Признаюсь - я очень люблю Мендельсона...

Посвящается Роману Грицаю.

Признаюсь - я очень люблю Мендельсона...
Не Шнитке, не Шенберга с треском и стоном,
И не Шостаковича с муками совести,
По слуху скребущими словно бы по жести.

Мне музыка чистая, ладная, старая
И духом роднее, и сердцем желаннее...
В ней правда и вкус, мощных чувств горение,
Бывает - и истины слышно прозрение…

Мне сладостных звуков каскад - как отрада
Среди повседневного, душного ада.
Мне жизни накал и духовных борений
Все слышится в эхе ее откровений.

Мне шквал этих звуков подчас как пророчество,
Как исповедь поисков и одиночества...
Как будто бы звуки меня очищают,
К себе из забвенья и мглы возвращают.

Как будто не умер я в будничных горестях,
Как будто бы что-то из сердца, из совести,
Под пеплом надежд и любви разгорается,
На чудо ее красоты отзывается.

Как будто увядший, уставший, остывший,
К бессмыслице умершим сердцем привыкший,
Воскресну и снова душой оживаю,
Стремлюсь и творю, о себе вспоминаю.

Как будто когда-то страдали, любили,
И смерти боялись, и жизнь ценили,
Творили, искали и жаждали смысла,
Как звезды горели короткие жизни.
 
Как жили... навеки, сгорев без остатка!
Мгновенье - как вечность... в любовном припадке
Забвенье и смерть поборов, и оставив,
Что в толще веков не исчезнет, прославит.

Как пошло все то, что мы видим вокруг...
Послушаешь - ясно почувствуешь вдруг.
Какие безликие, блеклые судьбы...
Куда нам «вперед»…  нам бы вспять повернуть бы!...

К истокам, исканьям, стремленьям, бореньям,
К возвышенным сердца и духа движеньям,
К могучим порывам - от тягостной скуки,
К свершеньям - от жизней бессмысленных муки.

От низостных истин - к той правде обмана,
В которой себя мы находим нежданно.
От мудрости тошной - к кипению жизни,
К горению духа, к мучениям мысли.

К правдивым, неистовым, искренним чувствам,
К красивым их смыслом поступкам, безумствам,
К тому, что сжигая нас, переполняя,
Творить и рождать красоту побуждает.

Но где там! Вокруг, лишь меняя обличия
Царит пустота, правит бал безразличие...
Пустые, бездарные, пошлые души
Смеются над пафосом дней уж минувших...

Плевать нам на смерть, и на жизнь наплевать нам...
Пока она есть - от нее брать да брать бы...
Мы утлый покой наших душ не тревожим,
Любые раздумья, сомненья - стреножим,

Задушим, заглушим, забудем, залечим,
И жизнь проживем как во сне - не заметим…
Как будто бы фильм просмотрев на досуге
Приблизимся к смерти таинственной муке....

И тут неувязка, точнее - развязка:
Кино отсмотрелось, прослушана сказка,
Про добрый конец - чья то подлая шутка,
И час умирать - безнадежно и жутко.

Тогда вспоминаем про жизнь, и про пафос,
Про разума нами задушенный голос,
Но поздно... от жизни остались пожитки,
И выпито все до глотка из бутылки...

Привычное наше «на все наплевать бы»,
Которое больше не в силах скрывать мы,
Прочтется во всем и звучит отовсюду -
Как стиль и как вкус, как подмена раздумьям…

Поэтому слушайте мудрые звуки -
Лекарство от мрака, настойку от скуки...
Пусть вас обжигают и пусть вдохновляют,
О жизни и смерти вам напоминают...

14 апреля 2015 года


Рецензии