Предчувствие

Измученный пылью и солнцем пустыни,
Гортанными воплями мулл и феллахов,
Пускаюсь я в путь, что являлся доныне
В мечтах мне, во снах или в сладостных страхах..

Быть может, туманные дали Парижа,
Альпийские скалы и римские пьяццы
Явят благосклонность и станут мне ближе...
Я старый бродяга, чего мне бояться…

Бездомный скиталец, я счастлив тем домом,
Которым весь мир уже множество лет
Мне стал… с той секунды, как только
Я страх перемен задушить смог в себе.
 
Я в поисках счастья ходил за три моря,
Как древний варяг на вертлявой ладье…
Нашел я за морем одно только горе
И повесть судьбы написал по воде…

Но путь неизменен – мне отблеск надежды
Мерцает, пока я дышу, за волной.
Поэтому – в даль, в неизвестность, в безбрежность…
Дорога мне стала навеки судьбой.

Быть может, найду я причал… кто же знает…
Но что-то безжалостно мне говорит –
Тому суждены лишь скитанья без края,
В чьем сердце дорога, чья сущность – в пути…

Хотел я покоя… мечтал о покое…
Ногами стоять чтоб на твердой земле…
Но жизнь моя – бурное, зимнее море,
С волны на волну – будто к новой беде…

Пускай же дорога, пускай испытанья!
Мне легче взахлеб выгребать среди волн,
Когда бесконечность скрывает туманный,
Но полный хоть утлых надежд горизонт…

Страшна мне запутанной доли загадка,
Как будто проклятье – вот только за что же?! –
В ней долгие годы царят без остатка
«Наверно», «надеюсь», «посмотрим», «быть может»…

Есть люди – деревья, что корни пускают,
Судьбою срастясь с материнской скалой,
Годами как дети ее укрывают
Надежд и мечтаний опавшей листвой.

Есть люди – как в неба бездомности птицы,
Их жизнь – движенье, а ветер – судьба…
Их путь – бесконечно к чему-то стремиться
Нигде не осев и не свивши гнезда…

Что лучше… Но кто же здесь сможет ответить?
Чей суд беспристрастней? Чья правда верней?
Есть жизнь одна перед мукою смерти,
И все, что мы можем – готовиться к ней…

8 января 2015 года, Иерусалим.


Рецензии