Очередь к Богу...

В избе не новой, на большом диване,
Друг друга, нежно за руку держа,
Сидели муж с женою... Чай остыл в стакане…
И бабушка промолвила,  спеша:

«Ну что, старик, пора и мне на небо.
Господь зовет.  Болезни достают…
Положишь в гроб со мной буханку хлеба.
Ведь на том свете кушать не дают.

Ты помнишь голодовку, в сорок пятом?
С тех пор без хлеба даже спать боюсь.
Не надо мне ни серебра, ни злата…
Прошу, молчи… Как видишь, тороплюсь.


Не плачь, родной. Я встречусь там с сынами.
Они нас ждут, уже который год.
А ты молись, молись пред образами.
Творец  услышит и к себе возьмет.

Благодарю тебя за дни земные.
Что прожил, жизнь со мною, не кляня.
Я помню, когда были молодые,
Ты часто на руках носил меня.

Без ссор прожить на свете невозможно.
Но ты всегда ведь первым отступал.
Твердил, что женщин обижать – безбожно.
И не корил, а нежно целовал.

Прости, коль сможешь, за характер резкий.
За ревность, даже к первому столбу.
Что закрывала в доме занавески.
Ругала столь счастливую судьбу»…

Промолвила… И резко замолчала.
Навек закрылись милые глаза…
Не ждал старик такого вот финала.
Кручина резанула, как фреза.

Ведь в очереди к Богу он был первым.
Моложе на семь лет была жена.
Кольнуло в сердце, натянулись нервы…
Смерть поняла, не зря пришла сюда…

********************************

Вот так  прожить свой срок и мне хотелось.
Земной любви боится даже смерть.
Прости, жена, за прямоту и смелость.
Но лучше б нам в один день умереть…


Рецензии