Правда не совместимая с жизнью СБЗ

И тут, резко, как по команде, он сел в мягкое кресло, оперевшись на спинку, резко расслабившись, как буд-то переключился в другой режим. Смирившись с казнью, опустив глаза и сделав глубокий вдох, он тихо начал исповедь: "Я всю свою жизнь знал Димона, мы росли с ним в одном ... дворе..."
"Какого Димона, Игнат ты о чём?" - истерично перебила его Динара, подбежав к нему, она взяла его за лицо и подняла его голову так чтоб посмотреть в его глаза.
Глаза Игната наполнились слезами.
"Что ты несёшь Игнат, ты бредиш, я сейчас вызову врача!" - быстро сказала Динара, отойдя к столику, взяв телефон, как бы подтверждая свои слова.
"Не надо врача" - медленно с безразличием немного скорчившись сказал Игнат, отрешённо добавив: "Если только, врача по откачке дерьма, что скопилось в моей мерзкой душёнке... а ещё лучше дермовоз - пусть качают".
Умалишённо рассмеявшись, он резко стал серьёзен. Он как киборг, стал механически говорить, как буд-то заученный текст, не глядя на взволнованную Динару: "Димон подсыпал тебе клаф, я ему его продал, причём зная, что он тебе предназначался, он выстрелил в меня со свола, который я продал его бате, я ж барыга по-жизни, а ещё я не раз зарабатывал, делая договорные ставки. Вот это уже поинтересней, только ставки не на футбол или бокс, а на несколько инной ... спорт. В этот раз я сделал ставку на: трахнут тебя или нет и кто из претендентов, я сделал комбо, поставил что тебя трахнут ... трое. Большие люди делали большие ставки, сумма банка была велика. Это был договорняк, знали только свои. Димон с двумя самцами должны были тебя изнасиловать, именно на этих трёх из двенадцати я и поставил. Это всё реалити я должен был снять в хорошем качестве. Ты уже была в главной роли на заранее проплаченном видео, которое бы продавалось в странах Европы, ну и постепенно распространялось дальше. Представитель порно индустрии хорошо профинансировал, ну а мой босс всегда со мной щедро делился... Я должен был сорвать куш на ставке, да и неплохой гонорар меня ждал за операторско-режиссёрскую работу. Но что-то пошло не так... Я предал босса, я нарушил профессиональную этику. Вопрос с боссом до сих пор не закрыт я ему должен большие деньги, я поломал сценарий..."
Игнат посмотрел на Динару и сказал: "Ты мне сорвала башню. Я подошёл к тебе и поцеловал тебя, потом влюбился, затем вмешался, влез под шкуру... ну а дальше ты сама всё знаешь.
Динара медленно сползала по, теперь уже какой-то предательски чужой, холодной стене, она смотрела на Игната, на мебель которую они собирали вместе, на ремонт, который они сделали собственными руками, всё предательски выглядело чужим и ненужным, кроме крохотного котёнка забившегося от страха в угол, которого они приютили подобрав, гуляя в парке.
У Динары онемел язык, затем ноги, руки, она теряла чувствительность во всём теле. Но её это не пугало, её накрыло таким безразличием, как буд-то она была в коконе, который отделял её и весь мир. Ей как-то всё стало безразлично, цвета стали чёрными, звуки приглушались, всё стало странным фоном, фоном пустоты.
Ей казалось весь этот большой холодный пустой мир предал её, не Игнат её предал, а весь мир, в лице Игната, причём предал не сейчас, а ещё с самого рождения, даже ещё до рождения. Динара родилась случайно по залёту, её рождение никто не планировал, поздно было делать оборт - решили оставить. Спустя два месяца ушёл от матери её отец, которого Динара так никогда и не увидела, а в возрасте трёх лет, мать Динару отдала бабушке. При живых родителях, Динара осиротела с самого детства, уже тогда, она чувствовала себя обманутой, не родителями, а миром, целым большим миром, в их лице.
И сейчас, в этом паскудном моменте с онемевшим телом, она чувствовала себя взбросом в чужеродную среду. Она не хотела такой участи своим детям, в этом она была уверенна, эта уверенность подкреплялась годами, тромбуясь изо дня в день, в твёрдое как сталь убеждение, мажор в какой-то момент внёс исключение в её правило, она открылась миру, но сейчас она кремировала свои чувства.
Игнат быстро подбежал к ней и с диким воплем: "Прости Милая!" - упал на колени, истошно запричитав: "Что с тобой любимая? Динара... Динара... Солнце..."
Она очень странно улыбнувшись, еле слышно шёпотом сказала: "Я беременна".
Мажор обнял Динару, у него текли слёзы, он резко вскочил, распластав руки в стороны и безумно восторженным воплем смотря вверх воскликнул: "Господи спасибо".
Но Динара не могла разделить его радости, её микромир схлопнуться в точку, у неё остановилось сердце...


Рецензии