Беспощадные детские страхи уходят в воздух

Беспощадные детские страхи уходят в воздух,
испаряясь с холодным потом с дрожащих тел,
в коридоре на потолок налипает отзвук
слишком громкого крика, что вырваться не хотел.
Незаметные детские страхи текут по лицам,
запираясь в подушках, спускаясь под ламинат,
отдают себя школьным тетрадным пустым страницам,
выдают себя в мир интонацией невпопад.
Неубитые детские страхи врастают в разум,
искажая в зародыше маленький индивид,
неотрывно глядят с потолка пересохшим глазом.
На ночь бабушка скажет: "господь да благословит".
(Иисус, Мария, Иосиф сгребают вещи,
умывают на кухне руки, уходят прочь,
и сжимает свои холодные руки-клещи
на покинутом всеми жильце неизбежно ночь).
Несуразные детские страхи берут за горло
и выносят, что есть, впиваясь клыками сна.
Здесь дыхание спёрло раз, и навеки спёрло.
Одиночная камера есть, только где весна?
Беспощадные детские страхи парализуют,
замораживают, ломают, увечат, ждут.
(Кто-то кроме луны в свидетелях существует?)
Кто утешит напуганных? Боже, тебя зовут.


Рецензии