мать  принесла  его.   От  старости  тот  был
Так  закопчён,  что  еле  виден  даже  цвет.

-  Его  почищу  я  -  промолвила  в  ответ.
Но  чуть  потёрла  -  ужас  сердце  охватил!
Пред  ней  возник  громадный  джин!   Сей  великан
Взревел:  -  Приказывай!   Я  лампы   сей  заклятье!
И  не  один  я,  но  едины  мы,  как  братья!
Сам  фараон  нас  покарал  за  наш  обман!

Мать,  испугавшись,  сразу  в обморок  упала.
Но  Аладдин,  увидев  диво,  осознал,
Что  это  джин,  какого  раньше  он  видал.
И,  лампу  в  руки  взяв,  ему  тогда:
-  Сначала...
Ты  принеси  еды,  что  выше  всех  желаний.
И  джин  исчез,  а  через  миг  опять  явился.
И  стол  серебряный  от  яств  уже   томился.
-  Вот  это  чудо  из  чудес!    Предел  мечтаний!

И,  лампу  спрятав,  мальчик  матушку   трясёт:

-  Очнись  скорее!  Джин  исчез,  но  здесь  еда.
Смотри  какая!  Я  не  видел  никогда!
И  в  самом  деле,  нам  неслыханно везёт...

Двенадцать  блюд  из  серебра,  кувшин  златой!
А  в  них  диковинные  чудо-угощенья.
Сердечко  билось  от  восторга,  предвкушенья.
Аллах,  он  с  лампою  волшебной,  дорогой!

Они  насытились  и  поняли,  что  счастье
Теперь,  действительно,  вошло  в  их  бедный  дом!
Но  только  джина  вызывал  уж  сын  тайком
От  бедной  матушки,  чтоб  не  было  напасти.



((()))

Вот  так  зажили  сын  да  матушка  вдвоём...
А  беды,  в  самом  деле,  будто миновали,
И  дни  хорошие  да  светлые  настали.
Они  же  радовались:
-  Славно  мы  живём!

Одно  из  блюд  на  рынок  мальчик  и  понёс,
Прикрыв  тряпицей,  чтобы  люди  не  дивились,
На  серебро  да  на  искусство  не  воззрились...
Ростовщику  еврею  он  принёс  поднос:

-  Скажи,  что  дашь  мне  за  него?  -  а  тот  не  знал,
Силен  ли  мальчик  сам  в  оценке  дорогого.
И,  притворившись,  так  сказал:
-  Я  дам  не  много,
Но  и не  мало,  Аладдин,  один  динар!

На  эту  цену  мальчик  радостно  кивнул.
И  на  монету  накупил  еды  домой.
И  был  доволен  он  судьбою  и  собой:
-  Знать,  ростовщик  по  доброте  не  обманул!

А  ростовщик  увидел:   мальчик-то  простак!
Не  знает  стоимости  блюд  из  серебра.
Да  и  откуда  мальчугану  взять  ума?
-  Он  был  бы  рад,  когда б  я  дал  ему  медяк!

А   мальчик  матери  еду  несёт,  как  дар:

-  Вот  видишь,  матушка!   Светильник  нам  помог!
А  ты  боялась  джина.  Вот  какой  урок!
Я  за  одно  лишь  блюдо  выручил  динар.

Когда  на  следующий  день  пошёл  продать
Очередное  блюдо  мальчик,  то  судьба
Уж  к  ювелирной  лавке  старца  привела,
Что  чтил  Аллаха  и  не  мог  чужого  брать.

-  Я  видел,  ты  еврею  вещи  приносил.
Но  разве  ты  не  знаешь,  что  они  лгуны?
Зачем  же  нёс  в  его  лавчонку  вещи  ты?
И  мальчик  старцу  блюдо  дал  и  попросил:

-  Скажи,  что  стоит  это  блюдо?

-  Сколько ж  он,
Еврей  тот,  дал  тебе?
-  Он  дал  один  динар.

-  Проклятый  жулик!  Разрази  его  удар.
Ведь  посмеялся  над  тобою  наглый  вор!
Знай,  блюдо  это  из  чистейшего  сребра.
По  весу - семьдесят  динаров  стоит блюдо.
Я  заплачу  тебе,  но  спрячь  его  покуда.
Благодарил  за  это  мальчик  старика...

И  с  той  поры  зажили  сын  и  мать  богато.
Она  работала,  как  прежде,  ну,  а  он,
Став  посерьезнее,  уж  чтил  закон  Времён,
И  перестал  гулять  с  рассвета  до  заката.
А  познакомился  с  купцами,  чтоб  учиться
Распознавать  товарам  цену,  продавать,
И  о  других  градах  и  странах  узнавать,
И  понимать,  какая  ценность  в  чём  хранится.

Тогда  и  понял  он,  что  редкие  плоды
Из  подземелья - не  стекляшки,  не  хрусталь,
А  драгоценности,  каких  не  видел  Царь!
Но  никому  он  не  показывал  дары...
Вот  так  по  времени  он  блюда  продавал.
И  жили  с  матерью  без  лишнего  они.
Вот   так  текли  один  за  следующим  все дни.
Но  Аладдин   всё  срок  заветный  ожидал.





ЧАСТЬ   6



И   вот,  однажды,  весть  по  городу  летит:
-  Закрыть  к   полудню  лавки,  окна  и  дома!
А  горожанам  скрыться  с  улиц,   и  тогда
Царевна  дочь  в  карете  баню  посетит!

Никто  не  смеет  на  неё  взглянуть!  Приказ!
И  Аладдин  свои мечтанья распознал,
Да  и  ослушаться  приказа  пожелал.
Под  кроной  спрятался  у  бани  он  в  тот  раз.

А  госпожа  царевна  с  именем  Будур
Без  происшествий  добралась  до  двери  бани,
Вуаль  сняла  и...   догадались  вы  уж  сами,
Что  Аладдин  увидел  деву-свет!    Ля-мур...

Так  говорят,  мой  повелитель,  про  любовь.
Влюбился  юноша  без  памяти,  ума.
Отныне  в  мире  существует  лишь  Она,
И  лишь  о  Ней  тоскует  сердце,  пышет кровь.

Такой  божественной  красы  на  свете  нет!
Так  Аладдин  стал  красоты  её  рабом.
Не  ел,  не  пил,  и  думал  только  об  одном,
Что  лишь  Будур - его  судьба,  всей  жизни  свет!

Конечно,  матушка  заметила,  что  сын
В  печаль  великую  без  меры  погрузился.
И  стала  спрашивать  сыночка:  -  Утомился?
Что за  печаль?  А отчего  твой  взгляд  застыл?

И,  наконец,  она  услышала:  -  Хочу
Жениться  только  на  царевне,  на  Будур!

-  Да  ты  с  ума  сошёл!  Ах,  выбрось  эту  дурь!
Тебе,  не  знатному,   сей  сан  не  плечу!
Кто  ты  такой,  чтоб  дочь  Султана  в  жены  звать?
Ты  -  сын  портного,  или  это  позабыл!
-  Я  никогда  ещё  так  сильно  не  любил!
Посватай,  матушка  меня!  -  сказал  опять...

-  Когда  царевна  в  баню  лебедем вплывала,
Я  из  укрытия  увидел  лик  её!
И  в  этот  миг  разбилось  сердце,  знать,  моё!
И  с  той  поры  любовь великая объяла!

-  Сынок,  одумайся!  К  Царю  я  не  пойду.
Представить  страшно  даже  мысленно  такое.
И  без  даров  меня  не  впустят  в  те  покои...
Но,  даже  если  есть  дары,  как  я  зайду?!

Из  сада  дивного  волшебные  плоды
На  блюдо  царственное  юноша  сложил.
Да  этот  дар  он  для  Султана  предложил
Снести  на  завтра  же:

-  Спасёшь  меня  лишь  ты!
Иначе  я  совсем  погиб,  знай,  я  умру!
И  это  вынудило  женщину  пойти...
Она  накрыла  блюдо  тканью,  чтоб  нести,
Да  в  день  последующий  идёт  уж  ко  двору.
Едва  дыша  от  страха,  стражников  минуя,
Она  как  тень  к  дверям  высоким  подошла,
И  встала  там,  как  будто  дверь  её  ждала...
В  одеждах  бедных,  о  судьбе  своей  горюя.

И  Царь  времён  её,  конечно,   не  заметил
Средь  посетителей  вельможных,  величавых,
Средь  попрошаек  докучливых  и  лукавых,
Но,  выходя  в  конце  приёма,  тень  приметил.

А  мать  вернулась  к  ожидающему  сыну
И  так  сказала:  -  Я  от  страха  чуть  жива,
И  на  Султана  глаз  поднять  я  не  смогла,
А  уж,  тем  более  просить,  скорей  остыну...

Но непреклонен сын в желании своём,
И умоляет мать той силою могучей,
Что сердце страстью охватила самой жгучей,
Опять явиться ей на царственный приём.

На  день  другой  она, покорная,  туда…
Опять  как  тень  она  становится  у  двери,
И  всё  собрание  стоит  в  покровах  тени,
Султан  на  выходе  отметил:  -  Как  вчера…

Так  мать  являлась  ежедневно,  безнадежно.
И  очень  многие  привыкли  к  этой  тени.
А  Царь  времён,  привыкший  сердцем  к  перемене,
Сим  постоянством  удивлялся  уж  безбрежно:

-  Что  там  за   тень  стоит?  -  он  Визиря  спросил.
А  тот,  не  зная,  что  ответить:
-  Так,   вдова...
Она  без  всяких  просьб  является  сюда.
-  Пусть  подойдёт  ко  мне! –

Собрав  остаток  сил...
Она  бесшумно  подошла,  взглянуть  не  смея.
А  Царь  уж  ей:
-  О  чём  хотела  ты,  спроси!
Мать  прошептала:
-  Царь  времён!  Прошу,  прости!
Я  здесь  по  просьбе  сына,   время  не  жалея...
Стою,  чтоб  дар  тебе,  Светлейший,  передать.

 

 


Она  сняла  накидку  с  блюда  и…  сиянье
Залило  солнцем  зал,  что  был  основой  зданья
Дворца  Царя!    Никто  не  мог  такого  ждать...
Все  онемели  в  изумлении  великом.
И,  приободрившись,  она  уж  продолжала:

-  Когда  царевна  возле  бани  шаль  снимала,
Мой  сын  пленился  стройным  станом,  светлым  ликом...

В  ветвях  деревьев  возле  бани  он  укрылся,
И  всё  увидел,  что  хотел,  мой  дерзкий  сын.
Но,  не  гневитесь,  Царь  времён,  мой  Господин!
Он  без  ума,  бедняга,  в  девушку  влюбился...
Увидев  диво-красоту,  сын  занемог.
Ни  день,  ни  ночь  не  спит,  а  грезит  лишь  о  ней.
Прости,  о,  Царь,  мне  дерзость  всех  моих  речей!
Он  хочет…  в  жёны…  Вашу  дочь...  Скажите  срок...

Царь  бесконечно  удивился,  но  без  гнева.
Ведь   дар  бесценный  с  бедных  рук  он  принял   сам.
Но  сыну  Визиря  он  прочил  зятя  сан!
Не  может  бедность  стать  побегом  жизни  Древа!

Тихонько  Визирю  вопрос  он  задаёт:
-  Что  ей  ответить?  Ну-ка  думай,  подскажи!
А  тот  в  ответ:
-  Да  40  блюд  ей  накажи
Нести  в  приданое!   Не  раньше  пусть  придёт,
Чем  в  окончание  трехмесячного  срока!
И  пусть  каменьев  будет  столько  же,  как  тут,
На  этом  блюде!  Ей  такого  не  найдут
Все  царства  мира!   -  И  вздохнул  затем  глубоко...

Великий  Царь  всё  это  женщине  сказал.
Её  ж  душа  от  счастья  чуть  не  улетела.
Она,  с  поклоном  уходя,   дышать  не  смела...
И  вот  уж  сыну  весть  несёт,  что  столько  ждал.

И  Аладдин  воспрял,    услышав  чудо  весть!
Ещё  три  месяца  и…  будет  он  уж  с  Ней!!
С  красой  волшебною,  с  хозяйкою  очей.
И  терпеливо  долгий  срок  он  ждал,  как  есть.
Хоть время медлило идти… почти стояло…





ЧАСТЬ   7



Случилось  так,  что  мать  заметила  волненье
Средь  горожан.  Как  будто  праздник  ожидали.
Она  спросила  у  купцов,  -  те  отвечали:
-  Вы  что,  не  здешняя?  Идёт  приготовленье!

Царь  объявил,  что  дочку  замуж  отдаёт.
Народ  готовится  отпраздновать  сей  пир!
Гостей  назвали!  Вот  уж  радость  на  весь  мир! -
И  лишь  старушка  в  дом  печальная  идёт...

Передает  подробно  сыну  разговор...
-  Не  может  быть!  Ведь  обещание  дал  Царь!
Такого  не  было  вовеки,  даже  встарь.
Быть  может,  шутка  это,  иль  базарный  вздор?

-  Меня  спросили  что,  нездешняя  ли  я!
Весь  город  знает,  да  о  том  лишь  говорит! -
Вот  Аладдин  по  шумным  улицам  спешит...

-  Всё  так  и  есть...  Ах,  обманули  же  меня!

И   в  голове  его  созрел  ответный  план.
Как  подошёл  день  свадьбы,  джина  вызвал  он,
Сказав  ему:  -  Когда  окончится  сей  звон,
И  молодые  удалятся  в  спальный  зал...
Возьми  обоих  и  ко  мне  тотчас  доставь.

Всё  это  в  точности  исполнил  джин.  Они
Пред  ним  предстали,   как  потухшие  огни!
Дрожа  от  страха,  оказавшись…  с  ним  впотьмах...

Тут  жениха  по  повеленью   Аладдина
Джин  перенёс  в  отхожье  место,  где  закрыл.
И  до  утра  жених  продрогший  там  пробыл.
А  что  касается  Будур,   её  перина...
Была  мечом  напополам  разделена.
И  Аладдин  спал  на  одной  из  половин,
Как  настоящий,  но  незримый  господин.
Сама ж  царевна  ночь  от  страха не спала…

Наутро  джин  отнёс  на  место  новобрачных.
Вот,  Царь  времён  в  покои  к  дочери  идёт.
Её целует,  и  вопрос  свой  задаёт:
-  Да  как   спалось  тебе  в  обители  безмрачных?

Будур   в  смятении  потупила  глаза.
И,  ничего  отцу  на  это  не  ответив,
Пошла  к царице.  Та же, выслушав,  приветив,
Ей  не  поверила:
-  То  сон  был, дочь-краса!

Жених  боялся  же  всю  правду  рассказать,
И  на  вопрос  отца  солгал  об  этой  ночи.
Хоть  и  на  следующий  раз  не  спали  очи -
В  другую  ночь -  всё  повторилося  опять!

А  между  тем  Будур  вновь  матери  сказала!
А  та  Отцу  Царю:

-  Возможно  ли,  что  сон
Один  и  тот  же  повторяется?  -
И  он… был  возмущён  сим  происшествием   немало!

Ведь  дочь  любимая  молчала  всякий  раз,
Когда  он  утром  приходил  поцеловать.
Была  нахмуренной,  обиженной  опять,
И  не  желала  на  Отца  поднять  уж  глаз!

Вот  жениха  спросил  отец:
-  Скажи  мне,  сын.
Что  происходит,  почему  печаль  в   невесте?
Тот,  разрыдавшись,  рассказал,  в  каком  он…  месте
Провёл  те  ночи,  где  до  косточек  остыл!

Разгневан  Визирь:
-  Мы  охранников  поставим!
И  с  этой  мыслью  он  к  Царю,  а  тот  вскипел,
Узнав,  что  правда  всё,  и  слушать  не  хотел!
-  И торжество  я  отменяю!
Обесславил...

Так  неожиданно  окончилось  веселье,
Без  объяснений  для  народа  и  для  слуг.
Решили  многие  -  болезнь  или  недуг.
Но  кое-кто  подумал:  это  от  сомненья...





 
ЧАСТЬ   8



Вот  Аладдин  уже  к  назначенному   дню
Вновь  джина  вызвал, приказание отдал:
-  Доставь  мне  сорок  блюд,  как  раньше  доставлял,
С дарами щедрыми и ценными  Царю.
Чтоб  блюдо  каждое  прекрасная  рабыня
Несла б  с  достоинством,  а  рядом  чтобы  раб
Сопровождал её,  да  лучший  чтоб  наряд
На  нём  блистал, каких не сыщешь и в помине.

Джин  удалился  на  мгновение,  затем
Явил  сокровища  на  блюдах  и  рабов
В  нарядах  шёлковых,  достойных тех даров.
Такого  зрелища  не видел и Эдем!

 

Мать  Аладдина  в  этот  раз  уже  спокойно
Пошла  с  рабами  и  с  дарами  во  дворец.
И  вся  процессия  явилась,  наконец,
К  Царю  времён.
И  мать  промолвила  достойно:

-  Великий  Царь!  Ты  срок  назначил.  Я  пришла.
Ты  обещал  отдать  Будур  за  Аладдина.
Со  мной  дары  от  жениха  для  Господина
И  для  невесты.   Ты  сказал  -  я  принесла.

На  этот  раз  Царь,  удивлённый  беспредельно,
На  те  дары  и  на  прекрасных,  стройных  слуг,
Глазам не веря, всех собрал  в  огромный  круг,
И  объявил  о  свадьбе.
-  Будет нам веселье!

И  состоялось  торжество  и  свадьба  века,
Вино  рекой  лилось,  и  песни  разливались,
И  танцевали  все,  играли  и  смеялись!

На  свете  не  было  счастливей  человека,
Чем Аладдин!
Портного сын?
Сам Господин!

Народу  мелочь  слуги  звонкую  бросали,
Да  разливали  вина в кубки с  угощеньем.
Предела  не  было  улыбкам  в  день  веселья!
Все  города  и  все  деревни  ликовали!

С  тех  пор  зажили  молодые  во  дворце,
Что  джин  возвёл  за  день  един! 
Прекрасней  нет!
Чудесней дива  не  видал  весь  белый  свет -
В  фарфоре,  золоте,  в  цветах,  садах в  кольце.
А  на  оконцах  драгоценные  каменья,
Искусно  вставленные  в  ставенки  резные.
Внутри  -  шелка, колонны, двери -  расписные.
Но  не  опишут  красоты  такой  реченья…



Одно ж  чудесное  оконце  изготовил
Незавершённым  джин,  и  умысел  тут  был.
Так  Аладдин наш по наитию  решил,
И  удовольствие  «на  завтра»  приготовил...

Конечно  Царь,  увидев  эту  недоделку,
Сказал:
 -  Я  вижу,  что  окошко  не  готово.
Пошлю  я  слуг  своих  доделать  ту  обнову.
Пусть  из  казны  возьмут,  что  надо  на  отделку!

Три  дня  работали  рабы  над  тем  оконцем...
Но  так  искусно,   как  раб  лампы,  не  смогли
Они  исполнить,  и  каменьев  не  нашли,
Чтоб  так  искрились  да играли б  так  на  солнце...

Предвидя  это  Аладдин  Царю  сказал:
-  Великий  Царь!  Велите  вновь  отдать  в  казну
Всё  то,  что  взято  на  отделку,  потому...
Что  я  доделаю  оконце  это…  сам!

Царь  был  обрадован  и  все  его  сомненья,
Что  Визирь  с  зависти  на  ушко  нашептал,
Исчезли  тотчас.   Был  устроен  новый  бал.
И  до  утра  звучали  песни,  шум  веселья.

Так  Аладдин  с  Будур  в  прекрасном  замке  жили,
Что   против  царского  дворца стоял  скалой,
И  украшеньями  сиял,  как  золотой.
А  молодые  счастьем крепко дорожили...

 


Печали б  не  было,  коль  было б  так  всегда,
Однако,  жизнь  идёт  вперед,  во  след  годам...
И  сказки  новые  родятся  тут  и  там,
И  чудеса  приходят   в  гости,  и  беда...

Мой  господин,  тебе  пора  бы  отдохнуть.
Ведь  сказка  длинная,  а  смысла  в  ней  так  много,
Что  не  расскажешь  обо  всём  в  пределах  слога…
Но  и  слова  порою  могут  обмануть…

((()))

Народ  и  слуги  Аладдина  полюбили.
Когда  со  свитою  он  город  объезжал,
То  беднякам  монеты  звонкие  кидал.
А  люди  щедрость  и  отвагу  оценили.
Он  превзошёл  других  и  в  рыцарском  искусстве,
И  в  справедливости,  когда  вершил  он  суд,
И  в  благочестии,  и  в  жаловании  слуг,
И  в  обязательствах,  и  в  знании,  и  в  чувстве.



((()))

В  один  из  дней  напало  войско  на  страну.
И  полководцем  был  назначен  Аладдин,
Чтоб  отразить  напор врагов,  прогнать  с  долин
Родной  страны.   И  победили  в  ту  войну.

Когда сражался  Аладдин,   булатный  меч
Он  обнажал  и  смело  мчался  на  врага.
И  побеждал  в бою, легка была рука!
А после боя пред Царём держал он речь.

Ведь  победителей  приветствовал  сам  Царь.
Он  крепко  обнял  Аладдина  да  сказал:

-  О  лучшем  муже  для  Будур я  не  мечтал!
И  подарил  ему  ценнейший, древний  ларь.

Так долго  жили  все   и  в  счастье,  и  в  любви,
Молясь  Аллаху,  совершая  и  обряды,
Меняя  в  праздники  убранства  да  наряды,
И  поверяя  ходу  времени  все  дни.



((()))

А  что  касается  магрибца-колдуна,
То,  возвращаясь  в  ту  далёкую  страну,
Где  жил  без  цели  он,  кляня  свою  судьбу,
Он  всё  раздумывал:
-  Вот  горе  от  ума...
Я  разозлился  так  не  вовремя,  а  тот,
Тот  негодяй,  мальчишка,  умер  под  землею.
И  все  сокровища,  мечты  забрал  с  собою!
Но  за  светильником  вернусь  я  через  год!

Достигнув  города  родного,  он  опять
По  гороскопу  стал  гадать  и  распознал
Что  Аладдин  не  умер!
Нынче  же  он  стал
Благодаря  той  лампе…  царственным!  Он  -  зять!

Какая  ярость  разыгралась  в  колдуне,
Какие  низменные  чувства  вновь  проснулись...
Земля  и  стены  града  будто  содрогнулись,
А  небо,  точно  опустилось  в  темноте...

Наутро  следующего  дня решил он так:

-  Я  уничтожу  Аладдина  навсегда.
Я  много  странствовал, не зря текли года,
А  негодяй  всё захватил!  Каков  мастак.

И   снарядился  снова  он  в  страну  востока,
И  путешествовал  опять  дорогой  длинной,
И,  наконец,  достиг  столицы  царства  мирной,
Где  отдохнуть  решил  за  градом  недалёко...

Гуляя  улицами,  слушал  разговоры
Об  Аладдине  и  Будур  да  их  дворце,
Что  чудом  света  называли  все  в  конце
Любой  беседы:  -  В  нём  сокровищ -  просто  горы!

Едва  от  зависти  не  умер  магрибинец,
Когда  увидел  всё  и  понял…  Это  джин
Волшебной  лампы  создал!    Я ж  ей  господин!
Она  моя!  Уж  я  придумаю  “гостинец”.

Узнав, что завтра Аладдин вне дома будет,
Решил колдун, что план немедленно исполнит!

Пошёл  он  к  меднику:
-  Плачу  я  очень  щедро.
Ты  сделай  новеньких  светильников  к  утру.
Тот  согласился.  С  ними  к  царскому  двору
Идёт  наутро  магрибинец.  Рад  безмерно...

-  Верну  я  дар!  -  А  вслух  же  так  кричал   колдун:
-  Меняю  старые  светильники  на  новь!
От  ожидания  кипела  в  нём  вся  кровь.
Вокруг  смеялись:
-  Сумасшедший,  глупый  врун!

Но  сам  Аллах  определил,  что  госпожа
Будур  сидела у  окна  и  наблюдала,
А  уж  плохого  ничего  не   ожидала,
И  к  колдуну  она  отправили  пажа...

-  Меняю  лампы!  Я  за  старую  даю
Такую ж   новую!  Смелее  подходи.
Обнову  даром  для  себя  не  упусти! -

Царевна  слушала,  да  вспомнила  свою...
В  углу  валялась  лампа  старая  давно.
Царевна  знала  -  это  лампа  Аладдина:
-  Обнова  будет  для  меня  и  Господина.
Я  обменяю  эту  лампу,  так  легко!

Откуда  знать  ей  было  то,  что  волшебством
Богатства  все  и  окружение   даны!
Чудесной  силою  забытой старины...
Хотите  знать,  что  стало  с  лампою  потом?

Царевна так слуге велела:
-  Приведи
К  нам  сумасшедшего, кричащего  того,
Я  посмотреть  хочу...  Сменяю, решено!
Да  наш  светильник  старый  тоже  принеси.

Когда  слуга  исполнил  это  приказанье,
А  магрибинец  получил  то,  что  хотел,
Он  словно  ветер  от  дворца  стрелой  летел,
Чтоб  в  тихом месте  бы  придумать  наказанье.

Как  наступила  ночь,  светильник  он  потёр
И  джину  лампы  произнёс:
-  Хочу,  чтоб  ты
Дворец  невиданной  доселе  красоты,
Который  ты  для  Аладдина  и  возвёл,
Да  всё,  что  в  нём  сейчас,  а  также  и  меня
Поставил  в  городе,  откуда  я  пришёл!
И  джин  исполнил  всё,  и  в  лампу  вновь  ушёл.
А   какова  была  реакция  Царя?






ЧАСТЬ   9




А что же Царь?

Когда  увидел  из  окна  -   дворца-то  нет!
Он,  удивившись,  стал  глаза  свои  тереть.
Но  сколь  ни  тёр их,  ничего  не  мог  узреть!
Тогда  померк  в  глазах  его  весь  белый  свет…

О  милой  дочери  Будур  он  горько  плакал.
Потом  от  Визиря  потребовал  отчёт:

-  Я  говорил,  что  колдовство  тебя  влечёт!
Тот отвечал, - Ты колдуну  Будур  отсватал...

Уж Царь  от  ярости  владеть  собой не  мог!

-  Где  Аладдин?
-  Он  на  охоте!

-  Вмиг  ко  мне!
Немедля  связанного  ввозят  на  коне...

Тот:
-  Объясните  же!  Мой  разум  занемог!
Так Аладдин молил охрану –  та молчала,
Не зная, что сказать  в неведомой печали…

Но  у  ворот  дворца  и  в  цепи  заковали
По  повеленью  Шаха,   дабы  отвести
На  эшафот  и  дабы  голову  снести
Былому  зятю,   дабы  люди  всё  видали!

Однако  жители,  увидев  то  несчастье,
Заволновались,  взбунтовались  и  пошли
Толпою  шумною!    Где  силу-то   нашли?
Убить  Царя  грозили  в  этаком  ненастье.

Визирь  донёс  Султану вести  о  волненье.

-  О,  Царь  времён!  Прости  уж  лучше  ты  его,
Чтоб  не  убили  в  час  гневливый  самого
Тебя,  Султан!  Так  отмени  своё  решенье!

Когда  же  стража  Аладдина  перед  ним
На  землю  бросила,  тот  очи и возвёл:

-  Какой  же  грех я совершил, о,  Царь  времён?

-  Ах  ты,  обманщик!  Гнусный  вор  ты,  Аладдин!

Его  к  окну  ведут...  О,  ужас!   Нет  дворца!
Он  от  растерянности  мог  ли  что  понять,
Ведь  на  ногах  и  то  едва  ли  мог  стоять…
Вот  -  на  колени  пал,  и  нет  на  нём  лица!

-  Клянусь  я  жизнью и душой,  великий  Царь!
Мне  неизвестно…  что  сейчас  произошло!?
Затменье  полное  на  сердце...
Царь:
-  Грешно,
Но  я  простил  тебя!  Иди  в  любую  даль,
Но  дочь  найди  мне  и  немедленно  доставь,
А  не  найдёшь,  тогда  лишишься  головы!

-  О,  Царь  времён,  мне  сорок  дней  теперь  нужны,
А  не  найду  Будур,  казни  тогда,  ославь...

Печальный  вышел  от  Султана  Аладдин...
А  что  до  жителей,  то  те  спасенью  рады.
Он  брёл  по  улицам,  на  сердце  ныли  раны,
И  так  два  дня  бродил  без  цели  средь  долин...
Лишь  повторяя:

-  Я  не  знаю,  что  случилось...
Где  я  найду  дворец?  -  Так  вышел  он  в  пустыню.
Затем  к  реке  пришёл,  уняв  свою  гордыню...
Хотел  убить  себя,  но  вот  что  получилось:
Судьба,  конечно,  заступилась  за  него
Пред  гневом  Высшего,  ведь  сказке  -  не  конец!
Не  завершается  концом   любовь  сердец,
И,  коль  жива  любовь,  то  свет  найдет  её...

Вернулся  к  разуму  и  вверился  Аллаху!
А  от  печали  руки  стал  ломать  свои...
И  вдруг -  кольца  явился  раб!

-  Верни  мои
Владенья  бывшие,  жену!
А  тот  со  страху...
Не  поперхнулся  чуть  ли...

-  Это…  не  могу!
Всё  это  может  лампы  раб,  но  уж  не  я!

-  Тогда  доставь  к  дворцу  немедленно  меня.

-  Я  повинуюсь,  и  в  Магриб  тебя  снесу!

В  мгновенье  ока  - он  во   внутреннем  Магрибе,
Вблизи  дворца  и  оказался...    Но…  заснул,
Ведь  он  подряд  шесть  дней  глаза-то  не  сомкнул,
И  до  утра  проспал  в  камнях,  как   на  перине.

А  светлым  утром  подошёл  к  ручью,  омыл
Лицо  и  руки,  помолился,  да  и  сел
Перед  окном  Будур  и  нежно   так  запел
О  чувствах  сердца,  обо  всём,  что  не  забыл.

 

По   повелению  Аллаха  из  окна
Служанка  выглянула  и  его…  узнала.
Да  побежала  к  госпоже  и  рассказала!
И  вот  уж  встретились  глаза:  Он  и  Она...

Ведь  что  касается  Будур,  то  дни  разлуки
Она  проплакала,   почти  что  не  спала.
И  от  дурного  обращенья  колдуна
Занемогла  совсем, испытывая  муки.

Когда  глаза  сошлись  их  вновь,    произнесла:

-  Войди  скорей  чрез  потайную  нишу-дверь,
Здесь  во  дворце  магрибца  злого  нет  теперь.
Служанка,  дверь  открыв,  тотчас  же  и  ушла...

Обнявшись  крепко,  говорит  тут  муж  жене:

-  Моя  любимая,  хочу  спросить  тебя,
Светильник   медный  был  в кладовке  у  меня,
Ты  не  видала  ли  его,  неси  же  мне!

Вздохнув,  она  ему  в  ответ:  -  Любимый  мой!
Он  был  причиною  всего,  что  приключилось.
И  рассказала  всё,  что  было...  Так  открылось
Злодейство  новое  магрибца.
Сам  не  свой,
Ей Аладдин:  -  Чего ж  он  хочет  от  тебя?
-  Он  каждый  день  приходит  раз  один,  не  боле,
Да  соблазняет,  чтоб  я  с  ним  спала  по  воле...
И  говорит  ещё,  что  любит  он  меня.
Что  отрубил  отец  мой  голову  тебе,
Что  ты  был  сыном  бедняка,  что  это  он
Причина  всех  твоих  богатств,  о,  страшный  сон...
Но  ненавижу  я  его,  он  зло  во  тьме!

-  Куда ж  светильник  прячет  он?

-  Всегда  при  нём!
Не  расстаётся  с  ним,  показывая  мне.

-  Но  я  придумаю,  как  всё  вернуть  себе,
Теперь  же,  милая,  немного  отдохнём! -

Так говорил ей Аладдин, он верил в силы
Судьбы и в ту любовь, что силой одарила!

- Когда  на  следующий  день  придёт  он  снова,
То  притворись,  что  ты  устала  горевать.
Да  позови  его  на  ужин  пировать.
Ещё  скажи  лукаво:
-  Мне  нужна  обнова.
И  он,  поверив,  обязательно  придёт.
Ты ж,  напоив  его  вином,  меня  зови!
Я  буду  ждать!  Теперь  же  нужно  мне  идти.
И  он  пошёл,  а мысли двигались вперёд...
В   степи  феллаха  встретив,  так  ему  сказал:
-  Эй,  поменяемся  одеждой! -  тот  был   рад.
Потом  на  рынке  он  купил  крысиный  яд,
И,  возвратившись  вновь  к  Будур,  уже  сиял!

-  Когда  ты  вечером  с  ним  станешь  пировать,
Подсыпь  немного  яду  в  чашу,  он  заснёт.
Тогда  меня  зови,  и  смерть  его  найдёт.
И  станем  счастливо  мы  жить  да  поживать!

Будур  всё  в  точности  исполнила.  Когда
В  великой  радости  колдун  с  ней  пировал,
И  утоления  желаний  ожидал,
То  у него  вдруг  опустилась  голова...

Он,  как   убитый,  вмиг  заснул,  а  Аладдин
Тотчас  и  вышел,  да  главу  ему  отсёк.
И,  утвердив тем  самым  жизненный  урок,
Забрав  светильник,  удалился  вновь  один...

Потёр  его,  и  раб  явился  сам   собой:

-  Хозяин!  Требуй,  что  желаешь,  от  меня!

-  Верни  на  место  всё,  что  было!    В  ад  огня
Лишь  магрибинца  унеси.  А  нам  с  женой
Накрой  прекрасный  стол.  Мы  станем  пировать!
Всё  вмиг  исполнил  раб,  и  радость  пролилась
К  двоим  влюблённым,  и насытились уж всласть.
И  лишь  тогда  легли  для отдыха  в  кровать.

 

От  счастья  оба  улетали  в  небеса,
Но  госпожа  Будур  особенно,  ведь  утром
Она  Отца  увидит  в  окнах  с  перламутром,
А  уж  затем  его  обнимет!  Чудеса!

А  что  касается  Султана,   каждый  день
Он  неизменно  плакал,  горести  кляня,
Хоть  и  корил  во  всей  трагедии  себя,
Но  всё  же  взглядывал  в  окно  -  дворец  иль  тень?

В  тот  день  наутро,  как  обычно,  он  взглянул
В  окно… и  что  же?
Вот!  Утерянный  дворец!
Глазам  не  верит  затуманенным  отец,
Потёр  глазницы  -  взгляд  его  не  обманул.

-  Коня  подать!  -  и  сам  уж  едет  ко  дворцу.
Вот  Аладдин  встречает,  к  дочери  ведёт.
И  вот  они  уже  втроём,  и  речь  плывёт...
Будур  рассказывает  бедствия  отцу.

А  в  заключении  она  сказала  так:

-  Клянусь  Твоею  жизнью,  что  душа  моя
Ко  мне  вернулась  утомлённая…  вчера,
А  до  того  печаль  владела  мной  и  мрак...
Хвала  Аллаху,  что  избавил   нас  от  зла,
И  этой  лампе,  что  в  руках  у  Аладдина!
Он  нас  вернул  к  тебе!
Спасибо  Господину,
Что  нет  проклятого  магрибца  колдуна.

Султан  по  очереди  обнял  их  двоих,
И  Аладдину  так  сказал:

-  Прости  меня...
Будур   -  единственная  доченька  моя,
И  лишь  поэтому  я  гневался! – и стих…

-  О,  Царь  времён!  Ты  справедлив  был,  как  всегда.
Со  мною  правильно  тогда  ты  поступил.
На  поиск  дочери  отправил,  отпустил,
И  голова  моя  не  даром  всё ж  цела.



((()))



Но…  не  кончается  на  этом  месте  сказка...
Ведь  у  магрибца  брат  родной  был.  Тот  узнал
О  смерти  близкого  и  так  себе  сказал:
-  Я  отомщу!  -   И  в  этом  возгласе  - подсказка...

Мой  господин!  Так  испокон  веков  в миру!
И  эту  сказку  повторяют  без  конца,
Ведь,  несомненно  в  ней  секрет,  как  у  кольца,
И  кто  поймёт,  добудет  многое  уму!


 Музыкальная композиция - http://sseas7.narod.ru/1001.htm




Сказки 1001 ночь в ритмах
Сказки Суфиев
1.  Сказка о царе Шахрияре и его брате
Эзоп
http://stihi.ru/2013/07/22/6539





2. ЦАРИЦА  ШАХРАЗАДА   И  ЕЕ  СЕСТРА
http://kovcheg.ucoz.ru/forum/79-1344




3.  Сказка о Синдбаде Мореходе - первое путешествие
Эзоп
http://stihi.ru/2003/07/28-427

На авторском сайте "Семь Морей" - музыкальная композиция
http://sseas7.narod.ru/1001.htm



4.  Рыбак и Джинн 1001 ночь
Эзоп
http://stihi.ru/2003/07/25-461




5. Маруф-башмачник 1001 ночь
Эзоп
http://stihi.ru/2003/07/25-457




6. Волшебная лампа Аладдина
Эзоп
http://stihi.ru/2003/07/25-466
продолжение сказки - части со 2 по 9
http://kovcheg.ucoz.ru/forum/79-1344-2





7. Сказка о Хасибе и Царице Змей
http://stihi.ru/2014/07/09/5717


*****

Заказать книгу со сказками в мягком переплете и недорого можно у автора,
срок подготовки и доставки - около двух недель.


Рецензии
Благодарю, Феана.

С Уважением, Тимур.

Гуриган Тимур   01.11.2015 01:12     Заявить о нарушении
Очень рада, что вам понравились эти ритмы со сказками, Тимур!

Ковчег Души   01.11.2015 20:15   Заявить о нарушении
Понравилось - это не то слово, Феана
Вы пишете на уровне сакральных глубин, мёдной сути.
На уровне пророков и прорицателей-мудрецов. Что сейчас - почти немыслимая редкость. К сожалению, пока мало кто способен читать в этой глубине.
Скоро мы это поправим сообща.

Когда эти знания удаётся передавать в красивой "упаковке" рифм - то это уже Чудо.
Впрочем, Вы лучше меня знаете, - что это взаимосвязанные вещи.

Откуда такой уровень знаний?
Вероятно - Коран, Заветы, предания и родовые традиции?

С искренней радостью хотел бы уточнить у Вас отдельные вещи, Феана,
если есть такая возможность?

С Уважением, Тимур.

Гуриган Тимур   28.11.2015 17:50   Заявить о нарушении
Тимур, спасибо за ваши душевные слова и примите ответное - приглашение
ближе познакомиться с творческими кладовыми друг друга и созвучных по духу людей, а именно, присоединиться к сотворчеству на форуме Галактический Ковчег.
Там можно открыть авторскую тему или мастерскую с темами - по желанию.
Заглянула на ваш сайт - Ру АллА - заинтересовалась.
Рада буду ответить на любые ваши вопросы, чувствую что вместе, соединив усилия и знания, многое можно реализовать из задуманного, этим и занимается наш проект... вот уже десять лет. Празднуем Пир в честь юбилея, сотворяем Дворцы и Храмы, вот один из них - Звездный Храм - http://kovcheg.ucoz.ru/forum/57-1735
А тут "первые шаги" - Зал Гостей - http://kovcheg.ucoz.ru/forum/13-2034
Приглашаю!

С теплом, Феана

Ковчег Души   29.11.2015 15:16   Заявить о нарушении
Блогодарствую, Феана.

Да, да.. вижу. Именно это - се верный путь.

До связи.

С Уважением, Тимур.

Гуриган Тимур   30.11.2015 15:07   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.