Бутылки, упаковки, прочий хлам в дыру столкнешь...

Бутылки, упаковки, прочий хлам
в дыру столкнешь, и гулко загрохочут.
Их прогоняя вниз по этажам,
труба иерихонская пророчит:
твой город, неприступен и велик,
под Этот шум падет неотвратимо.
И чайки во дворы бросают крик
с отчаяньем гусей ночного Рима...
Кислотный ливень выжмет небосвод
на сорок бесконечных суток, чтобы
среди трясин отравленных болот,
погаснув, скрылись башни небоскребов.
Таинственных племен всплывут следы:
жестянки банок, шины, пластик пленки.
Из грубых бревен плот среди воды,
с семьей дикарь с верховья Амазонки.


Рецензии