Союз Русских Ихтионалистов 14. Россия без лидера

  Сатирическая пьеса  в 16 картинах

     Картина четырнадцатая
               
     Лица:
Акулов Александр Борисович — лидер оппозиционной Чистой Воды Партии (ЧВП).
Миногов Николай Павлович — лидер оппозиционной партии Русская Рыба (РР).
Устрицин Виктор Антонович — лидер оппозиционной партии Глубоководная Держава (ГД).
Опарышев Игорь Ильич — редактор газеты «Вода-ТВ».
Щучкин Веденей Архипович — редактор газеты «Чистые жабры».
Кальмарин Роман Андреевич — редактор газеты «За рыбный дух».

 1995 год. Санкт-Петербург. В чайной «Мокрое место» за круглым столом лидеры оппозиции и редакторы патриотических газет обсуждают сложившуюся политическую обстановку в Союзе Русских Ихтионалистов.

Акулов: - Я был одним из инициаторов создания СРИ, помимо 5-го отдела КГБ. И именно в СРИ я достиг больших результатов: туда приходило много честных, настоящих людей.

Опарышев: - Я тоже был членом Центральной Думы СРИ. Был на последнем Съезде. Походил он, сказать честно, на съезд КПСС времён застоя. Часть нашей питерской организации его покинула и из состава Думы ушла.

Акулов: - Политики не должны подстраиваться под общественное мнение, они должны его формировать, прогнозировать и работать на перспективу. Те, кто плетутся в хвосте общественного мнения и пытаются всем угодить, всегда оказываются в проигрыше. Пример — Крокодильников. Был коммунистом, кагэбэшником и вдруг стал русским ихтионалистом! Почему? Потому что некая, стоящая за ним группа политиков вдруг поняла, что тенденция ихтионализма неизбежна и её надо оседлать.

Опарышев: - И его назначили?

Акулов: - И его назначили! Они стали разыгрывать эту идею не потому, что они её любят, они поняли неизбежность её развития, и не умом, а шкурой.

Опарышев: - Ещё два года назад было ощущение — патриотическая волна нарастает, у нас большие шансы на победу. Но произошёл спад, какой-то срыв дыхания, настала апатия. Это потому, что патриотическое движение возглавили провокаторы. Крокодильников  призывал, обещал и гарантировал, он метал громы и молнии в наших противников, но они никого не поразили.

Миногов: - А вспомните его абсолютно провокационное выступление на Монархическом совещании в октябре  1994 года, сильное и яркое, когда государственник Крокодильников открыто поддержал бандитский режим Дудаева и призвал отказаться от бесполезной для России скалистой Чечни, раз мы отдали без боя порты Прибалтики. И, добавил Крокодильников, мы же не хотим, чтобы в Москве взрывались дома, магазины, транспорт... Это что угроза, шантаж?

Устрицин: - Я считаю, что Крокодильников выполнял возложенное на него задание — типичная «Операция Трест».

Опарышев: - Сколько людей ему поверило, пошло за ним! И мы с вами встали под знамёна СРИ.

Щучкин (Смотрит одним глазом, второй выбит патриотом Омаровым): - Да, он был скромен и сдержан, о своём приходе к власти говорил: «Доверят — готов!» Популярность его в патриотических кругах росла и ихтионал-патриоты приложили немало труда, чтобы рассеять недоверие народа к его прошлому. Но потом при  ближайшем рассмотрении выяснялось: генерал невозмутимо лгал, не моргнув отказывался от выданных обещаний, совершенно не реагировал на замечания по программным документам СРИ.

Кальмарин: - Подобным образом он повёл себя, когда его спросили, почему его  приближённые отказались дать списки химических организаций для публикации в нашу газету. Крокодильников ответил, что ему никто не передавал об этом нашем запросе. А нам обещала дать списки Селёдкина.

Щучкин: - Селёдкина такая же провокаторша, как Крокодильников. Она в «Памяти под шубой» состоит сколько лет! А эта их монахиня чего стоит! В Москве у неё на квартире притон. В Сербии её не признают монахиней. Я эту монахиню сразу раскусил! Я её разоблачу! Как сказал мне один приятель с Лубянки, Крокодильников — это Борькин человек. Вот за что Ельцин дал ему генерала? За какие такие заслуги? Никто не знает!

Миногов: - Единение патриотических сил Крокодильникова никогда не интересовало, для него важно было перехватить инициативу и пустить всю энергию народного гнева на сотрясание воздуха, а не на практические дела.

Устрицин: - Крокодильников потопил ихтионально-патриотическое движение!

Опарышев: - Зато сейчас он оказался у разбитого корыта!

Кальмарин: - На последней встрече Крокодильникова с патриотами, проходившей в большом зале дома графини Паниной, в президиуме сидело десять человек, а в зале не больше пятидесяти, почти пустой.

Акулов: - Сейчас он никто, и я считаю, говорить о нём больше не стоит.

Кальмарин: - На сегодняшний день я не вижу лидеров!

Щучкин: - Народу выбирать своего лидера, а не нам с вами!
               
                Конец четырнадцатой картины

                Продолжение следует
 


Рецензии