Она вновь убивает н

Она вновь убивает ночи на улицах.
На заляпанной кухне, вдыхая курицу
и созерцая запёкшийся жир сковородок и сумерки
переулков в два утра,
надеешься, что образумится
и вернётся домой она.
Не обнулив показатель,

четырнадцать стучало на часах...

Однообразие агонизирует время...
Лишь дождь шлифует плодами
гранёную сумму кварталов,
смотрящих друг в друга в спектром
оранжевой гаммы под серым ветром.

Дышит листва на газонах.
Тряпки чернеют в балконах,
где сосед в испачканной кофте
сквозь разбитые грубо
расщелины – (когда-то – губы), –
качает крепкий туман от marlboro
в набухшую полиэтиленом кожу.
Мрамор любимых под злобой рожей
в Советах счастливого парня.

Канал течёт, унося фанеру, пакеты, стёкла…
Клёны, дрожа от боли, убивают в камни полотна.
Сколько раз, казалось, хоронит ноябрь
убитых ими детей, но чувства у бетонных свай
не стоят в подражателях. Хоть цинизм отбором присущ природе.
Из пикселей города сквозит кристальное, а не
абстрактное в остром дыму, – одиночество,
что чертовски роднит с убожеством,
бездоказательно торжествуя в правде.

Север уносит родное небо в топку юга...
Относительно него остаётся мука
заледенеть, помирая от скуки,
с ума слететь обездвижьем рук и
холодным отчаянием в душах.

Отворилась дверь. На старый ковер,
набрякшие пылью, ступили родные ботинки.
Алко-прогон с эпидермиса, табачный флёр
раскатились волной по картинкам
обоев, где плесень – не трава –
на рощах.

Залилось об потёках бутылки вина,
лицо, отмиравшее горем потери стыда
в каплях пота, струях волос. И рука
закрывала лицо. Слава Богу: жива
дочка...

Четырнадцать
стучало
на часах...

18 августа 2019


Рецензии