Жорин пикап перерсший в рамс-баттл СБЗ

Проходя мимо, любознательный участливый прохожий, смачно чавкая жрибургером, в перемешку с хрюгетсами, запивая жирколой, сплюнув облезлый кошачий коготь, резво, беспардонно бросил "заботливую" фразу в сторону "боевой машины" Кати: "Не плачь милая - лицо обветрит!". В её пустой черепной коробке раздался грохот. Ожидая положительного эффекта, он продолжил трамбовать себя канцерогеном, жирным жиром и прочей шнягой. Но что-то пошло не так. "Милая" эгалитаристка Катя, спровоцированная колкой фразой, дерзко брезгливо выпалила: "Ватафак?! Смари чёб тя ни разнясло, свиня ванючия". Прохожий слегка оторопев, от неожиданности, на "автомате" сбивчиво ответил: "Захлопнись в ноль, тупица картавая. Филешку свою тухлую не отморозь, с башкой-то рано было! Овца отбитая! Мразь конченная!". Королева эпатажа, уже давно перебив и задавив стальными нотками командного голоса, оппонента, параллельно с ним кричала: "Дерьмом не подавись, конченный... рыло задолби..." и прочие слова созвучные словам "звезда тебе", "тарантас", "пылесос" и ещё "что то съел", ну естественно с кучей трёхъярусного отборного, сочного, как яблоко "Антоновка", великого русского мата.
Она с лёгкостью втащила его в свою культурную нишу, окунув в свой поток сознания. Рамс-батл продолжался не долго, Катина подача фаст флоу перегрузила Жорин сервак. Адреналин резко жахнул по связкам - голос дрогнул, предательски обозначив жертву. Грызя асфальт, оппонент нервно затроил, броуновское движение буксующих мыслей сделало его заикающимся кретином. Пластмассовые стандарты, живущие в голове пучеглазого закошмаренного пряника, испуганно поплавились в длинный узкий тоннель хлипкого сознания. В бетон остолбеневший прохожий, за отсутствием аргументов, ввиду катастрофически иссякшего словарного запаса хотел было швырнуть огрызком жрибургера в грязный рот Кати, ну или просто в неё, но всё ж передумал, пожалел жирненькую... котлету в булочке с кунжутом.
Рядом стоящий бомж Володя, как талантливый бейсболист, лучший кэтчер в команде, готовился поймать спонтанный ужин но... увы и ах, не свезло, но не судьба, просто ложная тревога.
Пока озадаченный Жора давился слогами, силясь хоть как-то связать пару простых слов, местная дворняга Жужа уже распробовав его мятый потёкший бургер довольно мочилась ему на пыльные мокасины. Другая кабелина пыталась самоудовлетвориться о другую ногу. Жора был так увлечён и напуган склокой, а точнее, сильно оттарабанен в голову Катей, что даже не в состоянии был заметить, что его только что ограбили, обосали, да ещё и впридачу настойчиво насиловали, пока ещё только в ногу.
Катя угрожающе превстала, демонстрируя бутылку в руке в качестве орудия потенциальной опасности жизни и здоровья.
Катя собираясь одарить его ЧМТ и прочими рваными и колото-резаными... уже ярко, в мельчайших деталях, она представила как разбивает увесистую бутыль вдребезги о его хрупенькую голову, при этом, другой рукой, одновременно вырывает ему ключицу и ей же, его зверски закалывает в брюхо, проворачивая ключицу в брюхе против часовой стрелки.
Жора совершенно точно уловил агрессивный посыл, да так точно, что аж заныл гастрит, на этот раз его ментальный радар не подвёл. Дело пахло керосином. Он должен был незамедлительно физически отстранится. Инстинкт самосохранения впрыснул адреналин в магистраль кровеносной системы, налил мышцы кровью, ускорил пульс участил дыхание, спринтер готов был к старту.


Рецензии