Путешествие из Петербурга в Царское село

             1
Позволь, читатель, мой любезный,
рассказ представить вам теперь,
возможно, темой интересной
история откроет дверь.
Иное мнение добавит,
вопросы новые поставит,
о царских прежних временах,
двора интригах, и веках,
когда в строениях – барокко
елизаветинских времён
мир, словно в роскошь погружён,
архитектурность в нём высока,
но начинаем свой рассказ,
чтоб позабавить вас сейчас.
            2
На берегах седой Пальмиры
я накануне пребывал,
отель просторные квартиры
на время мне предоставлял
с прекрасным видом на проспекты,
замысловатые прожекты
фасадных линий и дворцов
иных веков и праотцов,
на берегах Невы взведённых
искусством зодчих на века.
Легка владычица рука:
их облик взвился сохранённый,
чтоб любовались им потомки
и наслаждались вкусом тонким.
             3
Вдруг воздух древностей знакомый
со школьной парты сам возник,
в нём ностальгия и истома,
он с детства памятен, велик.
В нём разрешился Медный Всадник,
курчавый лицеист - проказник
на берегах моей Невы,
Онегин с Ленским, вновь на вы,
и расписание уроков,
мы все учили наизусть,
не редка в летнем саде грусть,
и слог онегинский высокий.
Так в голове вмиг пронеслось,
из детства в памяти нашлось.
            4
Стопой граниты подпирая,
бреду по Невскому с толпой,
и, настоящим осязаю,
вот Питер нынешний – со мной,
что нет его родней и ближе,
века Отчизне верой служит,
Петра творенье, он велик,
и неспроста град здесь возник!
Так в час полуденный я думал,
а целью был гостиный двор,
в нём жёлтый с арками убор,
он покрупней любого Цума.
Вот, наконец, и двор гостиный:
торговлей ведал с дней старинных.
            5
Ход мыслей набежал знакомый:
октябрь и тёплые деньки,
я был влюблённым в Барселону,
часы экскурсии легки…
И вновь мой старт экскурсионный,
готовый слушать, как влюблённый,
на стрелках время подошло,
мы едем в Царское село.
Александрийского театра
мы видим здание в пути,
на сцене пьесы мог вести
Островский драматург когда-то
на радость местных Мельпомен,
в театре воплотив пример.
           6
Иное впереди явленье,
в размерах улица чудна,
от Росси – зодчего творенье,
здесь двадцать два, тут двадцать два.
Длиною метров в двести двадцать,
так итальянец постарался,
здесь Росси улицу возвёл
в архитектурный произвол.
В том есть пример его свободы,
так гений мысли воплощал,
а царь решительно прощал,
чтоб удивлялись через годы.
И это мастера творенье
восторг привносит, удивленье.
           7
Но дальше мчится наш водитель:
бюст Ломоносова глядит
сквозь свою площадь на град Питер,
авто через Фонтанку мчит
по Ломоносовскому мосту
мы проезжаем очень просто,
он был когда-то разводным,
и цепи якорные с ним.
Была Фонтанка судоходной,
ходили баржи взад-вперёд,
дивился на волну народ,
она к судам текла свободно,
Всё поменялось с той поры,
волна не кажет глубины.
           8
По курсу тема Марса нова:
Семёновский стоял здесь полк,
Лейб-гвардия нам всем знакома,
в баталиях имел он толк.
И побеждал на поле боя,
а царь приветствовал героя
и крест Георгия вручал.
Я с детских лет об этом знал,
и мы стремились в поле ратном
играя, бегали в войну,
чтоб защитить свою страну
пресечь набеги многократно.
А мост семёновский с Фонтанкой
с тех пор в тумане спозаранку.
            9
Мой взор опять вперёд стремится,
примета Питера видна,
фасад Обуховской больницы
встал возведённый на века.
Бесплатным ставилось леченье,
затем и с женским отделеньем
царь Николай жизнь утвердил,
без платы не хватало сил.
Четыре рублика за месяц,
здесь лекарь Пирогов служил,
ум в медицине приложил,
палат больничных мир так тесен,
резона нет в него попасть,
но от судьбы не убежать.
           10
Проспект Московский здесь стартует,
читатель верный, мы на-ты,
проспект сей стрелку образует,
двадцать четыре в нём версты.
В учебных корпусах - три Вуза
в них просвещения союзы,
бюст Менделеева встречал
любой студент, как свой причал.
Построен был канал Обводный,
В век девятнадцатый начат,
предел таможни и печать,
в торговле Питер был свободный,
налоги собирал как надо
в казну расход и для парада.
           11
Парадный въезд, в проспекте этом
от самых Пулковских высот,
зимою, осенью и летом
восторг от Питерских красот
нас в сердце город вдохновляет,
всяк россиянин это знает,
абрисы зданий, панорама
видна отсюда, как с экрана.
Основанный Екатериной,
пред нами женский монастырь,
молитв послушницы, псалтырь
они чтут образом невинным,
их девятнадцать в кельях тут,
и с Богом в таинстве  живут.
            12
Московский тракт мы проезжаем,
ворота Стасова стоят,
монументальностью встречают,
фанфарный строй они хранят,
когда с победой возвращаясь
войска с триумфом отмечались,
встречал их радостный народ,
викторию венчал поход.
А слева виден Парк Победы,
когда-то Сталинский проспект
носил он имя много лет,
об этом помнят наши деды
еще со сталинской эпохи
неоднозначно время многим.
           13
Упрямо движется дорога,
въезжаем в Пушкинский район,
семьсот десятый год истока,
с селом Пётр Первый обручён.
Само: «Возвышенность в болотах»
названье мест знал прежде кто-то,
но встало Царское село,
оно Петру судьбой дано,
из брёвен был дворец вначале:
Царь Марте для детей возвёл,
одиннадцать он произвёл,
делил альков с ней без печали.
Но в православии спаслась,
Екатериной назвалась.
           14
Царь Пётр, за ним Екатерина
почили в бозе, вот беда,
их резиденция хранима,
пустой стояла в те года.
Царица – дочь Елизавета,
как в соблюдение завета
дворец Растрелли поручив,
Екатерине посвятив,
великолепный стиль барокко
лепнину золотом покрыв,
имела царственный порыв
блистать богатствами до срока,
чтобы явить Европам силу,
дворец представить всему миру.
           15
А рядом дом учений трудных,
наукам не всегда был рад,
среди иных курчавый, смуглый,
так лицеисты говорят,
наш Пушкин Саша, шустрый малый,
он не стремился в тон державный,
прилежностью не отвечал,
и обезьяной прозябал
за непоседливость, ретивость.
Он дерзкий нрав имел, был смел
и с фрейлиной шутить хотел,
и не был бит царём на милость.
Возможно, я привёл легенду,
запишет время слово в ленту.
           16
Лицея ректор Малиновский,
его приемник, Энгельгардт
питали юношам неброский,
но демократии талант.
Один из них стал декабристом,
свободолюбием лучистым
был поражён в расцвете лет,
чем внёс престолу много бед.
А за посредственность в ученье
пытливый Пушкин отряжён
в дела иных стран утверждён,
недолго был в сем увлеченье,
он заниматься лирой стал,
весь мир его стихи узнал.
           17
Дворец был вскоре перестроен
Екатериною второй,
всё золото ушло в устои,
в казне нашло свой упокой.
Лепнину охрою покрыли,
уже барокко невзлюбили,
и классицизм в фасон взошёл
Чарльз Камерон в село пришёл,
век золотой Екатерины
отмечен стильно им сполна,
пруды и парк, бокал вина,
фонтаны, бани, павильины
в небесном цвете заблистали
чтоб их потомки наблюдали.
           18
А Камерона анфилада
и нынче бюстами полна,
их гордый вид узреть всем надо,
в них мыслей, знаний глубина.
Вдали у парковой аллеи
где утки с пруда вдруг слетели
стоит колонна в честь побед
Чесменской битвы в море след.
За нею солнца луч блистал
встал минарет с турецких войн,
народ российский наш герой,
достойно в битвах честь снискал,
с тех пор, как символ минарет,
напоминанье грозных лет.
           19
Здесь мне хотелось вам добавить
и в красках живоописать,
великолепье залов справить,
и вы могли меня понять,
всю грандиозность позолоты,
в дворцовых залах сень работы
в зеркальном блеске божества,
паркет в узорах торжества,
где главный зал торжествам служит,
он блеском взор наш поразит,
парадный он имеет вид,
царю, вельможам это ближе,
они ушли все на минуту,
не кончен бал для них как будто.
           20
Мне красноречия не хватит,
как в красках залы показать,
янтарной комнаты всей стати
без фото мне не описать,
а дальше многие портреты,
царей с царицами виньеты
застыли в лицах и холстах
в своих условностях, делах.
Их строгий вид и эполеты
прекрасно выглядят теперь,
мы отворили  в их мир дверь,
парадный вид имеют в летах,
я был сражён красой такой,
в ней виден царственный покой.
           21
Устав от разных впечатлений,
мне захотелось отдохнуть,
взор переполнен от мгновений.
Пустив коней в обратный путь
себя поймал на этой мысли,
реальность превзошла все смыслы,
пора настала уезжать
московский тракт не станет ждать,
и мне под общим впечатленьем
привычен шум колёс авто,
дорожный путь поёт про то,
с чем добавляет  настроенье
в моём простом стихосложенье,
где факты все без измышленья…
          29-31 октября 2021г.
          Санкт-Петербург, Тула


Рецензии
Как здорово! Хороший слог, потрясающий словарный запас, льётся, как песня, при этом очень познавательно, много фактов. Знаю, как трудно вписать в единый размер реальные имена и фамилии, за это низкий поклон. Люблю золотой век русской поэзии и отсылки к нему, у Вас вышло великолепно.

Турковец Елена   07.12.2021 00:17     Заявить о нарушении
Елена, добрый день! Благодарю вас за прекрасный отзыв от чтения моей поэмы. Есть романтическая поэма о России 19 века и любви. Это поэма "Обыкновенная История",
написанная мной год назад в январе "онегинской строкой".
Ещё раз с благодарностью, Владимир.

Владимир Порядочнов 2   07.12.2021 09:46   Заявить о нарушении