на могиле Эстеллы сотни гниющих лилий

Круэлла, 101 далматинец

***

На могиле Эстеллы сотни гниющих лилий, чтоб зарыть с головой в них себя, кем когда-то были половинки несшитые, молившие не сшиваться. Лилий столько, что т о й лучше вовсе не подниматься - пусть утонет в них, упокоится, не восстанет. А обрывок оставшийся - в этом спасибо маме - она скроит сама по дьявольскому лекалу.

Не улыбки выходят, а дерганные оскалы, и не смех - скрип вороний. Проклятия, жажда мести. Половинка вторая лежит на особом месте, иногда дернет пальцем, как будто совсем живая, словно молча лежит, терпеливая, выжидает, только нет никого, кто помог бы ожить, вернуться: губы - темная рана - в усмешке ехидной гнутся, острый взгляд, сердце-камень, доверия ни на кроху.

И позволить бы сделать жадный до жизни вдох и коснуться пятнистых доверчивых мягких спинок... Но быть доброй и светлой, считай, равнозначно сгинуть, пропустить себя фаршем сердечным другим на радость. В этом мире, где правят деньги, не любят слабых, но боятся до дрожи безумных, жестоких, грубых.

А из шкурок пятнистых хорошие выйдут шубы.


Рецензии