Подборка к Турниру поэтов 15 от 07. 08. 2019

ГОЛОСОВАНИЕ ТУРНИРА ПОЭТОВ http://www.stihi.ru/tv/turnir2019/15



МЕЖДУ СУШЕЙ И МОРЕМ

Босоногая ты между сушей и морем.
Невесомы то пятка, то острый носок.
На прибрежной энграмме прилив неспокоен,
Неизбывно стеклярус стирает в песок.

С упоеньем смотри, как в волнах застревая,
На рыбацкую сеть будет пойман закат .
Эта вечность - твоя, словно миля морская,
Обогнув океаны вернётся назад.

Так смешай же коктейль Прибалтийско-Шантарский,
Эту смесь атлантическо-тихих солей.
Лишь тогда ты, осмыслив, проникнешь в дикарский
И такой непостижный генезис морей.

А затем уплывай, сделай милость — надолго.
Волногривых стегай, не щадя, кобылиц.
И от Зюйда до Норда печали умолкнут,
И не будет от Оста до Веста границ.

ДАВАЙ ПОРАДУЕМСЯ ВМЕСТЕ...

Давай порадуемся вместе -
за то, что снова города
открыты нам для путешествий,
и мы, как двое происшествий,
не адресат - рюкзак да крестик,
вдохнём до корки сумасшествий -
тех, что разносят поезда.

И наши души - в наши руки...
Пускай, не ведая о том,
что не открыть седьмой нам суши,
как пилигримы - нет, не слушай..
Мы - флибустьеры! Ром в рундуке
и паруса туги, как луки,
да ветер, ставший нам отцом.

И может там, в каком-то мире,
есть где-то счастье и тогда...
Пускай не всё, до середины,
мы обнажим его глубины,
бесформенной подобно глине,
под обжигом скрепляя силы -
вновь вылепим свои дома.



 ЗЕРО

Опять зеро?! Жизнь держится нулей.
Той даме ведомо где у тебя проруха.
Но как сказал Эрнест Хэмингуэй:
"Не падай духом. Никогда не падай духом."

Мы взаперти, прикованы к телам,
Столь жарким, страстным, словно в венах ритмы сальсы.
Воздастся по словам, и по делам,
Но жаль мне тех, кто жить на деле не пытался.

Когда они, во страхе неудач,
больны провалом неисполнившейся пьесы,
Им шеи рубит собственный палач.
Так погибают и стихи и поэтессы.

Когда кругом побед чужая рать,
Счёт неудач неисчислим, не приукрашен.
И каждому по-своему решать,
Когда разрушить стены Вавилонских башен.

ОБРАЗ

Будь хоть первою, хоть последней,
Хоть Мадонною стань с холста,
Твой цейтнот из разряда бредней,
Жизнь у каждого непроста.

Это множество - "Что успела,
Что до сей поры не сбылось" -
Вычисляешь порой несмело,
Жизнеграфики чертишь вкось.

Придыхания незаметней,
Обозначен в душе едва,
Образ девочки семилетней,
Ожидающей волшебства.

Вот тогда-то у сновидений
Был чарующий дух новелл:
Без прощаний ещё, прощений,
Только путь первозданно бел.

Истомит тебя, изласкает
Адонаи, пророк, судья?
Ты живёшь. Ты идёшь по краю,
Не утратив в себе дитя.


СЕЗАМ

Во спектре дней искала чистый цвет.
Тот самый цвет, что был или казался.
Осенней нотой пламенно воспет,
он запоздал, но всё-таки ворвался.

Прошёл волной по паркам и садам,
и словно отомкнулась кладовая:
"Сезам"! - звучало в воздухе: "Сезам"!,
блаженно землю златом засыпая.

Уйти с тропы на шелест, хрупкий звук,
на терн, стеливший под ноги кривую.
Виток, ещё виток и новый круг
несёт тебя свободную, другую.

Меж повседневно пресных: "Как дела"?,
меж тощих рёбер города и блуда,
где фоном - землю крутят поезда,
где лайки ставят звёздам Голливуда,

где миллионы лет летит к нам свет
от звёзд реальных до реальных будней.
Стремясь в места, где цвет ещё прогрет,
не подчиняясь гласу сирых студней.

Ходить по краю, быть на волосок,
лететь туда, куда летят все души.
Учиться счастью. Совершив рывок,
построить город N, а не разрушить.


ГОЛОС МОЙ

Там, где есть семь миллиардов одиночеств,
голос мой оголён, стыдливо порочен, глух.    
Геомантия выдаст пару пророчеств.
Ветер лордозно выстрелит в позвоночник
горсткой камней, песка, пощёчин и оплеух.
Что-то пройдёт вторично на вылет.
Искали счастье вдали? Не Вы ли?

Может быть я, дни на часы умножая,
фарфор расставляя, что реквизит для пьесы.
А счастье — птица. Бросила её стая,
ведь она безголосая и малая.
Влетит, голубка, качнув плиссе занавесы.
Голос мой, не прервись, не исчезни,
как у той, у которой нет песни...



НЕ МОЛЧИ

На пустую консоль опускаешь ключи,
захватившая дом, тишина, не молчи.
Горсть рассыпав монет, лишь одна на ребро.
Не твоя ли рука снова держит перо?

Эпизоды как пульс ощущаешь виском.
Не твоё ли вчера прорастает тайком?
Интервалы секунд на поверку длинней,
черепахи, и те, проползают быстрей.

По наитию шаг в оживающий слог.
Ты в эпиграф дыши, ты врастай в эпилог.
Бессловесность других отрицая душой,
этот мир излечить попытайся строкой.

Даже Хаос умел от Начал созидать.
Не тебе ли вложить эти мысли в тетрадь?
Только ложь исключи, и войну, и свинец,
и не молви того, что поведал бы льстец.

Как умелый рыбак, на крючок от блесны,
уникальность минут подсекай для строфы,
чтобы слиться, однажды, с офсетом листа,
где останется чистой твоя красота.



ПРИТЯЖЕНИЕ

Ты знаешь, а я иногда рисую,
больше ночью и, в основном, планеты.
Бурые карлики, дыры, кометы,
плеяды звёзд на холсте врассыпную.

Луна глядит сквозь меня, желтоглаза.
Рассветы взрываются, в полной мере,
на Меркурии, Сатурне, Венере,
мощный синтез выдумки и экстаза.

И мы выпадаем другими в космос,
крупными мазками цвета индиго.
Каждый парсек между нами — интрига.
Думал притяжение — это просто?

Думал, что вселенная — это рядом,
от Тверской-Ямской пройтись до Неглинной,
где ты познакомился с балериной
в синей юбочке Дега с нежным взглядом.

А мою экспрессию влили в тоник.
Жадными губами пей, если сможешь.
Прилипай к рукам, вырастай на коже,
притворись, что странствующий художник.

На Земле мы будучи, будем в небе
звёздными крылами порхать на Млечном.
Это, как пить дать, запрос на вечность
для двух влюблённых, в созвездие Лебедь.


Рецензии
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.