Приключения Алисы в Стране Чудес

ЕЩЁ ОДИН ПЕРЕВОД СКАЗКИ ЛЬЮИСА КЭРРОЛЛА





ГЛАВА 1


ВНИЗ ПО КРОЛИЧЬЕЙ НОРЕ

Алиса уже начала уставать от сидения с сестрой
на берегу реки
и от ничего-не-деланья.
Раз-другой она подсмотрела в книжку, что читала её сестра,
но разговоров и картинок там не было.

- Какой толк от книжки,
в которой ни картинок, ни разговоров, - подумала Алиса.
Про себя она пыталась решить
(это было трудновато - её клонило в сон),
не порадовать ли себя - сплести что ли венок из маргариток.
Но не хотелось шевелиться. Было жарко.
Вдруг Белый Кролик с розовыми глазами
промчался рядом с ней.

Ничего очень уж особенного в этом как бы и не было.
Как и в том, что Кролик бормотал:
- Ох, ох, ведь я же опоздаю!

(Позже она подумала, что следовало бы удивиться -
видя и слыша всё это, но тогда она совсем не удивилась.
Всё было как будто так и должно было быть.)

Но когда Кролик внезапно вынул часы из жилетного кармана
и посмотрел время и ещё больше заспешил,
Алиса вскочила на ноги и понеслась за ним.

Она вдруг сообразила, что ранее никогда не видела,
чтобы у Кролика был жилетный карман,
из которого он впридачу достаёт часы...

Сгорая от любопытства, она помчалась за ним
через поле, и лишь заметила,
что он исчез в большой кроличьей норе у изгороди...

В следующую секунду и Алиса прыгнула в нору за ним,
даже не подумав, а как же она потом выберется наружу.

Кроличья нора шла прямо - прямо как тоннель и вдруг...


обрывалась внезапно - и шла теперь прямо вниз.
Настолько внезапно, что Алиса не успела и остановиться -
как вдруг поняла, что она уже летит -

летит будто в глубокий колодец.


********

"Колодец" был очень уж глубокий...
или падала она очень медленно.
И у неё оказалось достаточно времени,
чтобы осмотреться, удивиться, и подумать,
что же будет дальше...

Первое, что  сделала  Алиса - попыталась увидеть,
что там будет внизу.
Но  ничего не было видно.

Тогда она посмотрела по сторонам.

Стены колодца были уставлены книжными полками
и посудными шкафами.
Встретились ей по пути картины и
географическия карты, висевшие на гвоздиках.

С одной из полок Алиса успела схватить банку. На банке была
этикетка: "Апельсиновое варенье".
Но к великому разочарованию Алисы
банка была пуста.
Чтоб не попасть в кого-то банкой,
Алиса не стала бросать её вниз,
а поставила на полку одного из шкафов,
мимо которых она пролетала.

- qа , - сказал себе Алиса, - после такого падения
шлёпнуться с лестницы теперь для меня -
это просто смешно. "Смелая какая!", -  подумают все домашние...
Даже упав с крыши - не пикнула бы (что было очень похоже на правду.)



Вниз. Вниз. Вниз. Неужели этот полёт никогда не закончится?

- Интересно, сколько миль я уже пролетела? - сказала вслух
Алиса. - Наверное, сейчас я  где-то у центра Земли...
Дай-ка посчитаю...Пролетела, наверное, вниз уже
четыре тысячи миль
(Как видишь, Алиса уже изучила кое-что
на эту тему в классе на уроках,

хотя случай тут был вряд ли САМЫЙ удобный,
чтобы демонстрировать свои знания,
так как не было никого, кто мог бы её услышать...
И всё же попрактиковаться было не плохо.)
Да, кажется,  точно это то самое расстояние...
Но интересно, какую широту или долготу
я уже пролетела?

Алиса очень смутно представляла себе, что такое "широта"
и "долгота", но слова эти казались ей
такими важными и удивительными - особенно,
когда их произносишь вслух.

Во всяком случае случай для этого представился подходящий.

И опять она начала рассуждать:

- Вот будет удивительно, если я пролечу сквозь всю землю.
Как прелестно это будет выглядеть -
явиться среди людей, которые ходят "вверх ногами".
"Антипатии", кажется, их зовут.

(Алиса была рада, что никого рядом
не было - а то она как-то не так произнесла это слово.)

- Но знаете ли, - рассуждала Алиса, - ведь я должна буду
поинтересоваться у них, как называется их страна.
- Сударыня, это Новая Зеландия или Австралия?

И она попробовала сделать книксен -
представьте, каково это, сделать книксен,
когда летишь  себе вниз...

(Как ты думаешь, а ты могла бы
сделать книксен в таких условиях?)

"Какая глупенькая девочка", - подумает эта дама, -
"Задаёт такие странные вопросы..."

"Нет, не буду спрашивать. Где-то это будет написано -
на табличке какой-нибудь."


Всё вниз, вниз, вниз.
И так как делать больше было нечего,
Алиса вновь начала беседовать с собой.
"Дина будет очень скучать за мной этим вечером.
(Дина - это была её кошка.)

"Надеюсь, они вспомнят, что надо ей дать молочка,
когда сами будут пить чай.
Ах, Дина! Вот если бы ты была со мною здесь!

Тут, в этом пространстве, правда, нет мышек,
но ты могла бы ловить и летучих мышей...
Кажется, что - просто мыши, что -
летучие мыши, они, знаешь ли, примерно, одно и тоже."
А правда, интересно, едят ли кошки летучих мышек?

Тут Алиса начала дремать и бормотать:
- Едят ли кошки летучих мышек? Едят ли кошки
летучих мышек?

А иногда у неё получалось:
- Едят ли мышки летучие  - кошек?.

Видишь ли,  что на тот что на другой вопрос
ответа она не знала - так что
не так уж важно было, как спрашивать -
так или этак...


Она почувствовала, что засыпает, и ей
начал сниться сон,
что она идёт под руку с Диной
и очень серьёзно спрашивает у неё:

- Скажи, мне, Дина, ты хоть раз ела
летучих  мышек?

****************

Вдруг - бух! бух! -

Алиса приземлилась  на кучу
листьев и хвороста
и падение её было закончено.

Алиса ни капельки не ушиблась.
Она вскочила  на ноги и посмотрела
вверх,
но там было темно.

Впереди был длинный коридор,
по которому мчался Белый Кролик.
Коридор уходил куда-то вниз.

Не было времени раздумывать:
Алиса помчалась за Кроликом как ветер,
и только услышала, как, поварачивая
за угол, он пробормотал:

- О мои ушки и усики!
Ах, как же я опаздываю!

Он повернул за угол и Алиса потеряла
его из виду.
Повернув, Алиса очутилась в длинном
низком зале.

Никого не было. Лишь яркие лампы свисали
с потолка.
 

Вдоль зала шли двери.
Но все они оказались заперты.
Алиса попыталась их открыть - толкнув в ту сторону,
или дёрнув на себя - в эту, но...

Грустная, Алиса вернулась в середину зала, думая,
как же она выберется отсюда.

Вдруг она увидела стеклянный столик о трёх ножках,
на котором лежал лишь золотой ключик...

И первое, что пришло в голову Алисе,
это было попробовать этот ключик, -
не подойдёт ли он к какому-либо замку
на одной из дверей.

Но увы...Ни один замок не подошёл к этому ключику:
то ли замки были очень велики,
то ли ключик слишком маленьким...

Однако, когда она обошла зал по кругу
ещё раз , обнаружила занавеску,
и за нею маленькую дверку, примерно пятнадцати
дюймов высотой (35 см).
Алиса приложила маленький золотой ключик к замку...

И к её великому восторгу он подошёл!
Алиса открыла дверцу и увидела за ней
узкий коридорчик.
За ним был виден сад невиданной красы.
Его Алиса смогла рассмотреть, встав
                на колени.

Как же ей хотелось выбраться и погулять
среди сияющих цветов и прохладных фонтанов...

Но - увы! - она не могла
даже просунуть голову в эту дверцу.

- Но даже если бы голова прошла, - подумала
бедная Алиса, - немного от этого было бы толку:
плечи-то остались бы по эту сторону...

О как бы я хотела уметь складываться как
подзорная труба. Думаю, я смогла бы,
если бы только знала, с чего начать.


Видишь ли, сегодня с Алисой случилось столько
экстраординарных вещей, что она уже начала думать,
что теперь
любое чудо не показалось бы ей невозможным.

Поняв, что нет никакого толку в ожидании
у дверей, Алиса вернулась к столику.

Она всё-таки чуть-чуть надеялась, что сможет
найти другой ключ,

или хотя бы книгу-руководство по складыванию
наподобие подзорной трубы.

Но вдруг она обнаружила маленькую бутылочку...
- Её определённо не было тут раньше, - сказала
себе Алиса.

Горлышко бутылки...вокруг него было прикреплена
бумажная этикетка с надписью

             "ВЫПЕЙ МЕНЯ",

напечатанной красивыми буквами.

Легко было сказать: "Выпей меня",
но маленькая мудрая Алиса не спешила следовать
этим словам.

- Посмотрю-ка я сначала, - подумала она, - нет ли
там надписи
                "яд".

Она читала несколько историй о детях, оторые сгорали,
были съедены дикими зверями, и о других невесёлых вещах,
и всё это происходило только потому,
что они НЕ МОГЛИ запомнить несколько простых правил,
которым обучали их друзья.

Так, например, раскалённая докрасна кочерга
обожжёт руку, если держать её в руке слишком долго.

Или если порезать палец слишком глубоко,
он обычно кровоточит.

Алиса всегда держала в памяти, что если
отпить из бутылки с этикеткой

"яд!",
почти наверняка рано или поздно почувствуешь себя так себе.

Однако, поскольку эта бутылочка не содержала такую этикетку,
Алиса решилась попробовать её содержимое...

О! Это было нечто,
это была смесь, по вкусу напоминающая

вишнёвый пирог, ананас,
поджаренную индейку, помадку и свежие гренки.

Так что вскоре на дне бутылочки
ничего не осталось.

- Что за удивительные ощущения! - сказала Алиса, -
Я должно быть складываюсь как подзорная труба.

Похоже, что это так и было.
В ней теперь было не более десяти дюймов росту (24 см).

Лицо её просияло при мысли, что теперь она
как раз была правильного роста -
как раз такого,  чтобы пройти
через маленькую дверь в вожделенный сад.

********

Однако несколько минут Алиса подождала,
чтобы убедиться, что больше она не уменьшается.

Она немного обеспокоилась, как бы не исчезнуть совсем -
подобно тому как сгорает свеча.

- Интересно, какая я тогда была бы, - подумала Алиса.
И она попыталась представить,
как выглядит пламя свечи после того, как свеча погасла.

Но нет, она не смогла припомнить
ничего подобного.

Подождав немного, и увидев,
что ничего особенного больше не происходит,
Алиса решила наконец выйти  в сад.
Но увы!
Бедняжка, когда она подошла к двери,
она обнаружила, что забыла на столе
маленький золотой ключик.

Когда же она вернулась за ним к столику,
она поняла, что не может его достать.

Она только смотрела сквозь стекло столика.
Ключик был хорошо виден.
Тогда она попробовала было взобраться
на стол по ножке стола.

Но ножка оказалась скользкой.
Алиса устала пробовать залезть на эту ножку,
она села и расплакалась.

- Слезами горю не поможешь, - строго сказала
чуть позже себе Алиса, - советую тебе
сейчас же прекратить!

Вообще-то она часто давала себе
хорошие советы.
Вот только следовала им редко.
Иногда же ругала себя столь сурово,
что даже слёзы лились у неё из глаз.

Однажды она даже побила себя за то,
что смухлевала во время игры в крокет.

В крокет в тот раз она играла сама с собой.
Эта волшебная малютка любила
притворяться двумя девочками одновременно.

- Но сейчас это не поможет, - подумала Алиса, -
притворяться двумя девочками сразу.
Сейчас хорошо бы одной остаться...

И тут ей на глаза попалась стеклянная коробочка,
лежащая под столом.
Она открыла её и...
обнаружила в этой коробочке
чудесный маленький пирожок, на котором коринками
были выложены слова

              "СЪЕШЬ МЕНЯ".

- Ладно, съем его, - подумала Алиса, - и если
он поможет мне вырасти,  я смогу достать
ключик со стола.
А если я уменьшусь, пролезу под дверью.

В любом случае я попаду в сад,
так что нет причин беспокоиться.

Итак, она съела маленький кусочек
и тревожно начала думать:

- Ну как? Расту я или уменьшаюсь?

Она даже положила руку себе на макушку, чтобы
понять, растёт она или уменьшается.

Но, к немалому её удивлению,
она осталась в тех же размерах.

Вообще-то, именно это и происходит, когда
кто-то съест пирожок, то есть он
остаётся в своих размерах,
но Алиса ожидала чего-то экстраординарного
и необычного, так что ей
показалось скучным и глупым,
что жизнь идёт своим обычным
неволшебным путём.

Итак, она принялась за пирожок
и очень скоро управилась с ним.

********
********
********
********

ГЛАВА 2

- Всё страннее...даже ещё страньче! -
воскликнула Алиса.
Она была так изумлена, что на миг забыла,
как и говорить-то нужно правильно.

- Сейчас я раздвигаюсь, будто подзорная труба.
Прощайте, ноги! -
посмотрев на свои ноги, она увидела,
как они вытянулись -
и видны где-то вдалеке, по крайней мере  стопы
были очень далеко внизу от неё:

- О мои бедные ножки!
Кто теперь будет
надевать на вас чулки и туфельки?
Я ведь уже не смогу!
Я буду так далеко от вас,
что уж, похоже, у меня
не будет возможности думать о вас...
Сами будете искать самый лучший путь...

Но я вообще-то должна быть помягче с ними.
А то ещё чего доброго не захотят идти,
куда я им скажу!

Дайте-ка подумать...Буду дарить им
по паре новых ботиночек на каждое Рождество.

И Алиса стала думать, каким же образом
она сможет осуществлять это.

- Курьер сможет доставлять ботиночки.
И как это чудно и даже странно будет -
посылать подарки своим собственным ногам!
И адрес странный такой!

КОМУ: Достпочтенной Алисиной Правой Ноге.

КУДА: Каминный Коврик
               (Что Возле Каминной Решётки).
                С любовью от Алисы.

Ах, что за чепуху я говорю!


В эту секунду она задела головой о потолок.
В ней было сейчас более нежели девять футов росту
                (ок. 2-х м).
Она мигом схватила маленький золотой ключик
и помчалась к двери садика. Однако...

Бедная Алиса! САмое бОльшее, что она теперь могла,
это лечь на пол и заглядывать в дверь
(которая теперь по сравнению с ней
оказалась очень маленькой)...
Заглядывать - и то одним глазом,
лёжа на боку, так как  дверь была,
естественно, внизу.

Попасть в сад не было никакой надежды.
Алиса  села и опять начала плакать.

- Тебе должно быть стыдно, - сказала она, -
Такая большая девочка
(у неё были все основания сказать так) -
и плачет!
Сейчас же прекрати, я тебе говорю!

Но остановиться она не могла.
Слёзы лились из неё галлонами.
И вскоре вокруг неё образовалась лужа слёз.

Вскоре лужа стала четыре дюйма глубиной (10 см)
и покрывала половину зала...

Прошло немного времени... и Алиса услышала
топот чьих-то ног.
Поспешно Алиса вытерла глаза и стала смотреть,
что же будет дальше.
Это вернулся Белый Кролик.
Он был роскошно одет. В одной руке он держал
пару лайковых перчаток, в другой -
большой веер. Он бежал. Он очень спешил.
При этом он бормотал себе под нос:

- О, Герцогиня! О, Герцогиня!
Она будет в ярости, если я заставлю
её ждать!

Алиса чувствовала себя так безнадёжно,
что была готова обратиться за помощью к кому угодно.
Когда Кролик пробегал мимо неё, она робко обратилась к нему:

- Не будете ли вы так любезны, Сэр...
Кролика аж подбросило... Он уронил на пол свои
лайковые белые перчатки и веер и с невероятной скоростью
юркнул в темноту.

Алиса подняла веер и перчатки.
В зале было очень жарко, и Алиса начала
обмахиваться веером.

- Ах, Алиса, - сказала она себе, - как же
сегодня всё странно. А вчера всё шло как обычно.
Интересно, может быть, это я за ночь так изменилась?
Надо подумать, когда я сегодня проснулась,
я была такая же как вчера? Чувствуется, что что-то
было немного по-другому...
Но тогда - вопрос:
Кто же я такая на белом свете?
Вот загадка так загадка!

И она стала вспоминать всех людей
одного с нею возраста, чтобы выяснить,
не превратилась ли она в кого-нибудь из них.

- Точно, я не Ада, - сказала она, - у неё волосы
такие длинные и вьются колечками.
А у меня совсем не вьются колечками.

И, конечно же, я не Мейбл.
Ведь я знаю всё-всё, а она знает так мало.

И вообще, она - это она, а я - это я.
Ах, как это всё загадочно!

Проверю-ка я, знаю ли я все вещи,
которые должна знать.

Итак:
четырежды пять - двенадцать,
четырежды шесть - тринадцать,
а четырежды семь - ох-хо-хо...

Так я до двадцати никогда не дойду...
Впрочем, таблица умножения -
это ничего не значит.
Попробую-как я лучше географию.
Лондон это столица Парижа.
А Париж - это столица Рима.
А Рим...

Нет, всё неправильно.
Я просто уверена в этом.
Должно быть, я превратилась в Мейбл!
Прочитаю-ка я лучше

"АХ, КАК СТРЕМИТСЯ КРОКОДИЛЬЧИК..."

И она, сложив руки, начала читать -
точ-в-точь будто она была на уроке.

Но голос её стал какой-то хриплый и странный,
и слова выходили совсем не те:


Ах, как стремится крокодильчик
Украсить свой блестящий хвостик...
Чешуйкой каждой золотистой
Он устремляется по Нилу.

Как мило усмехнулся он,
Опрятны коготки - да, да...
Приветствует рыбёшек он,
С улыбкой их глотая тут же.


- Я уверена, это неправильные слова, - сказала
Алиса, и глаза её наполнились слезами.

- После всего этого я точно стала Мейбл.
И теперь я должна буду жить в этом
маленьком убогом домишке.
И потом, у неё же нет кукол -
с кем же я буду играть?
И ей задают так много уроков...
Ладно, если я это Мейбл,
то останусь здесь внизу.
Тогда они вряд ли смогут заглянуть сюда и сказать:

- О, вернись к нам, пожалуйста, наверх!

А я только выгляну и скажу:

- Скажите сначала, кто я такая!
И если мне понравится быть этой девочкой,
я поднимусь. А если нет, останусь здесь
до тех пор, пока не стану кем-то ещё.

- Ах, - и слёзы опять полились
у неё ручьём, - как я была бы рада,
если бы они смогли добраться сюда!

Я ведь так устала быть тут
всё одна и одна!

И вдруг она с изумлением увидела,
что пока она говорила,
она смогла надеть одну из
маленьких белых перчаток Кролика
на свою руку!

 - Как же мне всё-таки
удалось сделать это? -
подумала Алиса, - я, должно быть,
опять уменьшаюсь...

Алиса встала и пошла к столику,
чтобы проверить какого она теперь роста.

Ей показалось, что в ней сейчас около
двух футов (60 см).
К тому же она быстро продолжала уменьшаться.
Вскоре она поняла, что всё дело в веере:
она обмахивалась им...
и уменьшалась в размерах.

Алиса сразу же прекратила обмахиваться,
чтобы не уменьшиться до конца.

- Едва спаслась! - сказала она себе.
Она так испугалась. Ещё бы!
Сплошные перемены какие-то!
Но всё-таки Алиса была очень рада,
обнаружив, что она осталась здесь,
а не исчезла совсем.

- Побегу теперь в сад! - и она
помчалась со всех ног обратно -
к маленькой двери, ведущей в сад.

Но увы! Маленькая дверь была
по-прежнему заперта.

А маленький золотой ключик
по-прежнему лежал на стеклянном
столе.

- Дела стали ещё хуже, чем прежде, - подумала
бедная девочка, - Ведь никогда раньше
я не была такой маленькой!
Должна признаться себе, такого ещё не было...

Только она произнесла эти слова,
как нога её скользнула, и она
упала в воду. По самый подбородок...
В солёную воду.

Тут же ей пришло в голову,
что она, должно быть, как-то попала на море.

- В таком случае вернусь
домой на поезде, - сказала она себе.

Алиса только раз в жизни  ездила на море.
И потому пришла к умозаключению, что
на море, когда вы туда приезжаете,
всегда так:

множество кабинок для переодевания,
дети, копающиеся в песке со своими
деревянными лопатками, потом -
ряд домиков для сдачи внаём отдыхающим,

и позади них -

железнодорожная станция.


Однако вскоре она обнаружила, что
находится в луже слёз, которые она же
и наплакала, когда была
девяти футов росту (270 см).
Море слёз!

- Надо было меньше плакать, - сказала
Алиса. Она уже плыла и думала,
как же отсюда выбраться.

- Буду сама виновата, если
утону в своих же слезах.
Вот было бы странное дело -
утонуть в своих слезах!
Всё сегодня такое странное!

Вдруг она услышала,
как кто-то плывёт неподалеку!
Плеск!

Алиса поплыла на этот звук,
чтобы узнать, кто там.

Сначала она подумала, что это,
должно быть, плещется морж или
гиппопотам, но потом она
вспомнила, какая она сейчас маленькая.

И вскоре обнаружила,
что это всего лишь мышка,
которая, наверное,
также поскользнулась и упала
в воду...

- Стоит ли поговорить
с этой мышью? - подумала Алиса,  - Сегодня
поистине всё так необычно,
что я не удивлюсь,
если и мышь сможет разговаривать.
В любом случае хуже не будет,
если я попробую заговорить с ней.

- О Мышь! - так она начала, - вы
не знаете, как выбраться из этой лужи?
Я так устала плавать тут. О Мышь!

Алисе казалось, что она правильно
заговорила с мышью.
Она не знала, как обращаются к мышам,
потому что ранее она никогда не обращалась...

Однако, как она помнила,
в латинской грамматике её брата было
написано:

Именительный падеж:
                Мышь,

Родительный падеж:
                Мыши,

Дательный падеж:
                Мыши,

Винительный падеж:
                Мышь,


Творительный падеж:
                Мышью,

Звательный падеж:
                О, Мышь!


Мышь взглянула на неё с любопытством,
                но ничего не сказала.

Алисе показалось, что Мышь подмигнула
ей одним глазом.

- Нверное, она не понимает
по-английски, - подумала Алиса.
- Полагаю, она попала сюда
ещё вместе с Вильгельмом Завоевателем..
Может быть, это французская мышь -
как и Вильгельм, который тоже был француз.

Хотя Алиса и знала историю, она смутно
представляла себе, как давно
случилось то или иное событие.

Итак, она начала снова:
- Ou est ma chatte? (Где мой кот?)

Это было первое предложение
из её учебника французского языка
(на этом языке говорил
Вильгельм Завоеватель и...возможно, Мышь.
Правда, говорил он девятьсот лет назад.)

Мышь внезапно выпрыгнула из воды.
Она заметно дрожала.
Она явно была испугана.

- О, простите! - поспешно
вскричала Алиса. Она боялась,
что причинила боль этому бедному созданию.

- Я совсем забыла, что вы не любите
кошек.

- Не люблю кошек! - пронзительно вскричала
Мышь. - А ты могла бы любить их,
будь ты на моём месте?
- Пожалуй, нет, - сказала Алиса
умиротворяющим тоном, - не сердитесь,
прошу вас. И ещё...Ах, если бы я
могла показать вам нашу кошку Дину!
Я думаю, вы бы её полюбили.
Если бы только смогли увидеть её.
Она - такое милое существо, -
больше для самой себя сказала Алиса.

Она продолжала плыть в луже.

- И ещё Дина так мило мурлыкает.
И облизывает свои лапки и моет мордочку,
когда сидит у камина.
А как приятно её погладить.
И она так ловко ловит мышей...

- О, простите! - опять закричала Алиса.
А у мыши вся шёрстка встала дыбом.
Определённо она была очень обижена.

 - Не будем больше О НЕЙ  говорить,
раз вам это неприятно.

- В самом деле "не будем", - вскричала
Мышь, которая вся дрожала до кончика хвоста. -
Разве я хотела говорить об этом?

Наше семейство всегда ненавидело кошек.
Мерзкие, грубые, низкие создания!
Даже не произносите при мне  этого слова!

- Не буду, конечно, произносить, - Алиса
спешила сменить тему разговора.

- А...это...вы любите собак?
Мышь не ответила ей.
Тогда Алиса пылко продолжила:
- Возле нашего дома живёт маленький
прелестный щеночек! Я была бы так рада
показать вам его! Терьерчик такой.
Глазки светлые. Представляете?
И шерсть длинная и вьющаяся...
коричневая такая...
И он приносит разные вещи, когда их бросаешь.
Бросишь, а он приносит. И сядет так
и просит, чтобы ему дали покушать.
И ещё он столько всего умеет делать...
Я сейчас и половину всего, что он
умеет делать, не вспомню.
И знаете, фермер сказал, что он
стоит сотню фунтов. Этот фермер -
его хозяин.
Он рассказывал, что терьер этот
переловил всех крыс...
О, простите! - жалобно вскричала Алиса.

- Боюсь, я опять её обидела.

А Мышь уже уплывала от неё -
можно сказать убегала во все лопатки..

И она позвала нежным голоском:

- О милая Мышка! Вернись, и мы уже
не будем говорить ни о кошках,
ни о собаках, если ты их не любишь!

Лишь только Мышь услышала эти слова,
она повернула и поплыла обратно -
медленно, медленно.

Лицо её было бледно. ("От волнения", -
подумала Алиса.)

Тут Мышь уныло заговорила дрожащим голосом:
- Выйдем на берег. И я расскажу тебе
мою историю. Тогда ты поймёшь,
почему я ненавижу кошек и собак.

Самое время было выходить на берег,
так как лужа-море наполнилась  птицами
и зверями, которые также попали в это море.

Были там и Гусь, и Додо, и Лори-попугайчик,
и Орлёнок, и разные удивительные существа.

Алиса поплыла к берегу, и вся эта
компания потянулась вплавь за ней.




****************
****************
****************
****************


ГЛАВА 3

НАРОД БЕЖИТ,
А ХВОСТ-РАССКАЗ - ОН ДЛИННЫЙ


Компания, что выбралась на берег, выглядела
довольно странно.
Птицы с мокрыми перьями. Животные со
слипшейся шерстью.
И все, насквозь промокшие, чувствовали себя
неуютно и сердито.

Первым вопросом, конечно, стало соображение,
как же им обсохнуть.

Это они и стали обсуждать.
И через несколько минут Алиса
непринуждённо уже беседовала с животными
как будто знала их всю жизнь.

И она спорила с попугайчиком Лори,
который, надувшись, говорил:

- Я старше тебя и лучше знаю.
Алиса не соглашалась с ним, потому что
не знала, сколько ему лет.

А поскольку Лори решительно
отказывался назвать свой возраст,
то и говорить было не о чём.

В конце концов Мышь, которая
выглядела наиболее представительно,
воззвала:

- Сядьте все вы и послушайте меня.
Скоро я вас всех высушу!

Все сели, образовав большой круг,
с Мышью посередине.

Алиса тревожно уставилась
на Мышь. Она чувствовала, что
скоро простудится, если ей не удастся
согреться прямо сейчас.

- Хм! - с важным видом
сказала Мышь. - Вы готовы? Это самая
сухая вещь из всего, что я знаю.
Пожалуйста, сохраняйте тишину.

- Вильгельм Завоеватель, - продолжила
она, - который был поддержан Римским Папой,
вскоре подчинил себе англичан.
Англичанам был нужен сильный вождь.
Ибо они натерпелись от захватов
и узурпаций власти.
Эдвин и Моркар - графы Мерсии и Нортумбрии...

- Ах, - сказал Лори. Его била дрожь.
- Простите, - сказала Мышь, нахмурившись,
но очень вежливо, - вы что-то сказали?

- Нет, - поспешно ответил Лори.
- Мне показалось, что
вы что-то сказали, - заметила Мышь.
- Но продолжим. "Эдвин и Моркар, графы
Мерсии и Нортумбрии, заявили о
поддержке его, и даже Стиганд,
патриотически настроенный архиепископ
нашёл это желательным...

- Нашёл что? - спросил Утёнок.
- Нашёл ЭТО, - ответила Мышь
немного раздражённо. - Вы, конечно, понимаете,
что значит "ЭТО".
- Я знаю достаточно хорошо, что значит "ЭТО",
когда я нахожу его, - ответил Утёнок. -
Обычно это лягушка или червяк...Вопрос
в том, что было "это", которое
"нашёл архиепископ".

Мышь проигнорировала этот вопрос
и поспешно продолжила:

- ...нашёл это желательным,
а именно: прийти с Эдгаром Ателингом
и возложить на него корону.

Вначале Вильгельм вёл себя сдержанно,
но разнузданность его воинов-норманнов..."

- Ну как ты, моя дорогая? - вдруг
обратилась Мышь к Алисе.
- Мокрая как и прежде, - ответила
Алиса. - Кажется, мне это вообще
не помогает.

- В таком случае, - торжественно
сказал Додо, - я объявляю перерыв
в нашем собрании с целью немедленного
принятия более экстренных мер...

- Говорите по-английски. - сказал
Орлёнок. - Я  не понимаю и половины таких
длинных слов, да и вы, полагаю, тоже.

И Орлёнок склонил голову, чтобы
спрятать улыбку.
Некоторые птицы тихо захихикали.

- Что я хотел сказать, - обиженным тоном
сказал Дронт Додо, -  то, что нас могло бы
высушить - это бег всей нашей фракцией.

- А что такое бег всей нашей фракцией? -
спросила Алиса.
Не то, чтобы она так уж хотела узнать это.

Просто Додо сделал паузу - не скажет ли
КТО-НИБУДЬ
что-нибудь.

Но никто ничего не сказал.
И тогда спросила Алиса.

- Лучше всего, - сказал Додо, - проверить
это на практике.

(Может быть, и тебе понравилось бы
сыграть в эту игру как-нибудь
в зимний день...
Так что я расскажу, что же сделал Додо.)

Вначале Додо начертал круг,
точнее говоря, это был
как бы круг.

- Форма не имеет
большого значения, - молвил Додо.
А потом все заняли свои места - тут и там.
Всех расставил Додо.
Никто не говорил:
- Раз, два, три!
Но все побежали...
Побежали, бежали,
       и останавливались когда хотели.
Неясно было, когда же бег заканчивать.

Однако, когда они пробегали с полчаса и
высохли, Додо внезапно воскликнул:
- Бег закончен!


Тогда все столпились вокруг Додо, и, стараясь
отдышаться, спросили:
- Но кто же победил?

На этот вопрос Додо не мог ответить
вот так сразу.
Надо было хорошенько подумать.
Он сел и надолго погрузился в раздумье.

При этом палец он приложил ко лбу
(в такой позе обычно рисуют
Шекспира на его портретах, как ты видел),
остальные же ожидали в безмолвии.

И в конце концов Додо молвил:
- Все победили. И каждому положен приз.

- Но кто же будет раздавать
призы? - спросили все хором.

- Она, конечно. - ответил Додо,
указав пальцем на Алису.

Тут вся компания столпилась вокруг Алисы,
восклицая к её смущению:
- Призы! Призы!

Алиса не знала, что делать.
В отчаянии она взяла пакетик
с конфетами, который был у
неё в кармане
(к счастью, конфеты совсем
не размокли от солёной воды)
и начала раздавать конфетки
в качестве призов.

Раздала всем - до последнего.
Как раз всем хватило.

- Но ведь ей тоже должен достаться
приз, - сказала Мышь.
- Конечно. - важно ответил Додо.
-Что ещё у тебя есть в кармане? -
спросил он,повернувшись к Алисе.

- Только напёрсток, - грустно ответила
Алиса.
- Давай его сюда, - сказал Додо.

Все животные ещё больше
сплотились вокруг Алисы,
а Додо торжественно вручил ей напёрсток.

- Мы просим вас принять этот
изящный напёрсток, - сказал он.

И по завершении этой краткой речи
все зааплодировали.

Алисе всё это показалось очень странным,
но все вели себя так, будто всё так
и должно быть.

Вскоре, однако, все успокоились,
сели в круг и попросили
Мышь рассказать что-нибудь ещё.

- Вы обещали рассказать
вашу историю, - сказала Алиса.
- И почему вы
не любите к... и с..., - добавила она
шёпотом, побаиваясь обидеть Мышку.

- Рассказ мой будет долгий и
грустный, - вздохнув и повернувшись
к Алисе, промолвила Мышь, - ах, прохвост...
- Про хвост, - немного удивилась
Алиса. И посмотрела на мышкин хвост.

- Но почему вы сказали, что рассказ
ваш будет грустным?

И в голове у неё сложилась картинка
про рассказ-хвост - наподобие такой:

Гадкий Мыши сказал:
             "Так давно тебя ждал.
                В суд пойдём:
                Там тебя обвиню.
                Я отказ не приму.
                Мы в суде разберёмся -
         Там откроется, что, почему...
    Потому что никак
                Не могу отыскать
                Каким делом
                Заняться с утра."
                И ответила Мышка
                Беспородному псу:
                "Если следствия нет -
                тогда нет и суда."
                Он ответил:
             "Я следствие, я же и суд..."
           И добавил, Пройдоха такой:
                "Это будет нетяжкий ведь труд,
                Приговор утверждён уже мной!"


- Но ты же не слушаешь! - сурово сказала Мышь
Алисе. - О чём ты задумалась?
- Простите, - сказала очень сдержанно
Алиса, - это уже пятый оборот стихотворения?

- Что за чушь! - пронзительно и сердито
закричала Мышь. - Чушь и какой-то словесный мусор...
- Мусор? - сказала Алиса. - Давайте я его выброшу.
 (Алиса всегда была готова помочь...)

- Что за чушь ты говоришь.  - повторила Мышь.
Она встала и пошла прочь...

- Ты говоришь глупости, - добавила
она, - и этим очень обидела меня.
- Даже и не думала. - сказала Алиса. - Просто вы
такая обидчивая...

В ответ Мышь лишь что-то проворчала.
- Пожалуйста, вернитесь, - позвала её
Алиса, - и закончите свою историю.

И все присоединились к Алисе:
- Пожалуйста, расскажите до конца!

Но Мышь только нетерпеливо покачала
головой и быстрее потрусила дальше.

- Как жаль, что она не осталась, - вздохнул
Лори, когда Мышь скрылась из вида.
И Матушка Краб не преминула поучить свою дочь:

- Вот, голубушка, пусть это послужит тебе
уроком: никогда нельзя терять своё терпение.

- Попридержите язык, маменька! - возразила
ей немного раздражённо мадмазель
Краб. - Вы и креветку выведете из себя!

- Была бы тут наша Дина, я знала бы
что делать, - сказала Алиса, ни к кому
конкретно не обращаясь. - Дина в миг
притащила бы её обратно.

- А кто это - Дина, если я могу
осмелиться задать такой вопрос? - сказал
Лори.

- Дина это наша кошка, - с энтузиазмом
ответила Алиса. Она всегда была
готова потолковать о своей любимице.
- О, она так превосходно ловит мышей,
вы и представить себе не можете.
А как она ловит птиц! Если б вы
видели! Увидит птичку, поймает
и тут же съест.

Речь эта произвела ошеломляющее
действие на всю компанию.
Птицы вдруг заспешили к себе домой.

Одна старушка-сорока начала
кутаться в шаль, заявив:

- В самом деле пора идти домой.
Ночной воздух не полезен для моего
горла.

И канарейка дрожащим голосом
стала созывать  своих детей:
- Пойдёмте домой, мои дорогие...

Уже так поздно, вы должны уже
лежать в постельках!

И все начали расходиться под разными
предлогами - так что вскоре Алиса
осталась и вовсе  одна.

- Не надо было говорить им
про Дину, - печально сказала
она себе. - Никто её здесь не любит,
 хотя, я уверена, она - лучшая кошка в мире!
Ах, Дина, дорогуша...
Когда же я смогу тебя увидеть!


Алиса почувствовала себя очень одиноко.
Она совсем упала духом и опять заплакала.

Вскоре она опять услышала топот
чьих-то ножек - как будто далеко,
но не очень. Алиса надеялась, что это Мышь
передумала и возвращается сюда,
чтобы досказать свою историю...



ГЛАВА 4

КРОЛИК ОТПРАВЛЯЕТ

МАЛЕНЬКОГО БИЛЛА



Это был Белый Кролик.
Медленно трусил он обратно.
Он тревожно озирался по сторонам.
Казалось, он опять что-то потерял...

Алиса услышала, кк он бормотал сам себе:
- О, Герцогиня! Ах, Герцогиня!
О мои дорогие лапки!
О моя шерстка и усики!
Она же казнит меня. Это также верно,
как то что хорёк это хорёк.
Где же я мог их потерять? Просто странно...

Алиса сразу же догадалась, что ищет он
веер  и  белые свои перчатки.
Алиса была доброй девочкой. И она
начала искать перчатки и веер
вместе с Кроликом. Но они нигде
не находились.

Вообще, всё изменилось с тех пор,
как она плавала в море слёз.

И стеклянный стол, стоявший
в большом зале, и сам этот зал,
и маленькая дверь -
всё это вообще куда-то исчезло.
Очень скоро Кролик заметил Алису.
Он обратил внимание, что она также
принимает участие вы поисках
и сердито закричал:

- Что ты здесь делаешь, Мэри Энн?
Сию же секунду беги домой и принеси
мне пару перчаток и веер! Живо!

Алиса так испугалась, что побежала
исполнять приказ, даже не попытавшись
объяснить Кролику его ошибку.

- Он принял меня за
горничную, - думала она на бегу. - Как
же он удивится, когда узнает,
кто я такая на самом деле!
Но я принесу ему перчатки и веер -
так будет лучше - если только найду их.

Говоря это, она подошла к опрятному
маленькому домику, на двери которого
сияла медная табличка
с выгравированным на ней именем

"Б. КРОЛИК".

Алиса вошла в дом,
не постучавшись. Она очень
боялась встретить настоящую
Мэри Энн, которая могла
выставитть её, не дав её взять веер и
перчатки.

Стремительно взбежала она
по лестнице...

- Как странно это выглядит, - сказала
себе Алиса, - выполнять поручения кролика...
Полагаю, следующее поручение даст мне Дина.

И она начала представлять,
что могла бы ей поручить Дина:

- Мисс Алиса! Немедленно идите сюда
и подготовьтесь к прогулке.

- Ещё минутка, и я готова, о Няня!
Я должна проверить мышинную норку
убедиться, что мышка не убежала.
И всё это я должна сделать до
прихода Дины...Только вряд ли её оставят
дома - если Дина начнёт так
командовать людьми, - продолжала
рассуждать Алиса.

В эту минуту она заметила, что
находится в маленькой опрятной комнатке.
Стол стоял у окна...А на столе
(как и надеялась Алиса) лежали веер
и две или три пары маленьких белых
перчаток.

Взяв веер и перчатки, Алиса уже было
покидала комнату, когда на глаза ей
попалась маленькая бутылочка,
стоявшая возле
зеркала.

На этот раз на бутылочке
не было этикетки со словами

"Выпей меня!"

Но несмотря на это, Алиса открыла
бутылочку и смочила губы
её содержимым.

- Уверена, произойдёт нечто
удивительное. - сказала она
себе. - Всегда происходит нечто
удивительное, когда я съедаю или
выпиваю что-нибудь.
Что ж, посмотрим, что  нам
преподнесёт эта бутылочка.
Питаю надежду, что я всё же опять
вырасту. Ведь в самом деле
я уже так устала быть маленькой!

Ждать долго не пришлось.
Прежде, нежели она отпила
пол-бутылочки, она обнаружила,
что голова её упёрлась в потолок.
Шею ей пришлось согнуть,
иначе она просто не вмещалась.

Она поспешно поставила пузырёк на стол.

- Вполне достаточно. - сказала себе
Алиса. - Надеюсь,  больше я
не буду расти. Иначе я не смогу
пройти в дверь. Не надо было пить
так много!

Увы! Поздно она сообразила это!
Она всё продолжала расти
и вскоре должна была встать на колени.

Так стоять - в полный рост
она уже не могла.
Через минуту и сидеть уже
было невозможно - не было места.
Тогда Алиса попробовала лечь.

Один локоть её оказался как раз
против двери, а другая рука
обвилась вокруг её головы.
Дальше расти было некуда.
И она высунула одну руку в окно.
А одну ногу ей пришлось вставить в камин -
прямо в каминную трубу.
И тогда Алиса сказала себе:
- Всё. Больше я ничего поделать не могу,
что бы ни произошло дальше.
Интересно, что же со мной будет дальше?
Во что же я ещё превращусь?

К счастью для Алисы, содержимое
волшебной бутылочки явило уже
всё своё действие
и больше Алиса уже не росла.
Ей было очень тесно и неудобно.
И, похоже, не было никакой возможности
освободиться и выбраться из этой комнаты.
Так что неудивительно,
что она чувствовала себя несчастной.

- Дома расти было приятней. - подумала
бедная Алиса. - Ты не становилась то больше,
то меньше, и тобой не командовали разные
существа наподобие мышек или кроликов.
Я почти согласна была бы
не попадать в норку Кролика.
...И однако...однако, знаешь ли, - продолжила
она, беседуя сама
с собою, - это так интересно - такая жизнь.
Дажу странно, как это всё МОГЛО
со мною произойти. Когда я читала волшебные
сказки, я думала, что в жизни
такого быть не может.
И вот, пожалуйста -  теперь я сама
попала в сказку.
Нужно бы написать про меня книгу.
Да, хорошо бы написать...
И когда я вырасту, я напишу её.
Но ведь я уже выросла! - прибавила она
грустно. - ЗДЕСЬ, по крайней мере,
в этой комнате, уже нет места,
чтобы расти ещё.
Но тогда я никогда не стану старше?
Вот было бы здорово! С одной стороны -
ты никогда не будешь старушкой...
Но с другой...
Ведь всегда нужно будет учить уроки!
Нет, так мне не понравилось бы...

- Ах ты глупышка, - тут же сказала
она себе, - какие же уроки могут быть
здесь? В этой комнате ты сама едва
помещаешься, как же сюда войдут
ещё и учебники!

Так рассуждала Алиса, вертясь
с боку на бок,
но через несколько минут
она услышала чей-то голос.
Голос звучал снаружи.
Алиса прислушалась.

- Мэри Энн! Мэри Энн! - позвал
голос. - Принеси мне мои перчатки
сию же секунду!

И далее послышался дробный топот
маленьких ножек по ступеням.
Алиса знала, что это Кролик.
Он шёл искать её.
Алиса вострепетала так, что
затрясся весь дом.
Она забыла, что сейчас она в тысячу
раз больше Кролика,
и у неё нет никаких причин
бояться его.

Вскоре Кролик был у самой двери.
Он попробовал открыть её.
Но так как Алиса крепко
упиралась плечом в дверь,
попытка открыть дверь
оказалась тщетной.
Алиса услышала,
как Кролик сказал себе:
- Тогда я обойду вокруг дома
и пролезу в окно.


- Не сможешь ты пролезть! - подумала Алиса,
и, подождав, пока Кролик обогнёт дом
и подойдёт к окну, внезапно высунула наружу
руку из окна и
сделала хватательное движение.
Правда она никого не схватила...
Но тут раздался пронзительный вскрик
и звук разбитого стекла во время
чьёго-то падения, из чего Алиса сделала вывод,
что кто-то или что-то упало
на теплицу с огурцами или
на что-то в этом роде.
Раздался сердитый голос -
это был голос Кролика:
- Пат! Пат! Где ты там?
Тут послышался голос,
которого Алиса ранее не слышала:
- Ясное дело, я здесь.
Яблоки копаю, ваша честь.

- Копаешь яблоки! Конечно! - закричал
сердито Кролик. - Иди сюда и помоги мне
выбраться отсюда.
- Скажи мне, Пат, что это такое
в этом окне?
- Несомненно, это рука,
ваша честь!

"Рука" у него прозвучало
как "ррыка".
- "Рука"! Простофиля ты этакий!
Кто хоть когда-нибудь видел
руку такого размера? Она заполонила
всё окно!
- И правда заполонила.
Только это всё равно рука,
уж как хотите.

- Да неважно, что это. Пойди
и убери это. Ведь этой руке
там не место!

После этого наступила долгая тишина.
Алиса слышала лишь, как кто-то шептал:
- Не нравится мне это, ваша честь.
Ох, не нравится.
- Делай как я сказал, трус!

Тут Алиса опять высунула руку
наружу и опять сделала
хватательное движение.
Тут же послышались уже два пронзительных
вскрика...и опять звуки бьющегося стекла.

- Сколько же теплиц для огурцов
тут должно быть, - подумала
Алиса.  - Интересно,
что же они ещё сделают. Они едва ли смогут
вытащить меня из окна,
вот если бы я сама смогла...
Что я точно знаю, так это то,
что  больше я не хочу
оставаться здесь!

Она подождала ещё.
Снаружи было тихо...Потом послышались
звуки тележки, которую кто-то вёз и разные голоса,
говорившие одновременно.

Алиса услыхала:

- Где ещё одна лестница?
- Так это не я, это Билл должен был
принести её.
- Билл, неси лестницу, парень!
- Так...Ставь её в этот угол.
- И свяжите эти лестницы вместе
потому что одна не достигает и половины
нужной высоты...

- О! Две - в самый раз. Ну-ну, не очень-то,
 не очень...
Эй, Билл! Держи-ка эту верёвку.
- Крыша - она как, выдержит?
- Ой! Эта черепица сейчас упадёт!
- Уже падает!
- Пригните головы!

Раздался грохот.
- Ну, кто это сделал?
- Полагаю, это Билл.
- Но кто же полезет в каминную трубу?
- Я не могу! Давай ты!
- Так я тоже не могу!
- Полезет Билл.
- Эй, Билл! Хозяин говорит, что ты должен
залезть в каминную трубу.
- Так значит Билл должен лезть
в каминную трубу, - сказала себе
Алиса. - Почему они считают, что всё
должен делать Билл?
Не хотела бы я быть на месте Билла
и лезть в трубу...Трудно же ему,
должно быть.
Я бы на его месте сопротивлялась.
Поддам-ка я ему ногой!

И она вставила ногу в каминную трубу.
Подождав немного, она услышала как
какая-то зверушка (она не смогла
определить, какая) скребётся и
царапает стенки каминной трубы
наверху, совсем рядом.

- Это Билл, - сказала себе Алиса.
Тут она сделала пинок ногой прямо
в трубу...Подождала, что же будет дальше.
Первое, что она услыхала,
был хор голосов:

- Вот Билл летит!

Потом раздался голос Кролика:
Держите его те, кто стоит у изгороди!

Потом наступила тишина.
Далее - смущённые голоса:
- Держи его голову!
- Дайте ему бренди...
- Не дави ему на шею.
- Как это случилось, старина?
- Расскажи нам.

Раздался слабый еле слышный писк:

- Даже сам не знаю, что это было.
Спасибо вам, друзья.
Прямо сам не могу понять...
Мне уже лучше... Но я так
потрясён, что и рассказать не могу...
Знаю только, что нечто выскочило как
Джек-из коробки...
И тут я взлетел как ракета.

- Так и было. Ты летел
как ракета. - согласились все.

- Мы должны поджечь дом. - раздался
вдруг голос Кролика.
Тогда Алиса закричала изо всей силы:

- Если вы посмеете,
я напущу на вас Дину!.

Внезапно наступила мёртвая тишина.
- Вот интересно, чт они теперь
станут делать? - подумала Алиса.
- Если у них есть хоть
капля разума, они разберут крышу.

Через минуту или две послышалось
какое-то движение и
голос Кролика  сказал:

- Довольно одной тачки...

- Тачки чего? - подумала Алиса.

Но ей не  пришлось долго гадать,
о чём они говорили, ибо
в следующий миг град камешков
забарабанил в окно...
А некоторые из них попали ей прямо в лицо.

- Я положу этому
конец. - сказала себе Алиса.
- Лучше будет, если вы
немедленно прекратите! - закричала она
в окно. Опять наступила мёртвая тишина.
Алиса с удивлением отметила,
что камешки превратились в маленькие
пирожки, лежащие на полу.
Тут блестящая идея
пришла к ней в голову..

- Если я съем один из этих
пирожков, я опять изменюсь:
вырасту или уменьшусь...
Поскольку расти уже некуда,
полагаю, что я уменьшусь.

И она проглотила один пирожок.
О! Она с радостью заметила,
что тело её стало уменьшаться
в размерах.
Как только она уменьшилась
и смогла пройти в дверь,
она выбежала из дома.
Она увидела толпу зверушек.
Бедный ящерка Билл стоял
посередине. Его поддерживали
две морские свинки, стоявшие
по бокам от него. Они давали
ему что-то пить из бутылочки...

Все звери подняли крик, когда
появилась
Алиса.
Но она бежала изо всех сил и
вскоре скрылась в густом лесу.

- Первое, что я бы
сделала, - сказала она
себе, - это стала бы опять
своего обычного роста.
А второе - постаралась бы
достичь этого удивительного сада...
Думаю, это будет лучший план.

План был, вне всякого сомнения,
прекрасен. Вопрос был лишь в том,
как его осуществить, этот простой
и ясный план. Об этом Алиса не имела
ни малейшего понятия. Алиса тревожно
брела среди деревьев.
Вдруг пронзительный лай раздался
прямо у неё над головой.
Она взглянула вверх.

Громадный щенок смотрел на неё.
У него были большие круглые глаза.
Щенок протянул к Алисе лапу,
пытаясь нежно коснуться её.

- Бедняжка! - сказала Алиса,
пытаясь подольститься к нему.
И она попробовала засвистеть.
Свист вышел какой-то жутковатый,
и Алиса подумала, что щенок, пожалуй,
может съесть её, если он голоден,
несмотря на весь её заискивающий тон.

Плохо соображая, что же ей делать,
она поняла небольшую палку и бросила
её щенку. Щенок подпрыгнул и со звонким
лаем бросился в сторону палки.
Он явно был взволнован...

Тогда Алиса спряталась за куст
разросшегося чертополоха
едва сдерживаясь, чтобы
не убежать. Через миг она появилась
с другой стороны куста.
Щенок опять бросился на палку.
Мелькнули его голова и лапы -
они пронеслись над головой Алисы, ,
когда она опять попыталась схватить палку.
Алиса подумала, что эта игра со щенком -
будто игра с ломовой лошадью...

Каждый миг она думала,
как бы не попасть ему под ноги.
И она опять спряталась в кустах..
Тогда щенок предпринял несколько
серий коротких набегов на палку.
Он быстро подбегал к ней и
медленно отбегал назад.
При этом он хрипло лаял.
В конце концов он, тяжело дыша,
почёл за лучшее сесть на задние лапы,
высунув язык. Глаза его были
полуприкрыты...

Это было самое время,
чтобы удрать от щенка.
Алиса воспользовалась случаем...
и бежала пока не выбилась из сил.
Лай щенка раздавался где-то вдалеке.
- Какой милый щеночек... - сказала Аласа,
прислонившись к лютику и пытаясь
отдышаться. Она обмахивалась листочком.

- Я могла бы научить этого щенка
каким-нибудь играм и трюкам...
Только бы мне стать девочкой
обычного роста...
Правда, я чуть не забыла, что
мне же надо ещё вырасти.
Надо подумать - как же это сделать.
Полагаю, я опять должна что-то съесть
или выпить. Вот только остаётся вопрос - что?.


Что выпить или съесть - это действительно
был серьёзный вопрос.
Алиса посмотрел вокруг себя.
Повсюду были цветы и травы. Но здесь не было
ничего, что можно было съесть или выпить.
Ничего даже похожего она не увидела.

Был лишь большой гриб, который вырос
 прямо на том месте, где она сейчас находилась...
Высотой он был с Алису.
Алиса посмотрела на его правую сторону,
потом на левую, заглянула,
что там позади гриба.
И в конце концов, встав на цыпочки,
посмотрела, что находится вверху -
на его шляпке...

Алиса увидела там большую синюю гусеницу,
которая сидела, сложив руки.

Гусеница спокойно курила длинный кальян.
Она не издала ни звука, увидев Алису.



ГЛАВА 5

СОВЕТ, КОТОРЫЙ ДАЛ

    ГУСЕНИЦА



Гусеница и Алиса молча смотрели
друг на друга. Наконец Гусеница вынул
кальян изо рта и обратился к Алисе:
- Кто ты?

Начало разговора не было воодушевляющим.
- Трудно сказать, кто я
сейчас, сэр. - ответила робко Алиса. - Знаю
лишь, кем я была этим утром, когда
проснулась. Но, думаю, с тех пор я
должно быть менялась несколько раз.
- Что ты имеешь ввиду? - строго спросил
Гусеница. Это был джентльмен. - Объяснись.

- Боюсь, что не смогу объяснить, ответила
Алиса, - ведь я уже не совсем я, как видите...
- Не вижу. - сказал Гусеница.

- Боюсь, что не смогу объяснить
это яснее... - деликатно заметила Алиса. - Даже
понять не могу, как это всё началось.
Так неприятно менять свои размеры
столько раз в день...

- Ничего подобного. - сказал Гусеница.
- Однако,  - сказала Алиса, - если вам
в один и тот же день предстоит вначале
стать куколкой, а потом бабочкой...
вы, полагаю, почувствуете себя
немного странно...

- Ничуть. - ответил Гусеница.
- Но всё-таки различия вы почувствуете.
Ощущения у вас будут другие.
МНЕ вообще эти превращения показались
очень странными.

- Ты, -  сказал презрительно
Гусеница. - Кто  ты?

В общем разговор вернулся
к тому месту, с которого начался.
Алиса почувствовала лёгкое раздражение:
Гусеница   всё время
говорил какими-то краткими репликами...

Сдержав себя, она серьёзно сказала:
- Я думаю, что вы должны первым
сказать, кто вы..
- Почему? - спросил Гусеница.
Это был ещё один вопрос, сбивавший с толку..
И так как Алиса не могла придумать
какой-либо причины, чтобы ответить
на этот вопрос,
а Гусеница был явно не в духе,
Алиса повернулась и пошла прочь.

- Вернись! - сказал Гусеница ей
вслед. - Я должен сказать тебе
нечто важное.

Это прозвучало довольно обещающе.
И Алиса пошла обратно к Гусенице.

- Держи себя в руках. - сказала Гусеница..
- Это всё? - спросила Алиса.
- Нет. - ответил Гусеница.
Алиса подумала, что она может и подождать,
так как делать всё равно нечего,
а в конце концов Гусеница, быть может,
и скажет что-то интересное.

Не сколько минут прошли в молчании.
В конце концов Гусеница
разомкнул руки, сомкнутые было на животе,
вынул кальян изо рта и спросил:

- Так ты полагаешь, что всё время
меняешься?
- Боюсь, что да. - ответила Алиса. - НЕ МОГУ
вспомнить, чтобы со мной подобное происходило
раньше.
В течение десяти минут даже не могу
сохранить какой-то один рост.
- Не  можешь вспомнить что?
Что ты хотела бы вспомнить? - спросил
Гусеница.

- Попробую вспомнить
"Как дорожит любым деньком..."
Но там как-то по-другому - сказала Алиса
очень печально.
- Повтори "Ту стар уж,
Папа Уильям..." - предложил Гусеница.

И Алиса, сложив руки, начала:



Ты стар уж, Папа Уильям, - юнец ему сказал. -
Совсем-совсем седым ты уже стал.
На голове всё время ты стоишь.
"Всё правильно!"  - зачем-то говоришь.



- Ах, в юности, - ответил Папа Уильям, -
Боялся я всё тронуться умом.
Но понял, что бояться-то и нечего,
Вот потому стою на голове.

- Ты старец, - так юнец ему сказал, -
Ты уж не молод, как отметил я вначале.
Зачем же через двери кувырком
Изобразил ты нам сАльто-мортале?



Тряхнул седыми кудрями мудрец,
И молвил: "Есть секрет один,
Как сохранил я гибким тело.
Волшебной мазью натирался каждый день...
Не хочешь ли купить немножко, о мой друг,
Чтоб ничего совсем уж не болело?



Ты стар совсем, -  юнец ему сказал. -
И челюсти твои уже не те, но всё же
Ты гуся целого сейчас умял,
И косточки его ты съел, и клюв, и кожу.
 На что, скажи, на что это похоже?





Ответил Папа:
                - Право изучал я
От самой ранней юности моей.
И каждый случай обсуждал с женой я,
Так и развил я силу челюстей.



- Уже ты старец, - так юнец промолвил. -
Глаза твои ослабли, как никак...
Но ты угря себе на нос поставил.
На самый кончик - объясни сей факт.


- На три вопроса я тебе ответил.
И спрашивать пора бы прекратить...
Коль ты продолжишь меня вздором беспокоить,
Могу тебя и с лестницы спустить.





- Всё неправильно. - сказал Гусеница.
- Боюсь не совсем правильно. - робко
 сказала Алиса. - Некоторые слова изменились.

- Всё неправильно. От начала
до конца. - решительно молвил Гусеница.

Наступило молчание. Молчали несколько минут.
Гусеница заговорил первым.

- Какого роста ты хотела бы
быть? - наконец спросил он.
- Мне не нужен какой-то особенный рост...
Только бы он не менялся столь часто,
понимаете ли, -  поспешно сказала Алиса.
- Не понимаю, - отрезал Гусеница..
Алиса опять замолчала.. Никогда в жизни ей
ещё столько не противоречили..
Настроение у неё упало.
Гусеница спросил
- Сейчас ты довольна?

- Я бы хотела быть чуть
выше, сэр, если вы не возражаете...
Три дюйма - это такой
никудышний рост.
 - Это прекрасный рост! - воскликнул
Гусеница. Он сердито встал во весь
свой рост. В нём было ровно три дюйма.

- Но это не мой рост! - умоляюще воскликнула
Алиса. И подумала:
- Как было бы здорово, если бы все эти
 зверушки не были такими обидчивыми!

- Со временем ты почувствуешь
этот рост своим.
Тут Гусеница вставил кальян себе в рот
и опять надымил.
Алиса терпеливо ждала, когда он опять
соизволит заговорить...Через минуту или две
Гусеница вынул кальян изо рта. Раз или два
он зевнул и встряхнулся.
Затем он спустился с гриба
и пополз прочь в траву, заметив на ходу:
- Один бок сделает тебя выше,
а другой бок уменьшит твой рост.

- Один бок чего?
И другой бок чего? - подумала Алиса.
- Гриба. - ответил Гусеница,
будто она спросила вслух. И в следующий миг
он исчез из вида.

Алиса задумчиво посмотрела на гриб.
Минуту или две она пыталась решить,
где у него одна сторона, а где другая...
Это был очень трудный вопрос.
Алиса сделала полный круг вокруг гриба.
Затем она протянула обе руки к правой
и левой стороне шляпки гриба
и отломила с каждой стороны по кусочку.

- И какой из них какой? - спросила
Алиса. Она откусила кусочек от того куска,
что был у неё в правой руке...Что же будет?
В следующий миг она почувствовала,
как какая-то сила мощно пригнула
её подбородок к ногам! Алису это очень испугало -
так внезапно это произошло.
Времени терять было нельзя -
она откусила от второго кусочка,
что был у неё в левой руке.

Не сразу ей это удалось, так как
подбородок её был прижат к ногам.
И вот, она свободна.
Она распрямилась.

- Ура! Моя голова теперь свободна.
Она на своём месте. - радостно
воскликнула она.
Но плечи...Алиса не могла обнаружить,
куда же подевались её плечи.
Она видела только бесконечно длинную
шею, торчащую из безбрежного океана
зелёной листвы, расстилавшегося
внизу.

- Что это такое всё зелёное
вокруг? - воскликнула Алиса. - И где же
мои плечи? А ручки, как же мне
увидеть вас?
И она попробовала подвигать ими.
Однако никакого толку от этого не было...
Только где-то вдалеке слегка
пошевелились листья.
Ясно было, что нет никакой
возможности поднять руки к голове.
Тогда она попробовала опустить голову
к рукам.
С радостью обнаружила она,
что шея её может легко двигается
в любом направлении.

Шея её была будто змея.
Она выгибалась изящным зигзагом.
Алиса собралась нырнуть головой
в листву - она уже поняла,
что это "зелёное" -
ни что иное как листва.

Как вдруг пронзительное шипение
заставило её отпрянуть. Большая голубка
налетела на неё, крыльями бия,
едва не попадая по лицу.

- Змея! - воскликнула Голубка.
- Я не змея! - негодующе сказала
Алиса. - Оставьте меня в покое.
- А я говорю змея. - повторила Голубка,
но уже не так уверенно.
И рыдая, добавила:
- Что я уже только ни  делала -
никакого толку!
- Не имею ни малейшего представления,
о чём вы говорите.
- И корни дерев я пробовала, и отмели,
и изгороди, - говорила Голубка,
не обращая внимания на Алису. - Но эти
змеи! Нет от них спасения!

Алиса всё больше удивлялась.
Она не могла взять в толк,
о чём говорит Голубка,
и решила подождать, когда та закончит.
Иначе какой смысл говорить с ней..

- Разве можно оставаться спокойной,
когда высиживаешь птенцов. - вела своё
Голубка. - Я должна день и ночь следить,
чтобы рядом не оказалось змей.
Три недели уже не смыкаю глаз!

- Очень сожалею, вижу, что вы,
должно быть, огорчены... - молвила
Алиса. Она начала понимать, в чём дело.
- И вот, когда я нашла самое высокое
дерево в лесу, - голос Голубки стал
пронзительным, - и думала, что уж тут-то
змей не будет, я увидела, что и тут змеи
взвиваются до самого неба. О! Змея!

- Но я не змея, говорю вам.  - сказала Алиса. Я ...
- Не кто же ты? -  спросила
Голубка. - Вижу ты пытаешься что-то выдумать.
- Я...Я...  маленькая девочка,
 Алиса уже сомневалась, так ли это -
столько превращений произошло с нею
за этот день.
- Рассказывай - сказала Голубка
с безграничным презрением . - Видала я
маленьких девочек, но ни у одной из них
не было такой шеи. О нет! Ты - змея!
И даже не пытайся отрицать это. Полагаю,
ты ещё скажешь, что никогда не пробовала яиц...
- Конечно пробовала,- Алиса была честной
девочкой. - Но знаешь ли, маленькие девочки
также едят яйца.
Не верю этому... - сказала Голубка. - Но если
всё же это так...значит девочки - это
разновидность змей. ВОТ И ВСЁ, что я могу сказать.

Это было что-то новое для Алисы.
Она даже помолчала минуту или две.
Воспользовавшись этим, Голубка молвила:

- Ты ищешь яйца, я прекрасно это знаю.
И кто ты после этого - какая разница:
маленькая девочка или змея?

- А для меня тут очень большая
разница, - поспешно ответила
Алиса. - Но я не искала яйца.
И если на то пошло, ваши я не захотела бы:
я не люблю сырые яйца.

-Ну так иди прочь. - хмуро молвила Голубка.
Она опять уселась на своё гнездо.
Алиса согнула шею очень низко -
насколько смогла. Шея её даже немного
запуталась в ветвях дерев, так что пришлось
её высвобождать из ветвей. Тут Алиса
вспомнила, что она продолжает держать
в руках по кусочку того гриба...
Очень осторожно она начала откусывать
от одного и от другого кусочка...
то то вырастая, то опять уменьшаясь,
пока не достигла своего обычного роста.
Вначале это показалось ей странным,
но вскоре она привыкла...и по привычке
стала опять говорить сама с собой.

- Так. Половина дела уже сделана..
Как же удивительны все эти превращения!
Даже не знаю, что будет через минуту -
какой я ещё стану.. Однако, сейчас у меня
правильный рост. И теперь остаётся одно -
попасть в волшебный этот сад.
Но как же это сделать?

Говоря это, Алиса вышла на поляну,
на которой стоял домик,
примерно четырёх футов высотой (120 см).

- Кто-то здесь живёт, - подумала
Алиса. - Но имея такой рост,
я не смогу сюда войти...Я могла бы
сильно их смутить и напугать.

И она начала откусывать от кусочка гриба,
что был у неё в правой руке, и не решилась
подойти к домику до тех пор,
пока рост ея не стал девять дюймов.

ГЛАВА 6


ПОРОСЁНОК И ПЕРЕЦ


Через пару минут она была уже у домика.
Алиса думала, что же делать дальше.
Вдруг лакей в ливрее выбежал из леса.
(Алиса определила, что это лакей только
по ливрее, в которую он был одет.
Судя по его лицу,
ему больше подошло бы называться рыбой.)

Лакей громко постучал
костяшками пальцев в дверь.
Дверь открыл другой лакей в ливрее.
У него было круглое лицо
и большие лягушачьи глаза.
На головах у обоих лакеев
были напудренные парики, с
завивавшиеся локонами. Алисе всё это
показалось очень смешным. Она спряталась
за деревьями, чтобы посмотреть,
что будет дальше.

Рыба-лакей достал большое письмо.
Письмо это было больше, чем он сам.

Он вручил это письмо другому лакею,
произнеся:
- Для герцогини. Приглашение на крокет.
От Королевы.

Лакей-лягушка повторил всё это
также в торжественной манере,
немного изменив порядок слов:

- От Королевы.
Приглашение Герцогини на крокет.

После этого они церемонно
поклонились друг другу,
так что локоны их париков спутались.

Алиса рассмеялась. Для этого ей пришлось
отбежать в лес, чтобы они не услышали её.
Оттуда она увидела, что Лакей-Рыба ушёл,
а Лакей-Лягушка уселся на землю у дверей,
нелепо воззрившись на небо.

Алиса робко подошла к двери и постучала.
- Не имеет смысла стучать, - сказал
Лакей. - По двум причинам.
Во-первых, я по ту же сторону двери,
что и ты. А во-вторых, они там
подняли такой шум,
что просто не способны услышать тебя.

И правда, изнутри раздавался мощный шум...
Какой-то непрерывный вой, чиханье,
грохот то и дело доносились из дома...
грохот вообще напоминал звуки, будто
кто-то бросал на пол котёл или будто
блюдо швырнули об пол, и оно разлетелось на куски.

- Тогда скажите, пожалуйста, - спросила
Алиса. - Как же мне попасть внутрь дома?

- Какой-то толк ещё мог быть
от стука в дверь, - вёл своё Лакей,
не смотря в её сторону, - если бы мы были
по разные стороны двери. Если бы ты была
внутри, к примеру, и постучала бы,
я мог бы тебя выпустить.

Говоря всё это, он продолжал
смотреть на небо.
Алисе это показалось невежливым.

- Похоже, он не сможет мне помочь, - сказала
 она себе. - Чересчур уж его глаза повёрнуты
к его макушке.

Однако, как бы там ни было,
он может отвечать на вопросы.

- Как же я могу попасть в дом? - громко
спросила она.
- Я буду сидеть тут
до завтра, - сказал лакей.

В этот миг дверь дома отворилась
и громадное блюдо вылетело наружу...
Оно пролетело прямо над головой лакея.
Пролетая, оно даже коснулось его носа
и затем разлетелось на куски, ударившись об
одно из деревьев позади него.

- ...или до послезавтра, - продолжал лакей
таким тоном, будто ничего не случилось.
- Как же я могу попасть в дом? - спросила
Алиса ещё громче.
- А зачем тебе вообще туда
попадать? - спросил лакей. - Это первый вопрос,
к твоему сведению.
Это не подлежало сомнению .
Однако Алисе это не понравилось.

- Просто жуть, - пробормотала она
себе. - Как все эти зверушки любят
спорить. С ума сойти...

Лакей, казалось, был готов повторять
свою реплику бесконечно, ища только повод
сказать её на новый лад.

- Так и буду сидеть здесь, - вёл он
своё, - сейчас и после, день за днём...

- Так что же мне делать? - спросила Алиса.
- Делай, что хочешь, - ответил лакей.
И начал свистеть.

- Без толку говорить с ним, - сказала
Алиса.- Он полный дурак.
И она открыла дверь и вошла в дом.
Дверь вела прямо в большую кухню,
полную дыма. Да, она вся была полна дыма -
от одного края до другого.
На трёхногом табурете
сидела Герцогиня. Прямо посередине комнаты.
Она качала ребёнка. Там была ещё повариха,
которая склонилась над огнём, помешивая
суп в котле, который был полон этим супом..

- Определённо, перца в этот суп
положили много, - сказала себе Алиса и чихнула.

Перца и правда было много в воздухе...
Даже Герцогиня иногда чихала.
И младенец не переставая чихал
всё время и подвывал.
И лишь два создания
из находившихся в кухне не чихали.
Это была кухарка и большущий кот,
сидевший у очага. Он улыбался.
И улыбка его была необъятна -
от уха до уха.

 - Скажите, пожалуйста, - спросила
робко Алиса. Она не знала, хорошо ли
заговаривать первой - не против ли это
хороших манер. - Почему ваш кот
так улыбается?

- Это чеширский кот, вот почему, - ответила
Герцогиня. - Свинья!

Последнее слово Герцогиня
выкрикнула так внезапно,
что Алиса просто подпрыгнула.
Но в следующий миг она увидела, что слово это
было сказано младенцу, а не ей.
Осмелев,  она молвила:

- Не знала я, что Чеширские коты
всегда улыбаются. Откровенно говоря,
я вообще не знала,
что коты могут улыбаться.

- Они все могут улыбаться. - ответила
Герцогиня. - И почти все они улыбаются.

- Не знаю ни единого кота,
который бы улыбался, - деликатно
заметила Алиса. Она очень обрадовалась,
что разговор завязался.

- Ты многого не знаешь. - сказала
Герцогиня. - И это уж точно.

Не понравилось Алисе это замечание.
И она подумала, что хорошо бы
сменить тему. Пока она думала об этом,
кухарка сняла кастрюлю с огня
и вдруг начала швырять разные вещи
в Герцогиню и младенца. Бросала она всё,
что было под рукой. Первыми полетели
каминные щипцы. За ними последовали
кастрюли, тарелки и блюда...
Целый град предметов.

Герцогиня не обращала на них внимания,
даже когда в неё попадало чем-то.
И младенец непрерывно выл так мощно,
что решительно невозможно было сказать,
воет он от того, что в него что-то попало
или нет.

- О, ПОЖАЛУЙСТА! Чт вы делаете! - вскричала
Алиса, подпрыгивая при каждом
проявлении этого тарарама.

- Ой, вы заденете его
милый носик! - вскричала
она, когда кастрюля невероятных размеров
пролетела рядом с носиком
и чуть не отхватила его.

- Если каждый будет заниматься своим
делом, - хрипло прорычала
Герцогиня, - земной шар будет вращаться быстрее.

- И это не приведёт ни к чему
хоршему, - заметила Алиса, которая обрадовалась
представившемуся случаю продемонстрировать
свои знания. - Что тогда станет
с днём и ночью?
Понимаете ли, за двадцать четыре часа
земля делает один оборот вокруг своей оси...

- Оборот? Не оборот, обормот -
вот кто ты. Девчонка-обормот.
Отрубить ей голову! - воскликнула Герцогиня.
Алиса тревожно взглянула на кухарку -
не станет ли та выполнять приказ.
Однако кухарка была занята помешиванем
супа и казалось не слышала этих слов.
И тогда она продлжила:

- Кажется, двадцать четыре часа...
Или двенадцать?

- Ах, оставь меня в покое, - молвила
Герцогиня. - Я никогда не могла терпеть цифры.

И с этими словами она начала качать
младенца, напевая колыбельную
и встряхивая младенца после каждого куплета:

********


С младенцем ты сурово говори,
И всыпь ему - зачем, зачем чихает?
Тебе он хочет досадить,
Твою слабинку знает...


ПРИПЕВ

(Тут Герцогине помогали Кухарка и младен)


Вау! Вау! Вау!


********


Во время исполнения второго куплета Герцогиня
подбрасывала младенца вверх, и он, бедный,
так выл, что Алиса с трудом разобрала слова:

********

Я строго с ним поговорю,
Пусть только чихнет - всыплю.
Ведь мог бы перец он любить,
Ах, свойство перца - радость всем дарить.

*******


- Эй! Ты можешь покачать его,
если хочешь, - воскликнула Герцогиня
и вдруг швырнула ребёнка Алисе. - А я
должна пойти подготовиться к игре
в крокет у Королевы.

И она поспешно покинула комнату.

Кухарка швырнула ей вслед сковороду,
но промахнулась.
Алисе было трудновато удерживать младенца...
Это существо было какой-то странной формы.
Руки и ноги его торчали в разные стороны.

- Он похож на морскую звезду, - подумала
Алиса. Малютка пыхтел как паровоз
в то время как Алиса пыталась
удержать его. Минуту или две она пыталась и
пыталась удержать...
А он то складывался вдвое,
то всё время распрямлялся.

Тут Алиса поняла, как надо с ним
обращаться: она завязала его
как бы в узел, захватив правое ухо его
и левую ногу,
после чего вынесла его на свежий воздух.

 - Если я не возьму это дитя с собой, -
подумала Алиса. - они его прикончат
через день или два. Оставить его
здесь - это ведь убить его.

Последние слова она скзала вслух.
А младенец хрюкнул ей в ответ
(он уже перестал чихать).

- Не хрюкай, - сказала
Алиса. - Это не лучшая манера
вести себя.

Но младен опять хрюкнул. И Алиса тревожно
посмотрела на его личико - что с ним.

Несомненно - нос у младена был  вздёрнут.
Скорее пятачок, нежели нос. А глазки у него
были какие-то чересчур маленькие для ребёнка.
И вообще, вид его что-то не понравился Алисе.

- Он скорее не хрюкнул,
а всхлипнул, - подумала Алиса.
Она ещё раз взглянула
на глазки младена - нет ли там хоть
единой слезинки.
Слезинки не было.

- Если ты превратишься
в поросёнка, дорогуша, - сказала
Алиса. - то я знать тебя не знаю.

Малыш опять всхлипнул - или всхрюкнул?
Какой-то время они шли молча.

- Ну и что мне с ним делать, когда я
принесу его домой? - задумалась Алиса.
Тут младен опять хрюкнул, причём так мощно,
что Алиса с некоторой тревогой
опять посмотрела на него.
Ошибиться было невозможно:
это был поросёнок. Тут Алиса сообразазила,
что ухаживать за ним не имеет уже смысла.

Тогда она поставила его на землю
и почувствовала себя намного лучше,
когда увидела, как он потрусил в лес.

- Если бы он вырос, стал бы ужасным
мальчишкой, - сказала себе
Алиса. - Впрочем, полагаю,
он станет вполне себе милым свином.

И тут она вспомнила, что другие дети
также могли бы стать поросятами.

- Если бы знать, как превратить
их... - и тут она внезапно увидела
Чеширского Кота, сидевшего неподалеку
от неё на ветке дерева.
Она даже немного испугалась...
Увидев Алису, Кот лишь улыбнулся.

- Он выглядит таким добродушным, - подумала
Алиса. - Однако, когти у него
длинные...И зубов так много...

Так что она решила держаться
с ним почтительно.

-О Чеширский Мурлыка! - сказала
Алиса Коту. Она не знала,
можно ли к нему так обращаться,
и потому чувствовала себя немного робко.

Однако Кот лишь улыбнулся
в ответ ещё шире.

- Кажется, он доволен, - подумала Алиса.

- Скажи, пожалуйста,
как мне выбраться отсюда, - сказала она.

- Это зависит от того,
куда ты хочешь попасть, - ответил Кот.

- Куда, это не так уж важно, - молвила Алиса.
- Тогда не важно, куда идти, - заметил Кот.

- Я бы хотела прийти хоть
куда-нибудь, - сказала Алиса.
- Куда-нибудь ты точно придёшь. - молвил
Кот. - Если идти достаточно долго.

Алиса подумала, что возразить
на такое суждение нечего..
Тогда она задала другой вопрос:
- А что здесь за люди живут?

- Вон там живёт шляпник, - показал
правой лапой Кот. - А там Мартовский Заяц.
И он указал левой в другую
сторону. - Можешь посетить любого
из них. Оба - безумцы.

- Не хочется идти
к безумцам. - заметила Алиса.

- О, этому едва ли можно
помочь. - ответил Кот. - мы тут все
безумны. Безумен я. Безумна ты.

- Откуда ты знаешь, что я
безумна? - спросила Алиса.
- Это несомненно, - ответил
Кот. - иначе ты не была бы здесь.

Алисе этот довод не показался
убедительным.
Тогда она спросила:
- А откуда ты знаешь, что ты безумен?
- Ну, начнём с того, - ответил
Кот, - что Пёс не безумен. Согласна?
- Полагаю, что это так. - молвила Алиса.

- Видишь ли, Пёс рычит,
когда он сердит, - продолжил
Кот. - и виляет хвостом,
когда он доволен. Ну а я  склонен рычать,
когда я доволен, и виляю хвостом,
когда я рассердился. Отсюда следует,
что я безумен.

- Но ведь ты, по-моему, мурлычишь,
а не рычишь, заметила Алиса.

- Называй это как хочешь, - ответил
Кот. - Ты будешь сегодня на крокете
у Королевы?

- Мне было бы это очень
интересно, - сказала Алиса. - Но меня
как будто ещё не пригласили.

- Там и встретимся. - сказал Кот и исчез.
Алиса не очень сильно удивилась этому.
Она уже привыкла к тому, что здесь
часто происходят странные вещи.
Она всё ещё смотрела на ветку, где
только что был Кот, как  вдруг он
опять появился.

- Кстати, что стало с ребёнком,
забыл тебя спросить? - молвил он.

- Он превратился в поросёнка. - Алиса
даже не удивилась,
будто Кот появился обычным манером.
- Так я и думал, - молвил Кот
и опять исчез.

Алиса немного подождала,
не появится ли Кот ещё раз.
Кот не появился. И тогда она пошла
к дому Мартовского Зайца.
Туда, куда Кот ей указал.

- Шляпников я уже видала, - сказала
она себе. - А вот Мартовский Заяц -
это поинтересней будет.
К тому же сейчас май,
так что он не будет безумен
в такой же степени, как в марте.

Тут она опять увидела Кота,
который, появившись снова,
сидел на ветке древа.

- Он превратился в порося или
в карася? Как ты сказала? - спросил
Кот.
- Я сказала, в поросёнка. - ответила
Алиса. И добавила:
- Не мог бы ты появляться и исчезать
не столь внезапно? А то у меня
от этого голова гругом идёт.
- Хорошо. - ответил Кот.

И на этот раз он исчез медленно.
Вначале исчех кончик его хвоста.
Постепенно он исчез весь.
Осталась лишь улыбка,
она сияла какое-то время,
но вскоре также исчезла..

- Да... - подумала Алиса. - Часто
я видела кота без улыбки.
Но улыбку без Кота...
Это самое удивительное,
что я видела в своей жизни!

Алисе не надо было идти далеко.
Почти сразу она увидела дом
Мартовского Зайца. Алиса подумала,
должно быть это ТОТ ДОМ.
Дело было в том, что каминные трубы
этого дома имели форму заячьих ушей.
А крыша была покрыта заячьим мехом.

Дом был велик, слишком велик
для неё.
Ей пришлось откусить
кусочек гриба из левой руки.
Она подросла до двух футов (до 60 см).

Робко пошла она по направлению
к дому, говоря себе:
 
- Скорее всего, он не пришёл в себя,
хотя уже не март, а май.
Может, мне лучше было бы
пойти к Шляпнику...



ГЛАВА 7

ЧАЕПИТИЕ С БЕЗУМЦАМИ

Прямо перед домом был накрыт стол.
Мартовский Заяц и Шляпник
сидели за столом и пили чай.
Между ними сидела малютка-Соня
(мышка такая). Она крепко спала.
А эти двое пользовались случаем,
и облакачивались на неё, словно
на подушку, и беседовали через
её голову.
- Соне ведь очень неудобно, - подумала
Алиса, - Хотя, полагаю, если она спит,
то ничего и не чувствует.

Стол был огромный, но все трое
теснились на одном его углу.

- Места нет, места здесь
нет! - закричали Заяц и Шляпник,
увидав Алису.

- Места здесь полно, - негодующе
ответила Алиса. И она села в большое
кресло, стоявшее в одном
из углов стола.

- Налить тебе вина? - дружелюбно
спросил Мартовский Заяц. Алиса оглядела
стол, но на нём не было ничего,
кроме чая.

- Я не вижу тут никакого
вина, - заметила она.
- Так его тут и нет.- сказал
Мартовский Заяц.
- В таком случае не очень-то
вежливо предлагать его , - сердито
молвила Алиса.
- Не очень-то вежливо садиться за стол,
не будучи приглашённой. - парировал Заяц.

- Я же не знала, что это
ваш стол, - сказала Алиса, - он ведь,
кажется, накрыт для многих,
больше, чем для троих.

- Власа твои хотят
постричься, - молвил Шляпник.
Он рассаматривал Алису
с великим любопытством.
Это было первое, что он сказал.
- Вы могли бы научиться не переходить
на личности. - строго сказала
Алиса. - Потому что это грубо.
Услыхав это, Шляпник широко открыл глаза.
Но всё, что он вымолвил, было:
- Почему ворон похож на письменный стол?.
- О, да мы настроены шутить. - подумала
Алиса.
- Рада, что вы начали загадывать
загадки. - сказала она. - Думаю, я смогу
угадать.

- Ты имеешь ввиду, что думаешь,
что сможешь ответить на этот
 вопрос? - спросил Мартовский Заяц.
- Конечно. - ответила Алиса.

- Тогда ты и должна говорить то,
что ты думаешь. - продолжил Заяц.
- Я так и делаю. - поспешно сказала
Алиса. - По крайней мере, я думаю,
что я говорю. Это ведь одно и то же.
- Немножко не одно и то же. - заметил
Шляпник. - А то ты ещё скажешь,
"Я вижу то, что  я ем" это то же
самое что "Я ем то, что вижу."
- Скажи ещё, - добавила Соня,
которая не переставала
дремать, и говорила сквозь
сон, - что "я дышу когда сплю"
это то же самое что
"я сплю когда дышу".

- Для тебя это всё одно и
то же. - молвил Шляпник.
И тут беседа оборвалась.
С минуту длилось молчание.
Алиса пыталась вспомнить всё,
что о на знала о вОронах и письменных
столах. Знала она не очень много.
Шляпник первый нарушил молчание.

- Какое сегодня число? - спросил он,
повернувшись к Алисе. При этом он
вытащил часы из своего кармана.

Он выглядел озабоченным. Он
встряхнул часы и даже приложил их
к уху.
Алиса немного подумала и ответила:

- Четвёртое.

(ПРИМ. Действие происходит 4 мая -
см. тж конец Шестой главы...)

- Отстают на два дня. - вздохнул
Шляпник. - Говорил тебе, что твоё
сливочное масло никуда не годится..

И он сердито посмотрел на Мартовского
Зайца.

- Это было лучшее масло. - кротко
ответил Заяц.

- Но несколько крошек в него всё же
должно быть попало. - проворчал
Шляпник. - Не надо было пользоваться
хлебным ножом.

Мартовский Заяц взял в руки часы
и уныло их осмотрел.
Затем он опустил их в свой фиал
с чаем и посмотрел на них ещё раз. Ему
ничего не пришло в голову,
кроме как повторить:

-Это же было лучшее масло.

Алиса смотрела, что делает Заяц,
заглянув ему через плечо. Ей было любопытно.

- Какие часы чуднЫе! - заметила
она. - Показывают
число месяца, но не показывают
часы и минуты.
- Почему же? - пробормотал
Шляпник. - Вот твои часы, разве они
показывают год?
- Нет, конечно. Но ведь год - это такое
длинное время. Он всё стоит и стоит
на одном месте.
- И у меня та же история. - молвил Шляпник.
Алиса почувствовала полное замешательство.
Слова Шляпника, казалось, были лишены
всякого смысла, хотя сказаны они были
по-английски.

- Я  не вполне понимаю
вас. - как можно деликатнее
сказала Алиса.

- Соня опять уснула. - молвил Шляпник
и налил немного чаю ей на нос.
Мышь встряхнула головой, и,
не открывая глаз, сказала:

- Конечно, я и сама так считаю.
О чём и собиралась сказать.

- А загадку ты угадала? - спросил Шляпник.
- Нет. Сдаюсь. - молвила
Алиса. - Каков же ответ?

- Не имею об этом ни малейшего
представления.  - заявил Шляпник.
 - И я также. - сказал Мартовский Заяц.
Алиса тяжко вздохнула:
- Полагаю, можно ПОТРАТИТЬ ВРЕМЯ
на что-то лучшее, нежели загадывать
загадки,
которые не имеют отгадок.

- Если ты знала ВРЕМЯ так же же хорошо,
как его знаю я, ты бы имела ввиду,
что Оно - Хозяин всего. - парировал
Шляпник.
- Не пойму о чём вы говорите. - молвила
Алиса.
- Где тебе понять! - презрительно
отозвался Шляпник. - Осмелюсь
предположить, что ты никогда
и не разговаривала со ВРЕМЕНЕМ.

- Конечно, не разговаривала.
Но иногда думаешь, как же убить
ВРЕМЯ. Ососбенно, урок музыки -
вот бы уже быстрее закончился..
- Ну, доложу тебе, - отозвался
Шляпник.  - такую ситуацию ВРЕМЯ
просто не сможет перенести. Вот
если бы ты к нему хорошо относилась,
оно также всегда на циферблаие твоих
часов показывало что только тебе угодно.
Вот допустим, сейчас девять утра.
Как раз время начаться уроку.
А ты только шепнёшь Времени,
ну, намекнёшь ему, и стрелки уже
показывают пол-второго.
Самое время обедать...

- Вот хорошо бы. - прошептал
Мартовский Заяц.
- Здорово... - задумчиво сказала
Алиса. - Но я бы ещё
не успела проголодаться.

- Ты могла бы регулировать
это дело, как тебе
угодно. - ответил Шляпник.
- И вы так делаете? - спросила Алиса.

Шляпник печально покачал головой.
- Я нет. - ответил он. - Мы поссорились
в марте, как раз перед тем, как вот он
сошёл с ума (и он указал чайной ложкой
на Мартовского Зайца.) Это случилось
на концерте у Королевы Червонной.
Я там должен был исполнять песню:

МЫШКА! О сверкай, родная...
Ты затейница такая!


- Ты, конечно, знаешь эту песню? - спросил
он у Алисы.
- Да, что-то такое я слышала. - ответила
она.
- Там дальше так, - молвил Шляпник:

ВЫШЕ неба твой полёт...
И над миром ты взлетаешь,
Как поднос ты там сияешь.


Тут и Мышь-Соня начала колыхаться
во сне и подпевать:

- Сияешь...сияешь...
Сияешь...сияешь...

Она всё пела и пела, так что
Шляпник и Мартовский Заяц должны
были ущипнуть её, чтобы она
остановилась.

 - Только я окончил первый
куплет, - продолжал рассказывать
Шляпник, - как вдруг Королева
как заорёт:

- Он только время убивает!
Отрубить ему голову!

- Как ужасно жестоко! - воскликнула
Алиса.
- И с тех пор, - печально продолжил
Шляпник, - Время не хочет делать
ничего, о чём я прошу.
И теперь у нас всегда шесть часов.

Тут Алиса догадалась.
- Так вот почему здесь столько
чайной посуды? - воскликнула она.
- Да, именно поэтому, - вздохнул
Шляпник. - У нас тут всегда время
пить чай. Некогда даже посуду помыть.
- И вы всё время меняетесь местами,
пересаживаясь и двигаясь
по кругу? - поинтересовалась Алиса.
-  Ну да. - ответил Шляпник. - Вот
так и пересаживаемся от одной чашки
к другой.  По кругу.

- И что же происхоит, когда вы
возвращаетесь на свои места? - отважилась
спросить Алиса.
- Полагаю, можно бы сменить тему
разговора.  - вмешался, зевая,
Мартовский Заяц. - Устал уже
вас слушать. Предлагаю:
пусть юная леди расскажет
нам историю.

- Боюсь, что не помню
ни одной. - ответила, немного
встревожившись, Алиса.-
- Тогда пусть Мышь-Соня
расскажет! - воскликнули Заяц
и Шляпник. - Проснись, о Соня!

И они ущипнули Соню одновременно
с двух сторон.
Соня медленно открыла глаза.

- А я и не спала. - хрипло молвила
она слабым голоском. - Я слышала
каждое ваше словечко.

- Расскажи нам какую-нибудь
историю! - заявил Мартовский заяц.
- Да, пожалуйста, расскажи! - попросила
и Алиса.
- И немедленно! - присоединился и
Шляпник. - А то ты  опять уснёшь...

- Жили-были три сестрички. - заторопилась
Соня. - И звали их Элси, Лэси и Тилли.
А жили они на дне колодца...

- А чем же они жили? Что они
кушали? - спросила Алиса,
которую всегда интересовало всё
на предмет покушать и попить.

- А ели они патоку. - после
минутного раздумья сообщила Мышь-Соня.
- Понимаете, - деликатно заметила
Алиса, - они не могли питаться патокой.
Иначе бы они заболели.

- Так и было. - ответила Соня. - Они
как раз болели.
Алиса попыталась представить себе
всё это. Не очень-то ей это удалось.
И тогда она спросила:
- А почему они жили на дне колодца?
- Выпей-ка ещё чаю, - сказал
Мартовский Заяц.

- Что значит "ещё чаю"? - обиженно
молвила Алиса. - я вообще его не пила.
- Ну,знаешь ли, - ответил
Шляпник. - представить себе
"нечто большее, чем ничего" гораздо
легче, нежели "меньше, чем ничего".
- А вас вообще никто не
спрашивал. - обиделась Алиса.
- А кто говорил, что нельзя
переходить на личности? - торжествовал
Шляпник.

Алиса не нашлась, что ответить.
Тогда она сделала себе бутерброд,
отпила чаю и опять спросила Мышь-Соню:
- Так почему же они жили на дне колодца?.

Мышь снова подумала минутку, и изрекла:
- Это был колодец, в котором была патока.
- Ну, так не бывает. - слегка
даже рассердилась Алиса.

Но тут Шляпник и Мартовский Заяц
зашикали на неё:

Ш-ш-ш...!

А Мышь-Соня и вовсе надулась:
- Тогда сама рассказывай.
Если не можешь вести себя повежливее,
тогда и сказке конец.

- О, нет, пожалуйста продолжай! - жалобно
взмолилась Алиса. - Я больше не буду тебя
перебивать. Я даже думаю,  такое могло быть
один только колодец такой мог быть...
- Ха, один! - негодующе проворчала Соня.
Однако продолжила рассказ:
- И эти три сестры...Они учились рисовать...
- Что же они рисовали? - спросила Алиса,
позабыв своё обещание не перебивать.
- Патоку. - не задумываясь ответила Соня.

- Мне нужна чистая чашка. - вдруг сказал
Шляпник. - Давайте поменяемся местами.

И он пересел на соседнее место.
Мышь-Соня последовала его примеру.
Мартовский Заяц сел на место Мыши.
И Алисе с неохотой пришлось сесть
на место Мартовского Зайца.
Единственный, кто выиграл от этой
перемены мест, был Шляпник.
Алисе досталось место похуже.
А Мартовский Заяц опрокинул
кувшин с молоком себе в тарелку.

Алиса не хотела опять обидеть
Мышь-Соню. Поэтому она осторожно
молвила:

- Всё же я не совсем поняла.
Они рисовали (draw)
или черпали (draw)?
И если они черпали, то откуда?
- Воду ты можешь черпать
из колодца с водой. - ответил
Шляпник. - А патоку из колодца
с патокой, неужели неясно,
о глупышка?

-Так они уже были в колодце
(in the well),
как же они могли черпать
из колодца? - обратилась Алиса
к Соне, стараясь не замечать
невежливого речения Шляпника.
 - Конечно, они уже
были. - ответила
Мышь-Соня.- Причём, да, внутри колодца.
Внутри, очень даже внутри (well in)

Ответ этот так смутил Алису,
так что она уже не перебивала
Мышь-Соню.

- Итак, они учились рисовать /
черпать (draw), - продолжила Мышь-Соня,
зевая. При этом она тёрла глаза
и засыпала прямо на ходу. - Да, они
рисовали все вещи,
что начинаются на букву М.
-  А почему на букву М? - спросила
Алиса.
- А почему бы и нет? - спросил
Мартовский Заяц.
Алиса промолчала.
Соня опять закрыла глазки
и опять задремала, но, почувствовав,
как Шляпник ущипнул её,
вскрикнула негромко и продолжила:

-...да, так всё,
что начиналось на М:

мышеловка,
месяц,
мемуары,
множество...

Ты когда-нибудь видела
нарисованное множество?
- Нет, не видела. - смущённо
призналась Алиса. - Но вы о таком
странном спрашиваете...
- Так зачем болтать, если
не видела! - заявил Шляпник.
Это было уже чересчур.
Такую грубость Алиса
стерпеть не могла. Возмущённая,
она встала и пошла прочь...
Мышь-Соня тут же погрузилась в сон.
Никто не обратил внимания
на уход Алисы, хотя она пару раз
оглянулась, не позовут ли её.

Взглянув в последний раз,
она увидела, что они пробуют
засунуть Мышь-Соню в чайник.
- Никогда больше не приду сюда! - молвила
Алиса, пробираясь
через лес.- Это самое дурацкое
чаепитие в моей жизни!

Не успела Алиса вымолвить это,
как вдруг заметила дверь
в одном из деревьев.
Дверь вела внутрь.
- Любопытно. - подумала
она. - Но сегодня всё странно
и удивительно...

И она вошла внутрь, через дверь..
Тут она обнаружила, что попала
в длинный ТОТ ЗАЛ,
где был волшебный тот
стеклянный столик.
 - Ну, теперь-то я буду
умнее. - сказала себе Алиса.
Она взяла золотой ключик и
отперла дверь в сад.
Затем она стала откусывать от гриба
(кусочек его у неё ещё остался
в кармашке) до тех пор, пока не стала
ростом в фут (30 см).

Тогда она смогла пройти
по тесному коридорчику и в конце концов
оказалась в прекрасном саду среди
сияющих цветов (ростом она была не выше их) и прохладных фонтанов.




ГЛАВА 8

КРОКЕТ У КОРОЛЕВЫ.

Прямо у входа в сад рос
большой розовый куст.
А розы на нём были белые.
Тут же были три садовника,
которые красили их зачем-то
в красный цвет.

Алисе это показалось забавным.
Она подошла ближе, чтобы лучше
всё увидеть. Тут она услыхала,
как один из садовников сказал:

- Аккуратнее, о Пятёрка!
Не брызгай на меня краской!

- Я не нарочно, - хмуро ответил
Пятёрка. - Семёрка подтолкнул мой
локоть.

- Давай, давай, Пятёрка! Перекладывай
свою вину на других
как всегда. - закатил глаза Семёрка.
- А тебе лучше вообще
помолчать. - заметил
Семёрка. - Только вчера я слышал,
как Королева говорила, что тебе пора
отрубить голову.

- За что? - спросил некто,
кого Алиса ещё не слыхала.
- Это не твоё дело, о Двойка! - ответил
Семёрка.
- Это как раз его дело! - парировал
Пятёрка. - И я скажу в чём дело. Дело
в том, что ты зачем-то принёс кухарке
корни тюльпанов, а она ожидала лук.
Корни тюльпана вместо лука...

Семёрка отбросил кисть:

- Нет, всё это так
несправедливо... - начал он, и тут
вдруг взгляд его упал на Алису,
которая внимала им, стоя рядом.
Он тут же осёкся. Пятёрка и Двойка
также, оглянувшись, заметили Алису,
после чего все они низко ей поклонились.

Алиса немного даже смутилась.
- Не могли бы вы сказать мне, - спросила
она. - зачем вы красите эти розы?

Пятёрка и Семёрка промолчали.
Лишь взглянули на Двойку.
А Двойка ответил, понизив голос:

- Видите ли, мисс, тут должны быть
посажены красные розы, а мы
ошиблись и посадили белые.
И теперь, если Королева об этом узнает,
нам всем отрубят головы.

Вот мы и пробуем исправить ситуацию.
И тут Пятёрка, который тревожно озирался
по сторонам, воскликнул:

КОРОЛЕВА!

Все три садовника тут же
пали на лица свои.
Послышался шум множества шагов.
Алиса оглянулась и внезапно увидела
Королеву.
Впереди шли десять солдат.
Они торжественно держали в руках
жезлы. Они были такой же формы,
что и садовники - плоские и
четырёхугольные. А по углам у них
были руки и ноги.
За ними шествовали десять придворных.
Они шли парами.
Одежды их были украшены алмазами.
Эти придворные были тузы и прочие дворяне.
Бубново-алмазные.
А за ними шли принцы и принцессы.
Их тоже было десять. Держась за руки,
они весело шли попарно вприпрыжку.
Их одежды были украшены сердечками.
Червонной масти были они. А далее
шли гости - в основном это были
Короли и Королевы.
Среди гостей Алиса увидела
Белого  Кролика. Он как обычно
что-то бормотал и улыбался всем.
Он прошёл мимо Алисы, не заметив её...

Потом Червонной Валет на алой бархатной
подушке нёс Королевскую корону.

И замыкали это грандиозное шествие
ЧЕРВОННЫЕ КОРОЛЬ И КОРОЛЕВА.

Алиса подумала, не следует ли и ей
подобно садовникам пасть ниц.
Но тут она вспомнила, что никогда
не слыхала о таком правиле поведения
в подобных случаях.

- И с другой стороны, - подумала она. - что
могли бы увидеть люди, если бы все они
пали на лица свои? Зачем же тогда
это шествие?

И она осталась стоять как стояла.
Когда процессия поравнялась с Алисой,
все вдруг остановились и воззрились на неё.
- Кто это? - спросила Королева
у Червонного Валета.
Тот лишь кланялся да улыбался в ответ..

- Дуралей. - молвила Королева,
нетерпеливо вскинув голову.

И, повернувшись к Алисе, она вопросила:
- Как тебя зовут, ребёнок?
- Меня зовут Алиса, с вашего позволения,
ваше величество.

Но про себя она подумала:
- В конце концов они всего лишь
колода карт. Нечего их бояться.

- А эти вот кто? - спросила
Королева, указывая
на трёх садовников, лежавших
рядом с кустами роз.

Как ты помнишь, они пали
на лица свои вокруг розовых кустов.

А рисунок рубашки у них был тот же,
что и других карт.

И Королева не могла отличить их
от солдат, или от придворных,
или даже от собственных её детей.

- Откуда же я могу знать? - возразила
Алиса, дивясь своей
смелости . - Это вовсе не моё дело.

Королева побагровела от ярости.
На мгновение она замерла, подобно
дикому зверю.
И вдруг возопила:

- Отрубить ей голову! Отрубить...

- Чепуха! - молвила Алиса громко и
решительно. Королева замолчала.

Король коснулся её руки
и робко заметил:
- Прими во внимание, о Солнышко,
что она ведь ребёнок!

Сердито отвернулась от него
Королева и приказала Валету:

- Переверни их.
Очень деликатно, одной ногой
Валет перевернул их.

- Встать! - завопила Королева.
Садовники рывком вскочили на ноги
и бросились кланяться Королю,
Королеве, принцам и всем остальным.

- Хватит кланяться! - ревела
Королева. - У меня от вас голова
кружится!

И повернувшись к кустам роз, она
вопросила:
- Чем вы тут занимались?

- С позволения Вашего
Величества, - начал Двойка,
становясь на одно колено. - мы...
- Ясно. - отрезала Королева.
Она осматривала розы.
И процессия двинулась дальше.

Лишь три солдата остались,
дабы привести приговор в исполнение.
Несчастные садовники бросились
к Алисе за помощью.

- Вы не сможете их
казнить! - воскликнула Алиса и
положила садовников в цветочную вазу,
которая стояла рядом. Солдаты изумлённо
вытаращили глаза, постояли так минуту-
другую, а затем маршем прошагали
вперёд, догоняя остальных.

- Отрубили вы им головы? - заорала
Королева.
- Нету больше их голов! - в ответ
прокричали воины.
- Прекрасно! - воскликнула
Королева. - Умеете ли вы играть
в крокет?
Солдаты промолчали и лишь
взглянули на Алису. Вопрос явно
был обращён к ней.
- Да! - воскликнула Алиса.
- Тогда пойдём! - проревела Королева.
И Алиса присоединилась к процессии,
с изумлением думая, что же будет дальше.

- Прекрасный денёк! - робко заметила
она. Она шла рядом с Белым Кроликом,
который бросал по сторонам тревожные
взгляды.

- Да уж денёк... - молвила
Алиса. - А где Герцогиня?

-Тише! - понизил тон Белый Кролик,
тревожно оглядываясь через плечо.
Встав на цыпочки, он зашептал
в самое ухо Алисе:

-Её приговорили к смертной казни.
- За что? - спросила Алиса.
- Ты сказала:"Какая
жалость"? - сказал Кролик.
- Не говорила. - ответила
Алиса. - Не думаю, что это
такая жалость. Я лишь спросила:
"За что?"

- Она ударила Королеву в ухо...- начал
Кролик.
Алиса не выдержала и рассмеялась.
 - О тише! - испуганно зашептал
Кролик . - А то Королева может услышать.
Видишь ли, Герцогиня опоздала,
и Королева заявила...

- По местам! - рыкнула громоподобным
голосом Королева, и все начали бегать
в разных направлениях, то и дело
натыкаясь один на другого.

Через минуту-другую, однако,
все оказались на своих местах
и игра началась.
Алиса подумала, что никогда в жизни
она не видала такой забавной игры
в крокет.

На поле были сплошные бугры и ямки,
а шарами для крокета были живые ежи.

Молотками для крокета были фламинго.

Солдаты, парами, упершись руками
и ногами в землю,
представляли собой воротца...

Поначалу Алисе было трудно управляться
с фламинго. Когда она брала под мышку
его (фламинго) тело, пытаясь укрепить
его там,  а головой ударить по мячу
(мячом, как мы помним, был ёж),
фламинго поворачивал голову и
так удивлённо взирал на неё,
что она не могла удержаться от смеха.

Когда же она выпрямляла шею фламинго,
к досаде своей обнаруживала, что ёж
уже успел в это время куда-то уползти.

Кроме того, когда ей всё-таки удавалось
направить мяч-ежа к воротцам,
солдаты-воротца вдруг вставали
и переходили на другое место.

А эти бугры и ямки повсюду!
Да, пришла к заключению Алиса,
поистине, нелёгкая это игра!

Игроки лупили по шарам одновременно,
никто не ожидал, пока кто-то один
ударит по шару.. Все ссорились,
стараясь каждый забрать себе ежа.
И вскоре Королева страшно разгневалась,
топала ногами и орала каждую минуту:
- Отрубить ему голову!

или:
- Отрубить ей голову.

Алиса весьма испугалась. Она, конечно,
не вступала в спор с Королевой, но это
могло произойти в любую минуту.

- И тогда,  - подумала она, - что же
со мной будет? Очень уж они тут любят
рубить головы. Будет чудо, если хоть
кто-нибудь уцелеет.

Она уже подумывала, куда бы ей
укрыться, как вдруг ей явилось нечто
невиданное. Что это? Изумлению её не было
предела, когда она увидела перед собой
улыбку. Но через минуту она поняла,
чья это была улыбка.

- А! Это Чеширский Кот. - сказала она
себе. - Будет хоть с кем  поговорить...

- Ну, как дела? - спросил Кот, когда рот
его уже достаточно проявился
в пространстве.
Алиса подождала, пока появятся глаза
и тогда лишь кивнула ему.

- Какой смысл отвечать, - подумала
она, - пока не появится хотя бы одно
из его ушей
 Через минуту в воздухе уже была
вся Голова Кота.

Алиса обрадовалась, что у неё появился
собеседник, отпустила фламинго, и начала
рассказывать, как идёт игра.

Казалось, Кот решил, что он уже
проявился достаточно и больше
не проявлялся.
- Не думаю, что они играют
честно, - пожаловалась
Алиса. - Все ссорятся и не слушают
один другого. И вообще, у них нет,
кажется,  никаких правил, во всяком
случае, они их не соблюдают, если
хоть какие-то правила имеются.

Ты даже представить себе не можешь,
как трудно тут играть. Когда все они
живые. Например, только я собралась
пройти чере3 воротца, а воротца встали
и ушли на другой конец площадки.

Или вот ещё: я должна была поразить
моим ежом ежа Королевы, но тот удрал,
едва завидев моего.

- А как тебе нравится Королева? - понизив
голос, спросил Кот.
- Совсем не нравится. - ответила
Алиса. - Она вообще...
Вдруг она заметила Королеву -
та стояла прямо у неё за спиной и
внимательно слушала. Тогда Алиса
продолжила:

- Мощно играет...Ясное дело,
она выиграет.

Королева улыбнулась
и прошествовала далее.
- С кем это ты разговариваешь? - спросил
Король, подойдя к Алисе,
и рассматривая Кота с величайшим
любопытством.

- Это мой друг Чеширский Кот. - сказала
Алиса. - Позвольте представить его.
- Не нравится мне, как он
выглядит. - молвил Король.- Если хочет,
может поцеловать мне руку.
- Это ни к чему. - заметил Кот.
- Не дерзи. И не смотри на меня
так! - говоря это, Король спрятался
за спину Алисы.
- Кошке не возбраняется смотреть
на Короля. - возразила Алиса. - Читала
я об этом в какой-то книге, только забыла,
в какой.

- Его надо убрать. - решительно молвил
Король. И он обратился к Королеве,
которая как раз шла мимо:

 - Дорогая! Я был бы рад, если бы ты
приказала убрать этого Кота.

Королева знала лишь один способ решения
любой проблемы, какой бы она ни была,
серьёзной или нет.

- Отрубить ему голову! - даже не оглянувшись,
приказала она..
- Я сам позову палача. - нетерпеливо молвил
Король, и устремился прочь.

Алиса подумала, что можно было бы вернуться
и посмотреть, как идёт игра.
Тут она услыхала, ещё не успев подойти,
пронзительный вопль Королевы.
Алиса услышала, как Королева изрекает
приговоры ещё трём игрокам. Те пропустили
свой ход.

Алисе всё это не понравилось. Ведь игра
настолько смешалась, что и она сама
не могла понять, сейчас её ход или нет.

Тогда она пошла разыскивать своего ежа-мячик.
А ёж её в это время вступил в борьбу
с каким-то другим ежом.
Хоть одного из них можно ударить,
направив  таким образом в воротца,
подумала Алиса.

Трудность была лишь в том,
что фламинго успел убежать на другой конец
поля. Алиса могла лишь смотреть,
как эта птица беспомощно пытается
взлететь на дерево. Она всё же смогла
поймать фламинго.
Однако игра уже закончилась.
И оба ежа куда-то исчезли.

- Ничего страшного, - подумала
Алиса. - Воротца ведь тоже куда-то ушли.

И пристроив фламинго под мышку
(а то опять убежит),
Алиса отправилась поболтать
к своему другу - Коту.
Возле Кота была большая толпа.
Это изумило Алису. Шёл спор между
палачом, Королём и Королевой,
причём все говорили одновременно.
А остальные молчали и выглядели
как-то угрюмо. Когда появилась
Алиса, спорщики бросились к ней,
так как по их мнению, она могла
решить их вопрос.

Однако ей было трудно понять,
в чём дело, так как говорили
все трое одновременно.
Палач доказывал, что невозможно
отрубить голову, если есть
только голова, и нет тела.
За всю свою жизнь он таким
не занимался.
И заниматься не будет.

А Король старался доказать,
что раз есть голова, то её можно
отрубить. Так что не надо молоть
чепуху.

А Королева говорила, что если
приказ её не будет исполнен
сей же миг, и даже ещё быстрее,
она прикажет казнить всех.
(Последнее замечание погрузило
всех присутствующих в похоронное
настроение.)

Алиса сочла за лучшее ответить так:
- Так ведь Кот этот
принадлежит Герцогине.
Вот у неё и спросите.

- Герцогиня находится
в заключении. - молвила Королева.
И обратившись к палачу, сказала:
- Сходите за ней.
Палач полетел стрелой.
А в это время Голова Кота
начала блекнуть, и к тому времени,
как палач привёл Герцогиню,
она (Голова) совсем исчезла.

Король и палач носились в поисках Головы,
а публика вернулась к игре.ГЛАВА 9


РАССКАЗ ЧЕРЕПАХИ КАКБЫ



- Ты даже не представляешь,
как же я рада тебя видеть,
о моя дорогая! - воскликнула
Герцогиня. Она взяла Алису под руку
и они  зашагали вместе.

Алиса весьма обрадовалась,
найдя Герцогиню в прекрасном расположении
духа. Она подумала, что это перец
так влиял на Герцогиню на кухне,
приводя её в бешенство.

- Вот когда я буду
Герцогиней, - подумала Алиса
(не очень, впрочем, на это
надеясь), - вообще не разрешу держать
на кухне перец, ни грамма,
ни единой порошинки. Суп и без перца
вкусный. Должно быть, это перец делает
людей такими вспыльчивыми.

Она обрадовалась, что ей удалось открыть
новый закон.

- От уксуса скисают. А от ромашки горькой
(это было такое лекарство) огорчаются.
А как раз сладости делают характер милым
и сладким. Хотелось бы мне,
чтобы люди знали об этом.
Тогда бы они не были такими жадными.

Алиса забыла о Герцогине, и вздрогнула,
услыхав её голос у своего уха.

- Ты о чём-то задумалась и забыла,
что надо поддерживать разговор. - молвила
Герцогиня. - И из этого следует мораль...
Какая? Забыла. Вспомню, вот сейчас  -
и скажу.

- Может быть, никакая мораль
отсюда не следует. - отважилась
заметить Алиса.
- Нет, нет, нет, о дитя, - воскликнула
Герцогиня. - Всё имеет свою мораль.
Мораль можно извлечь из чего угодно,
главное, чтобы ты умела её извлечь..

И она прижалась ещё сильнее
к боку Алисы.
Алисе это не очень-то пришлось по вкусу.
Во-первых, Герцогиня была очень
уж безобразна.

И во-вторых, была такого
роста, что её подбородок как раз оказался
вровень с плечом Алисы,
и она (Герцогиня)
как раз упёрлась своим подбородком
в её плечо,
что, конечно, не доставило Алисе особого
удовольствия.
Однако Алиса не хотела
показаться невежливой
и терпела как могла.

- Игра, кажется, пошла лучше, - сказала Алиса
просто чтобы поддержать разговор.
- Точно. - ответила Герцогиня. - А мораль,
которую можно отсюда извлечь...
Любовь! Планетами ты правишь...

- А кто-то говорил, - прошептала
Алиса. - что земля вращается
благодаря тому, что каждый свои делом
занимается.
- Ну да, ответила Герцогиня. -Именно таков
смысл этого стиха..

И она вонзилась подбородком в плечо
Алисы. И ещё она изрекла:

- Думай о смысле, а слова,
чтоб этот смысл оформить,
всегда найдутся...

- Как она любит из всего на свете
извлекать мораль. - подумала Алиса.

- Ты удивилась, почему я не обнимаю
тебя? - молвила Герцогиня. - А причина
этому та, что я не знаю, каков он
по характеру - твой фламинго.
Не ущипнёт? Или всё-таки обнять тебя?

- Он может и куснуть. - предостерегла
Алиса. Она не жаждала, чтобы Герцогиня
её обнимала.

- Совершенно верно. - подтвердила
Герцогиня. - Фламинго и горчица - они
ведь кусаются. А мораль из этого:

Фламинго - это птица.
А  Ирландия - не заграница.

 - Только горчица - это
не птица. - заметила Алиса.
- Верно. - ответила её
собеседница. - Ты так славно умеешь
во всём разобраться.

- По-моему, горчица это
минерал. - молвила Алиса.
- Ну да, минерал. - согласилась
Герцогиня. Она была готова согласиться
с любыми словами Алисы. - Тут как раз
неподалеку есть шахта, где горчицу
добывают. А мораль отсюда:

"В шахте шаху шах ты не поставишь..."

- Ах, я вспомнила! - воскликнула Алиса,
не обращая внимания на слова
Герцогини. - Горчица это овощ.
Правда, она не похожа на овощ,
но это овощ.

- Совершенно с тобою
согласна. - поддержала её
Герцогиня. - А мораль отсюда -
"Будь такой, какой должна выглядеть"
Или:
"Никогда не думай, что ты не иная,
чем ты выглядишь в глазах других,
то есть чем ты могла бы быть -
не иначе как ты выглядела бы в их
глазах, если бы ты была иной."
Это - пожалуй - более простая формулировка.

- Полагаю, я лучше это поняла бы,
если бы записала. - деликатно заметила
Алиса. - Слишком уж закручено -
и не проследишь, что тут к чему.

- Это ещё мелочь по сравнению с тем,
что я ещё могу сказать. - снисходительно
парировала Герцогиня.

- О, не надо, умоляю вас! - взмолилась
Алиса. - Не стоит беспокоиться.

 - Нет нужды говорить о
беспокойстве. - ответила
Герцогиня. - Это будет подарочек
ля тебя.

- Кому он нужен, такой
"подарочек"! - подумала
Алиса. - Буду рада, если
на день рождения мне подарят
что-нибудь другое.

Но вслух сказать это она не решилась.

- Ну что, снова задумалась? - и подбородок
Герцогини опять вонзился в лечо Алисы.

- Имею право думать. - немного дерзко
ответила Алиса.
Всё это начало уже слегка утомлять её.

- Ну, что касается прав, - молвила
Герцогиня. - так и свиньи
имеют право летать, а отсюда мора...

Но тут, к великому изумлению Алисы,
голос Дюшессы пресёкся на полуслове,
да, на половине ея любимого слова,
а рука, которая обнимала Алису, задрожала.

Алиса подняла взор и увидела
прямо перед собой Королеву.
Та сложила руки на груди, нахмурившись.
Гром был готов разразиться.

- Прекрасный денёк,
Ваше Величество! - уныло
пробормотала Дюшесса.
- Предупреждаю тебя, - заорала
Королева, топнув ногой . - либо
твоя голова
полетит с плеч, либо ты улетишь отсюда
через миг и даже ещё быстрее! Выбирай!

Герцогиня выбрала.
Через секунду её здесь уже не было.

- Пойдём играть. - молвила Королева
Алисе. Та была так напугана,
что не говоря ни слова, тихо пошла
вслед за Королевой на поле для крокета.

Игроки в крокет, воспользовавшись
отсутствием Королевы, ушли отдохнуть
в тени. Однако, узрев Королеву,
заторопились вернуться на площадку
и начали играть.
Если бы Королева заметила,
что они отдыхают, это могло
стоить им жизни.

Всю игру Королева не прекращала
ссориться с кем-либо из игроков.
То и дело слышалось:
Отрубить ему голову!
Или:
Отрубить ей голову!

Приговорённых сопровождали
солдаты, которые уже не составляли
из самих себя воротца для крокета.

Через полчаса все игроки кроме Короля,
Королевы и Алисы были в числе
приговорённых.

Тут Королева, отдышавшись,
молвила Алисе:
- Ты уже видела Черепаху Какбы?

- Нет, ответила Алиса. - Даже
не представляю, что это такое.
- А из него делают
Как бы Черепаший суп.. - сообщила
Королева.

- Никогда о нём не слыхала.- молвила Алиса..
- Тогда пойдём, - сказала
Королева, - и он сам расскажет
тебе свою историю.
Тут Алиса услышала, как Король сказал,
понизив голос, обращаясь
ко всей честной компании приговорённых:
- Вы все помилованы.

- Вот и замечательно! - подумала Алиса.
Она чувствовала себя ужасно,
думая о предстоящих многочисленных
казнях.

Вскоре они  увидали Грифона,
дремавшего на солнце. Если ты не знаешь,
что такое Грифон, посмотри на картинку..

- Вставай, лентяй! - молвила Королева
Грифону, и отведи юную леди
к Черепахе Какбы,
пусть Черепаха расскажет свою историю.
Мне же надлежит вернуться и проследить,
чтобы исполнили приговоры,
которые я вынесла.

И она ушла, оставив Алису
наедине с Грифоном. Не очень-то
понравился Алисе облик этой твари,
но, подумала она, находясь рядом
с Грифоном, будешь в бОльшей
безопасности, нежели будучи
в обществе неистовой Королевы.

Она решила посмотреть,
что будет дальше.

Грифон сел и протёр глаза.
Он смотрел вслед Королеве,
пока она не скрылась.
Затем рассмеялся.

- Это просто смешно! - молвил
он, обращаясь отчасти к Алисе.
- Что смешно? - спросила
Алиса.

- Да всё это просто
смешно. - ответил Грифон. - Всё
это выдумки. Никогда никого
они не казнят. Ну, пойдём!

- Как они все тут любят
командовать."Пойдём!
Пойдём" - подумала Алиса
и побрела за Грифоном. - Никогда
ещё мною столько не командовали.

Они прошли недалеко и увидали
Черепаху Какбы, грустно и
одиноко сидевшего на выступе скалы.

Приблизившись, они услышали,
что Черепаха безутешно рыдает.
Алиса прониклась к Черепахе
безмерным сочувствием.

- Что его так огорчило? - спросила
она у Грифона. А Грифон ей ответил
почти теми же словами, что говорил
ранее:

- Всё это выдумки.
Он совсем не печален. Пойдём!

И они подошли к Черепахе Какбы.
Тот молча взглянул на них
своими большими очами, полными слёз.

-Эта девочка, - молвил
Грифон. - хочет узнать твою историю.
Понятно?

Я расскажу ей. - глухо ответил
Черепаха глухим голосом. - Садитесь
и не произносите ни слова, пока я
не закончу.

Они сели. Никто не произнёс
ни слова в течение нескольких минут.

- Как же он закончит своё
повествование, - подумала
Алиса. - если он его
даже не начинает?

Однако вслух ничего не сказала,
терпеливо ожидая.

- Когда-то, - начал, глубоко вздохнув
Черепаха Какбы, - я был настоящей
Черепахой.

Тут последовало долгое молчание,
прерываемое лишь рычанием Грифона
и редкими вздохами Черепахи Какбы.

Алиса уже готова была стать и сказать:
- Благодарю вас, сэр,
за вашу чудесную историю...

Но, подумалось ей, вряд ли
это конец рассказа.
Возможно, будет и продолжение.
И она осталась сидеть.

- Когда мы были маленькими, - в конце
концов продолжил, успокоившись
немного Черепаха Какбы (по временам
он всё же вздыхал), - мы ходили в школу
на дне моря. А учитель наш был старая
Черепаха, и мы звали его
Главный Черепах.

- А почему вы его так
звали? - поинтересовалась Алиса.

- Мы его звали Главный Черепах
потому что он вкладывал в наши
головы знания. - сердито отвечал
Черепаха Какбы. - Ты в самом деле
туповата.

- Это ведь стыдно не знать таких
простых вещей. - подхватил Грифон.

Тут они оба умолкли и воззрились
на бедную Алису, которая готова
была сквозь землю провалиться.

А потом Грифон молвил Черепахе
Какбы:
- Давай дальше, старина.
А то ты растянешь это всё
на целый день!

И Черепаха продолжал:
- Да, ходили мы в школу на дне морском,
чему ты никак не можешь поверить...
- А я не говорила,
что я не верю - прервала его Алиса.
- Говорила. - сказал Черепаха.

- Попридержи язык! - воскликнул Грифон
прежде, чем Алиса успела молвить
хоть словечко. А Черепаха Какбы
продолжал:

- Мы получали лучшее образование -
ведь мы ходили в школу каждый день.

- Я тоже хожу в школу каждый
день. - возразила Алиса. - Нечем тут
особенно гордиться.

- И у вас были дополнительные
предметы? - тревожно спросил Черепаха
Какбы.

- Конечно. - ответила Алиса. - Мы учили
французский язык и музыку.
- И стирку? - вопросил Черепаха.
- Нет, конечно. - негодуя, ответила
Алиса.

А! Вот видишь! В таком случае твоя
школа не была из лучших. - облегчённо
вздохнул Черепаха Какбы. - А у нас, когда
нам выдавали табель, внизу писали:
"И СЧЁТ ЗА СТИРКУ."

- А зачем вам нужна была
стирка? - спросила Алиса. - Ведь вы же
жили на дне морском.
-Ну, я как раз не мог позволить себе
изучать её. - сказал Черепаха
со вздохом. - Я прослушал лишь
основной курс.
- А что в него входило? - поинтересовалась
Алиса.

- Ну, конечно, сначала
акробатика-математика и
верчение-черчение. - ответил
Черепаха Какбы. - Мы учили четыре действия
арифметики:

своеобразие,
разнообразие,
безобразие
и пробуждение.

- Никогда не слыхала
о таком действии
как "безобразие", - осмелилась молвить
Алиса. - Что это?

Грифон лишь удивлённо всплеснул руками.
- Не слыхала о безобразии! Надеюсь,
ты в курсе, что такое благообразие?

- Да... - с сомнением в голосе ответила
Алиса. - Это когда что-то красивое...

- Ну, тогда, - молвил Грифон. - если ты
не понимаешь, что такое безобразие,
тогда ты совсем простушка.

Алиса не осмелилась больше
спрашивать об этом.
Она обратилась к Черепахе Какбы:

- А что вы ещё учили?
- Ещё? Мистерию, Древнюю, Средних веков
и Новую.
И Мореграфию. А ещё мы учили Завывание.
Учителем по завыванию был был старый
угорь. Он приходил раз в неделю. Учил он
завыванию, вытягиванию и заворачиванию
в кольцо.

- А что это такое? - спросила Алиса.
- Я не могу показать тебе,
что это такое. - ответил
Черепаха  Какбы. - Я уже не настолько
гибкий. А Грифон это не изучал.
- Времени не было. - молвил
Грифон. - Я учил лишь классические
предметы. А учителем был старый Краб..

- А я никогда не учился у него. - вздохнул
Черепаха. - Он учил смешкам и ужимкам.

- Правда, правда... - вздохнул
в свою очередь Грифон.
И оба друга закрыли лица лапами.

- И сколько часов вы учились
каждый день? - попробовала сменить тему
Алиса.

- В первый день десять часов.
Во второй - девять,
и так далее. - отвечал Черепаха Какбы.

- Какое странное расписание! - воскликнула
Алиса.

- Они уроками почему называются, - молвил
Грифон, - потому что разве поспеешь
всё сделать к сроку. А если уменьшать
времена и сроки, то и напрягаться не надо.

Идея показалась Алисе оригинальной.
Она даже задумалась.

- А на двенадцатый день были
выходные? - спросила она.

 - Конечно. - ответил Черепаха Какбы.

- И что вы делали
на двенадцатый день? - не отставала Алиса.
- Довольно говорить об уроках. - молвил
Грифон. - Расскажи-ка ей лучше
об играх.



ГЛАВА 10


КАДРИЛЬ ЛОБСТЕРА


Черепаха Какбы глубоко вздохнул
и вытер слёзы с глаз. Пару минут
он пребывал в безмолвии -
его душили слёзы.

- Будто косточка в горле
застряла, - прокомментировал Грифон.

Он даже постучал немного друга
по спине.

Тут голос вернулся к Черепахе,
хотя по щекам его ещё катились слёзы.
И он повёл свой рассказ:

- Ты ведь не жила долго на дне морском...
- Не жила, - согласилось Алиса.

- ...и, конечно, не знакома
с Лобстером.
- Я его пробовала однажды... - чуть
не сказала Алиса, да вовремя спохватилась
и лишь молвила:

- Нет, не знакома.
- А потому и представить себе
не можешь, что за чудная вещь -
Кадриль Лобстера!
- Не могу, - согласилась
Алиса. - А что это за танец?

- Первая фигура танца, - молвил
Грифон, - все выстраиваются
в ряд на берегу.
- В два ряда! - воскликнул
Черепаха. - Тюлени, черепахи, салмоны...
Все-все...Далее - очищают
пространство от медуз...
- А для этого требуется время, - перебил
Грифон.
- И два шага вперёд...
- И у каждой дамы кавалер -
лобстер! - воскликнул Грифон.
- Ну да, - продолжил Черепаха
Квази, - два шага и меняем партнёров...

- Меняем партнёров и возвращаемся
в первоначальную позицию.
- И тогда, - продолжил Черепаха, - они бросают...
- ...лобстеров! - от восторга Грифон даже
подпрыгнул.
- Кидают  как можно дальше в море...
- И плывут за ними! - визжал Грифон.

- А потом кувыркаются
и прыгают в море! - воскликнул Черепах.
При этом он подпрыгнул.
- И снова меняют лобстеров-
кавалеров, - не унимался Грифон.

Возвращаются на берег, - сообщил
Черепаха, - и вот вам
первая фигура танца.

Голос Черепахи даже пресёкся...

Тут оба друга, только что прыгавшие
как ошалевшие, вдруг сели грустно,
притихли и уставились на Алису.

- Должно быть, это милый танец, - робко
заметила Алиса.

- Хотела бы его увидеть? - спросил
Черепаха Какбы..
- Очень!
- Что ж, давай изобразим первую
фигуру, - молвил Грифону
Черепаха. - Танцевать будем
без лобстеров...Кто споёт?

- Пой ты, - ответил Грифон. - Я слова забыл.

И тут они начали важно кружиться
вокруг Алисы, танцуя. При этом иногда
они наступали ей на ноги. Грустно и медленно
пел Черепаха Какбы, танцоры в такт пению
помахивали руками-лапами.


Молвит Путассу Улитке:
"Так поплыли же быстрей!
Ты заметила, конечно,
Догоняет нас Дельфин.

Он на хвост нам наступает...
Так давай, давай, скорей!

Лобстеры и черепахи
Просто жаждут танцовать.
Посмотри, начать готовы -
Нужно ль заставлять их ждать?

Будем, будем веселиться!
Будем, будем танцовать!
Ты согласна? Ты согласна?
Будем, будем танцовать?

Вот представь, как это чудно,
Когда ты и твой партнёр
В волнах плещетесь, танцуя...
Счастье. Море. И простор."

Но Улитка отвечает:
"Очень далеко уж плыть.
Танцы - это очень здорово,
Но хочу я здесь побыть.

Не хочу сейчас плясать я,
А хочу лишь здесь побыть.
Далеко ведь плыть пришлось бы,
Нет, хочу я здесь побыть."

Путассу ей возразила:
"Британский берег, правда,
Уж будет далеко.
Но до цветущей Франции
Доплыть сможем легко.

Так что робеть не надо,
И будем танцовать,
Как видишь, нет причин у нас
Сегодня унывать."

********
********

Спасибо. Изумительный танец, -  молвила
Алиса. Она была несказанно рада,
что танец этот наконец
закончился. - И песня про путассу
мне тоже очень понравилась.

- Да, а что касается путассу... - сказал
Черепаха Какбы, - ты ведь, конечно,
видела её?

- О да, ответила Алиса, - Я часто её...
эту рыбу...на завт...
Внезапно она умолкла.

- Не знаю, кто такой Завт,
но если ты часто её видела,
ты, должно быть,  знаешь, как она
выглядит.
- Знаю, - ответила Алиса. - Она держит
свой хвост во рту.
И вся посыпана сухариками, крошками.

- Насчёт  сухариков и крошек ты не права.
Сухарики были бы смыты водами
морскими,  - молвил Черепах. - А вот хвост
свой путассу и правда держит во рту.
А почему? - тут Черепаха Какбы
зевнул. - Расскажи ей, почему,  - молвил он
Грифону.

- Дело в том, - сообщил Грифон, - что
путассу танцует с лобстерами.
А они бросают её в море.


Рецензии