Одурманенные феромонами СБЗ

Динара вздрогнула, её вывела из транса сирена скорой, подъехавшая к "Зине". Из кареты скорой помощи резво выскочили врач и фельдшер с чемоданчиком, неторопливо погружаясь внутрь "Зины". Увидев бренное тело вернулись за носилками. Спустя три глубочайших затяжки толстой гаванской сигары швейцара Володи, уже выносили хреново выглядящего, жутко пердящего полковника Яшу. Санитары несли на носилках тяжёлый дырявый кожаный мешок с тухлым ливером, который прескверно злословил, похабно выражаясь, при этом плевался.
Один из студентов в рваных потёртых джинсах, с брелком сигналки в руке, едва сдерживая смех, согнувшись пополам, писклявым голосом изрёк:" Мусор выносят на ночь глядя". Второй тучный студент поигрывая чётками, взорвавшись от смеха, пробасив из туловища, добавил: "Плохая примета".
Пока выносили "сор из избы", мажор с инста моделью Динарой играли в гляделки. Динара "плядски" ему улыбалась до неприличия широким ртом с пухлыми губами, сверкая ослепительно белыми винирами. Создавая вау-эффект, она старалась вдохнуть побольше воздуха, чтобы её грудь казалась ещё больше. Мажор лыбился в ответ, скалясь белыми зубами, покручивая дорогие часы на запястье, он продолжал демонстрировать ювелирную работу дантиста. Хитрая, смелая Динара, сексуально послала ему воздушный поцелуй, не оставив ему вариантов, как подойти неизбежно к ней. Ментальный засос переобул альфу в бету, прогнувшись под доминирующей самкой, он был на крючке. Милая сволочь вонзила этот самый крючок ему прям в машонку. Гипноз внешностью подействовал. Шнобель Якобсона втянул пряные флюиды, химия поработила мозг.
Уверенной походкой мажор направился к ней, нескромно почёсывая своё эго.
"Добрый вечер мадам...Игнат" - улыбаясь, уверенно приветствуя, представился он, целуя тыльную часть её бархатной ладони.
"Как величать столь милое создание?" - манерно склонив голову набок, спросил мажор бархатным голосом.
Она наигранно, театрально смущаясь, сверкая глазами ответила: "Допустим, Изабелла".
Его улыбка резко сменилась на животный оскал, не выпуская руку, он её сильно сжал, пристально смотря ей в глаза, резко сказал: "А без допустим?".
Динара, мило улыбаясь венирами во весь рот, сама не ожидая от себя, стараясь удерживать улыбку, впервые назвалась своим именем. Довольный мажор расплылся в улыбке.
И ещё фельдшеры не успели загрузить в скорую, дурно смердячего полковника Яшу, они с Динарой уже вовсю облизывались, не обращая ни на кого ни какого внимания.


Рецензии