Доктор Зинаида Ивановна П

Кто там? Ковыляет по сугробам. Шаркает по ледяным тропинкам. В залепленных снегом очках. Меж аварийных пятиэтажек, оштукатуренных февральским утром. Конечно же, это доктор – Зинаида Ивановна П. Она выходит затемно, потому как на улице гололедица, а ведь ей уже не шестнадцать.
Сёмушка, ты совсем расхворался! Я вызову тебе доктора. У Сёмушки (отставного капитана первого ранга Семёна Матвеевича Подвысоцкого) поднялась температура. Его супруга Викторина Брониславовна вызвала ему доктора. У Сипухиной из тридцать второго дома ветрянка: мелкий притащил со школы – она вызвала доктора. У Лидии Павловны сделалось плохо с сердцем. Что-то сдавило в груди. Стало нечем дышать. Сперва она кинулась к форточке. Страшно. Раскрыла окно. Приняла корвалол. Долго искала номер телефона в пожелтевшей записной книжке, звонила соседке и, наконец, вызвала доктора. Но почему-то не откроет дверь. Никита совсем недавно перевёлся из детской поликлиники во взрослую. У него рак пищевода с прорастанием в кости. Мальчика уже не спасти, но можно уменьшить боль. Вчера была скорая. Сегодня по смене вызов передали Зинаиде Ивановне. А этажом ниже инженер Зайцев опять напился как свинья, и, боясь показаться на работе, он тоже вызвал доктора. Уже вдогонку звонит диспетчер: Антонида Макарьевна в очередной раз забыла, как пользоваться ингалятором, – она тоже вызвала доктора.
Больные и просто несчастные. Живые и мёртвые. Одинокие и озлобленные. Все они ждут в непригодных для жизни пятиэтажках, куда спешит Зинаида Ивановна тёмным февральским утром.
Здравствуйте, доктор. Никита умер. Час назад. Простите, что вызвали.

На приёме у Зинаиды Ивановны – двенадцать минут на человека. По закону. А по совести она принимает каждого столько, сколько необходимо. Потому больные в ней души не чают и жалобы пишут с любовью. Врач П. медленно работает. Прошу уволить.
Но вот открывается дверь кабинета, и Зинаида Ивановна объявляет: «Сейчас заходит Евдокия Кузьминична! А за ней готовится Тамара Львовна!» И окрылённая Евдокия Кузьминична, лучась идиотической улыбкой, вплывает в кабинет, где кипит совершенно разная работа. Мне просто выписать рецепт на снотворное. Мне справку. Мне анализы. А кто-то добредёт до поликлиники и рухнет ничком на полу кабинета. И старенькая Зинаида Ивановна спасает бедолагу, реанимируя до приезда скорой, пока возмущённые физиономии то и дело заглядывают в кабинет; и слышно за дверью, как ругают П. за нерасторопность. Так она трудится без малого сорок лет.

За окошком давно стемнело, будто вовсе не было дня. Закрывается поликлиника, уборщица запирает этажи, а Зинаида Ивановна всё сидит, что-то пишет, о чём-то ворчит про себя, на столе разложены документы, скопившиеся за день; а когда уборщица погасит свет в закутке коридора перед кабинетом, Зинаида Ивановна выглянет, хлопнет по выключателю и недовольно прокричит ей вслед: «Не надо! Не выключайте. Пока я здесь, будет свет». И снова спрячется, и, тяжело вздохнув, поставит чайник, потому как работы ещё немало.

Светите, доктор. Светите. Пока Вы здесь, будет свет.

2019


Рецензии
Герои Достоевского среди нас...Хорошо подмечено...

Александр Шурикелло   29.10.2019 13:30     Заявить о нарушении
Неожиданное сравнение. Гадаю, имеете ли Вы в виду какого-то конкретного героя или общий дух судеб его персонажей.

Александр Ириарте   01.11.2019 00:55   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.