Зинаботы СБЗ

Поганое заведение зловеще завлекало исковерканных алкоголезависимых, слабых на печень, потенциальных посетителей, с почти отстёгнутыми почками. А уже этими же инфицированными зомби, откровенно пошло намекало, последующим счастливчикам на разврат. Повсюду зависимые суетные типки, от ими созданных обстоятельств, низкочастотными движухами, сращивали сомнительные ништяки.
На фоне перманентно снующих бомжей, озадаченно шарились по закоулкам другие девианты с отмороженными рожами, раздраженно колупающиеся в экскриментах собственного бытия, выискивающие хоть какие-то съедобные корешки. Смазливые девицы прикинутые в облипку, с нулевой социальной ответственностью и публичной доступностью, пребывающие в гормональном стрессе, взбудораженно шевеля чреслами, смачно курили, томно посасывая нудно тлеющие сигареты. Разумеется, чередуя с не менее томным, посасыванием длинных горлышек пивных бутылок, вливая в себя коварную ядовитую жижу-зелье, которая галлюциногенно улучшала их восприятие окружающего сильно мятого пространства, взимая плату повышенным износом "храма" их души.
Одна особо "робеющая" особа, Катя - феминистка до мозга костей, всеми кривыми отростками за гендерное равенство, взаимоуважение и потные волосатые подмышки, слегка отличалась, видимо врождённой "скромностью", а надо сказать, средневзвешенная ДНК ПГТэшки вполне соответствовала, уже мутирующей деформации, что способствовало зарождению новой тупиковой ветви человечества. А они чётко представляли не столь отдалённую перспективу тупикового разложения, декларируя словом 3,14здец, поэтому в верном для них направлении, непременно двигались к самоуничтожению.
И вот, средь лёгкой навязчивой пошлости, жутко "потея" эстрогеном, нелицеприятная отвязная девица в образе жирной кляксы, сидя голой жопой на пыльненьком асфальтике, девальвируя свою доступность, в душе бьюти-квин, не зашкваренная культурой и социальными рамками, не заполосканная вежливостью и манерной учтивостью, с крайне не прилично задранной юбкой, "торгуя шницелем", жадно глотала шампанское с замусоленной бутылки, с частично ободранной контрафактной этикеткой, не боясь за свою репутацию, которая стремительно пробьёт очередное дно, траекторией падения - крутое пике.
В несвойственной ей манере, Катя псевдоцеломудренно поглядывала на любопытно-заинтересованных прохожих, рекламируя вторичные половые признаки своим кричащим видом, незаметно роняя редкие слёзы, которые смазывали ржавый сильно скрипящий механизм её души. Картина маслом почти из Эрмитажа.
Надпись на её куртке - "What a fuck?", как нельзя лучше диагностировала её внутреннее содержание.


Рецензии