Математическая поэма

В дальне мокрых параллелей,
прохладой движимых потоков
и вялых их шумов аллелий –
их арифметики притоков, –
геометрический прыжок,
взорвавшийся из скучных плоскостей,
словно асфальта четный рывок

не в площадь сферы,
усечённой гектой,
но в плюс бесконечность
относительно оси
центра масс объекта
и центра земли.

В центре прыжка
обиженный Нобелем студент.
У него болит башка,
но выхода у него нет.

В плоскости стены прямоугольник,
на нем проекции пестрили бытия;
там шестигранники немного
старались походить на Коха
и графиком вовсе не прямым,
но стереометрически кривым
крутили бешеный радиус, падая вниз
за боковые границы кулис.

Черные дыры в глазу,
ловили фотоны от штор,
от усеченного конуса на краю,
что в топологии Пуанкаре – тор;
он отдавал мигающей волной
по канону тригонометрии простой
от вольфрама раскаленного,
производя свет от работы заряда безвольного.

Он сидел. Он водил и скользил по
целлюлозе цилиндром,
сужающимся на конце,
словно корабль в черной дыре.
Внутри у цилиндра жидкость.
Жидкости по закону Бернулли,
не способные на прыткость,
ось вращения миллиметра в кубе
вновь повернули.

И, стремясь к Навье Стоксу,
Вилась синусоида от куба полудиаметра.
Движение не искажало узлов параметра.
Мозги, близя себя к парадоксу
электрической цепи,
затмят атомные труды
покойной Марии Кюри.

Скользит цилиндр по целлюлозе,
ка коей перпендикуляры сошлись,
образовав квадраты.
Студент в коматозе.
Чернила лились,
как кровь от взрыва гранаты,
как во второй мировой,
только в площади одной.

Листы неслись отовсюду
к эпицентру письма,
а потом, не меняя эксцентриситет,
писали по эллипсоиду круга,
как система планет.
но образовывали они
не единую плоскость при
своем совпадении,
но, слагаясь дифференциально малой высотой,
образовали параллелепипед не цельной.

Перо строчит, строчит.
мозг сам себе говорит:
Делай работу, парниша,
делай родименький мой
пока твоя пышная плеша
не станет седой головой!

Что ж на листках,
что же задумал несчастный впотьмах
средь дебрей алгебры, на мозговых холмах?

Корень из трех.
Синус пяти.
Факториал четырёх.
Три вторых пи.

Матрица. Производная.
Аксиома. Поля. Однородная
сила, чью неизвестность визит
интеграла оплот голит.

Дифференцируя связи нейронов,
Обрели глаза цвет катионов.

Скорей! счет идет на минуты,
как смерть над натрия изотопом.
Окна плотно тряпкой заткнуты.
Холод синхрофазотроном
с улицы дробит нейтроном
оксид кремния.
                Падение ртути
детонирует вал конденсаций,
монооксид дигидрогена
70/100 от тела.
Танцуют по серому протубирансы.

Память берет интеграл, от функции
графика счастья от времени
на промежутка от нуля и до унции
тиши у рокотливого бремени.

Бесконечность - есть предел
функции F от обратной L
где L - стремится к нулю...

“Честное слово, я щас помру.”

Перо строчит, строчит.
мозг сам себе говорит:
Делай работу, парниша,
делай родименький мой
пока твоя пышная плеша
не станет нагой головой!

Плоскость. Точка. Прямая.
Корень из трёх. Дуговая…
Здоровье бежит, умирая.
Аддерол брызжет, долевая
адреналина в кровь.
Парабола. Кривая.
Асимптота-бровь,
каракули разбирая,
напряжена до пределов вновь.

Перо строчит.
мозг говорит:
Делай что хочешь парниша,
делай, родименький мой,
пока твоя серая плеша
не вспыхнет нейтронной звездой!

Окружности носа
– багровым
захват сульфата
меди синевы сносит
к чёртовой матери.
В комнату в чёрном
входит...
"Кто?"
"Без понятия..." 

– Стоп!
Не могу!
Стоять!
Я ещё молод,
чтоб так умирать!


Куртка. Сапоги. Жилетка.
На лестничной панели тишь,
как в галереи. Смотря в синь нетленки,
выходит из дома парниш.

Какой дивный рассвет.
Ясное небо. Тревоги нет.
Утро во поле. Легкий туман.
Снежная нега светит домам.

Ледовая речка.
Огня желтизна.
Горящая неба свечка
"А я молодца
Совершил я работу.
Гляжу на Москву.
Прочь откинув заботу
Домой я пойду.

Вот войдя, я к окошку
Встану тайком,
Где урчащую кошку,
Прижму под бочком.

Славное утро четвертого дня!
Ноги устали. В кровать иду я.

И напоследок я, вдаль обращясь,
Взглядом увижу, немножко склонясь,

как идёт по проспекту
на желтую ветку
учитель из школы далекой одной.
Как же счастливо бывает порой

когда дума находит одна на меня.
Ведь все в нашей жизни от настроения.
И судьба, и оценка,
и на гречу наценка".

30/31 янваня 2019


Рецензии