Тени прошлого СБЗ

Его прошлые грешки не давали ему покоя. Они как паразиты сжирали его изнутри. Чувство вины мощно генерировало сильнейшую душевную боль, спасательной таблеткой которой, являлось раскаяние.
Вина сильное чувство, прожорливо выедающее нервную систему.
Через пару месяцев любовной химии мажор стал всё чаще подвергаться тревожным состояниям и паническим атакам. Эйфория влюблённости вытеснялась дисбалансом перегретой нервной системы, вследствие нераскаянных деяний. Игнат не находил себе места. Его жизнь медленно превращалась в унылый квест - найди пятый угол. Залипая в депрессиях, они с алкоголем растворялись друг в друге. Да вроде бы на событийном уровне всё ништяк, а колбасило сурово.
Он со своей, теперь уже взаимно любимой Динарой, уже как месяц сменили место дислокации, чему собственно и были до безумства рады - сбылась их заветная мечта. Кстати мажор быстро пошёл на поправку, нога его не беспокоила, его даже нисколько не парило, что он хромает.
Они, сменив обстановку, искренне удивлялись: что могло их держать там, всю их сознательную жизнь. Пьяные родственники? Обдолбанные друзья? Бесперспективная работа и её отсутствие? Неадекватное население? Маргиналы, латентные серийные крамсалы? Руины, заброшки, свалка в городе или город на свалке, что?
...я здесь родился... ....где родился - там и пригодился... Забитые в голову кривые клише и ещё миллион самооправдываний своей слабости в защиту зоны удобства, уюта, ну или комфорта.
Загадка русской души... Которая легко разгадывается, сделав шажочек, переставив ногу на следующую ступень, следущий же шажочек - решает жизненное уравнение.
Они сменили убогий серый колорит на прекрасную архитектуру, а унылое токсичное окружение на креативно-радостное. Теперь они поняли что такое экология зеркальных нейронов мозга, но так-же поняли, что такое цех по выкачиванию человеческих ресурсов.
Они с Динарой ни в чём не нуждались, но всё ж, его выедала изнутри вереница гнусных пассажей, прожорливой коблой паразитов, сжирала его нутро, не оставляя ему ни малейшего шанса.
Мажор не мог нормально спать, есть, жить, в конце концов. Мытаря-мажора всё время мучала его правда, потихонечку сводя его с ума. Ведь чем сильнее он любил Динару, чем сильнее к ней привязывался, и чем роднее и ближе она ему становилась, тем больнее его внутренний палач-совесть нещадно казнил его.
И ведь порой ложь и лукавства это тот благодатный спасательный круг. А правда, а что правда? Она бывает тяжела, как камень, который утащит на эмоциональное дно, откуда и не всякий найдёт в себе силы выкарабкаться. После сладкой пьянящей лжи, суровая горькая правда резко отрезвляет, и оплавленные защитные механизмы вводят в состояние ступора и безразличия.


Рецензии