Подборка для турнира поэтов 11

ОДНАЖДЫ

Однажды меня коснулось искусство -
бабушка солировала в Доме культуры.
Светились-звенели стеклянные люстры,
ангелочки с гипсовой шевелюрой
с колонн свисали,
бабушка пела Аве Мария, и это Аве
стекало водой в голубое моё.

Маленькая девочка
расправляла ладони и плавала:
«Мама, я здесь!
чуть-чуть ещё и - домой».
Она ныряла-выныривала из синевы.
Воды всё больше, - насколько хватает глаз.

- Плыви, Мария, - бабушка пела, - плыви.
И я тогда захлебнулась!
и – началась.

***
По камушкам пройденного пути
сможет меня найти
я та - что сейчас просыпается в материнской воде,
там, в девяносто первом, будто в Нигде.
Я ей отсюда машу:
- Смотри –
вдоль неясной дороги ещё не горят фонари,
бог смотрит в меня и в тебя изнутри
черноты.
– Из воды? -
говорит.
– Из воды, – говорю. Тогда
она переворачивается – раз.
Она отталкивается – два.
Три – по рукам акушерки течёт вода,
Она
выходит,
чтобы
искать меня.

***
Что во мне моего и есть ли моё вообще. Мама
учила выбирать одежду из натуральных тканей,
папа - прощать людей
за то, что они болваны.
Дедушка твердил про добро и духовную силу,
бабушка в ванной мне руки мыла,
о том о сём бубнил из комнаты «Электрон».

У меня три поросёнка,
подвиги Айболита, 
пропущенные через какое-то личное сито,
сменившие очертания и размер -
но зато это только моё теперь.
***
Хрустальные глаза звезд над синими деревнями,
троится оконная рама вагона,
через моё лицо стелется линия горизонта,
снег длится,
ночь длится,
жизнь длится.
Человеческий силуэт, мелькающий в соснах, -
размером с отражение моего носа.
Белые хлопья
летят сквозь раскладной столик.
Ложка звенит в стакане.
Люди сопят в вагоне.
Гудок рассекает время.

Сонная проводница подходит ко мне не спеша:
«Всё, - говорит, - выходите,
ваша».

***
Я тебя люблю, моя маленькая жизнь.
Синева, синева, синева льётся,
птичьи гнёзда - хрустящие деревянные солнца,
в солнцах птенцы:
дзинь-дзинь.

На кухне отцовский самогон, философские мятежи -
споры о Солженицыне и литературной лжи.
Вместо барных полок - книжные стеллажи.
Мы держим друг друга за плечи и округляем рты,
выдувая маленькие истины
из пустоты.

Люблю дерево. Его шершавость и чешую,
вечернюю оранжевость дня, балансирующего на краю
горизонта, и неглубокого озера сонное дно.
И всхлип, который издаёт вода, когда ты входишь в неё за мной.
И всплеск, когда начинаешь грести.

За этот не умолкающий барабан в груди,
за любовь ко всему, и к единственному среди.

***
Если бы наверняка знать,
из чего поэзия состоит,
как шьют её так, что у строк нет шва,
а ткань – невесомая.
Подносишь к окну её, на просвет -
а она – прозрачна, будто и нет
её -
только рама, в которую вставлена синь,
и оттуда в меня смотрит бездна.

И страшно, и голос во мне: «отвернись»
но кажется, если я отвернусь,
то сама исчезну.


РАДОСТЬ
                Д.
радость, стиснутая в человеческом теле,
в чужеродной форме, смотрит в щели
зрачков – на худого, выросшего в проёме.
радость – бабочка, запертая в стеклянный домик,
нервное хлопанье крыльев глазастых.

тело стоит.
тело говорит:
«здравствуй».


***
Всё вокруг продолжается из меня,
из моих глаз ширятся улицы, а на них
дома вырастают, и каждый выдох
собой порождает воздух.
Но капля на ветке об этом не знает –
случайно падает на лобовое.
Смотрю на воду, пока (когда)
на меня смотрит вода.

***
Церковь, выросшая у болота.
Люди, плывущие за ворота,
не чувствуют аммиачный запах,
молчат, крестятся,
взмах, взмах:
Из кустов вырвались воробьи -
как хлебные крошки, рассыпались по ветвям,
говорят на своём.
Скрипит сосна,
а кроме этого – тишина,
белой церковной стеной поднимающаяся из снега.
Изредка издалека дорога шумит о боге
на языке,
далёком от человека.

***
                Н
Мы тут говорим про Есенина ли,
про Хлебникова, листочки с фамилиями
развешиваем на стене так и сяк, любуемся, как висят,
а у Любочки умирает брат.
И вот эта весна, что скребётся ветками набухающими в окно,
и земля шершавая во дворе – про одно
кричат, надрываются, а я рот свой не разожму
и жизнь дрожащую не подчиню уму.
Только думаю, хорошо, что с тобой - хорошо,
что рука бежит, сцепившись с карандашом,
а тебе, тебе - ещё далеко до распада,
и этому я сейчас
особенно рада.


Рецензии
Мне очень понравилось: изложение мыслей, слог, поднятые темы. Дальнейших Вам успехов и удачи в конкурсе! Я- "за"

Светлана Аксёненко   19.06.2019 21:34     Заявить о нарушении
спасибо за отклик! быть понятой для меня очень важно!

Затонская Мария   20.06.2019 10:51   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.