Мастер

Цыганка не обманет, ведь мы
душой просили не криви!
Седые таборные ведьмы
поют негромко о любви.

Литературное барокко
метафоричностью грешит –
ждут апельсины из Марокко
на Рижском взморье торгаши.

Весенней ночью что за споры?
Пропал с экрана ориентир –
порт королевских экспортёров
берберский город Агадир.

И по Бискайскому заливу
от Ла-Коруньи курс на Брест
где ураган неторопливо
пугает тамошних невест.

Сошлись пути со всей Европы
и даже океанский вал
в давно исхоженные тропы
вдоль меловых английских скал.

Наверно послан мне в награду
суровый северный апрель,
смешит беспечной клоунадой
бродяга синеглазый Лель!

Аттракцион, который ждёте
под рёв восторженных повес
в сто первый раз на вертолёте
спустился с пасмурных небес

в лихом, неповторимом стиле
в балтийской кепи набекрень
бывалый штурман Мастер Вилли
желанный гость в ненастный день.

Ему под семьдесят. Чуть больше
чем двадцать зим как овдовел.
В тот день у побережья Польши
был шторм. Проститься не успел...

А мы минуем Фишерсхютте,
держа дистанцию и строй,
и так на мостике уютно
прохладной, ветреной весной!

Закурит трубку Мастер Вилли,
меня похлопав по плечу,
отметит пройденные мили.
Молчит в углу, и я молчу.

Но Богородица всё знала
и невзначай шепнула мне,
что лоцман Кильского канала
грустит на вахте о жене…

27 апреля 2020 г.


На это произведение написано 6 рецензий      Написать рецензию