Снова Басё и два слова о хайку. Мои переводы

Очередная порция моих переводов.

       Как и другие странствующие поэты и художники, Басё всегда носил с собой прямоугольный мешочек  - «утабукуро» (мешочек с песнями), в котором хранил чистые и исписанные листочки бумаги. Увидев что-либо привлекательное, доставал бумагу и записывал свои мысли и впечатления. В этом хайку он сожалеет, что нет повода доставать бумагу из мешочка - ещё не раскрылись цветы, которые он хотел описать…
 
              Как жаль – цветы не распустились,
              И мне придётся ещё ждать,
              Когда бумажные листочки
              Смогу стихами исписать.

         Ветер, буря – часто встречающиеся в стихах Басё слова. В этом хайку он обращается к ветру как к божеству с головой и руками – таким он изображён на старинных рисунках. Образ чаще негативный, поэтому Басё просит его не прикасаться своими грубыми «руками» к лепесткам цветов:

              Послушай, ветер, успокойся,
              Не трогай сливы лепестки,
              Ты их нечаянно погубишь
              Прикосновением руки.

            Следующий хайку написан Басё в молодые годы и многими считается неуважительным к пожилым женщинам, поскольку «убадзакура» хоть и «старая вишня», но созвучное с «уба» - «беззубая старуха»:

              Старушка сакура, напомни,
              Какой красивой была ты,
              И, не стесняясь, покажи нам
              На склоне лет свои цветы.

    Слово «майский дождь» читается не так, как записано иероглифами – «гогацу амэ», а словом старого языка «самидарэ». Такой дождь ещё называют «байу» - «сливовый дождь», так как он приходится на период цветения слив (конец мая). Сильные непрерывные ливни:

              Дождь проливной и непрестанный
              К нам привела с собой весна,
              И я теперь уже не знаю -
              Как в мае выглядит Луна.
 
    Чисто созерцательные хайку:

              Сосна зелёная, в иголках,
              Холодный дождь не смог их смыть,
              Зима, на осень рассердившись,
              Решила снегом их накрыть.
                ---
              Гора усыпана цветами,
              Ты необычный ждёшь рассвет,
              А он такой же, как и днями -
              Прозрачной дымки белый цвет.

         Далее - зрелище действительно удивительное –  в конце зимы запорошенные снегом свисающие до земли ветви ивы выглядят как белые нити или верёвки, напоминающие съедобные палочки из риса:

              Зима уходит, ветви ивы,
              Как нити белые свисают,
              И как крупинками из риса
              На них снежинки налипают.

        Бог ветра Фудзин по преданию носит с собой огромный мешок, наполненный струями вихрей. Басё как бы просит божество дождаться лета и лишь тогда выпускать вихри из мешка, чтобы раньше времени не погубить весенние цветы:

              Тебя просить хочу, бог ветра,
              Не раскрывай ты свой мешок!
              Дождись – вот-вот наступит лето,
              Тогда сдувай весны цветок!

        Разновидность вишни-сакуры «итодзакура» в обычное время без цветов напоминает плакучую иву, в ветвях которой поэт якобы сам чуть не заплёл себя. На самом же деле автор намекает на то, что «любование цветами сакуры» - «ханами» не обходится без употребления крепких напитков –  «возвращался шатаясь, ноги заплетались»:

              Плакучей сакуры цветами
              Я в этот раз так любовался,
              Что в дом, когда я возвращался,
              Как опьянённый, зашатался.
      
        Однажды Басё, вынужденный отказаться от очередного путешествия из-за болезни и проводивший время в любовании окрестностями своего дома у речки Фурукава, обратил внимание на то, что черепичная крыша храма богини Канон в Асакуса в солнечный день едва различима и цветом сливается с розовыми садами цветущей сакуры:

              Как облаками окружённый
              Цветущей сакуры садами,
              Под крышей, солнцем освещённый,
              Храм многорукой Канон-сама.
   
        Философское. Старый сад. В японских комментариях есть указания – когда, в каком месте, с кем и с какой целью Басё посетил этот конкретный сад, но смысл хайку таков: сад не меняется веками, а люди приходят и уходят, оставаясь в памяти деревьев:
              Здесь сакура растёт веками
              Всегда нас радует цветами,
              Свой облик даже не меняет,
              Про нас, ушедших, вспоминает…

        В следующем хайку поэт восхищается тем, что маленькая жёлтая семечка превратится в красавца - жгучий красный перец:

              Крупинка-зёрнышко всего,
              Увидишь – даже не поверишь,
              Что вырастает из него
              Стручок-красавец красный перец!

       Мальва –  разновидность розы на высоком стебле. Всегда поворачивается к Солнцу даже когда оно закрыто облаками:

              Дождь майский закрывает
              Нависшей тучкой Солнце,
              Но мальва будто знает -
              Оно сейчас вернётся!

         Далее - хайку, несомненно, навеянный легендой «Танабата» - двое влюблённых на небе (звёзды Вега и Альтаир) разделены волей отца девушки небесной рекой Млечный путь, и только один раз в году – седьмого июля у них есть  возможность встретиться и провести время вдвоём. В самом же оригинале хайку мы читаем: высокая вода (разлив, потоп), звёзды, ночной приют, вершина скал. Конечно, можно просто взять готовый текст легенды и заимствуя его, перевести - «И на небе мост унесло, две звезды рекою разлучены, одиноко на скалах спят» (перевод В.Марковой). Я с глубоким уважением отношусь к замечательной, пожалуй, лучшей переводчице японских стихов  Вере Марковой, но в самом тексте этого хайку нет ни «моста, который унесло», ни «разлучены рекою», ни «одиноко», и даже того, что звезд «две». И здесь мы сталкиваемся с серьёзным вопросом – а насколько можно «фантазировать» при переводе «намёков на смысл», какими в сущности и являются японские хайку. На мой взгляд, можно, если не искажать смысл оригинала,  обращаясь всеми возможными способами (интернет, словари, научные труды) к современным японским толкованиям старых стихов. Но больше всего я не люблю, когда хайку, имеющий пусть и завуалированный смысл, превращают во фразы, напоминающие «бред сумасшедшего». Уверяю – Басё был совершенно здравомыслящим образованным поэтом, обладавшим глубокими знаниями китайской философии, японской истории, буддизма, поэтому, натыкаясь на «странности» в его хайку, следует  всегда искать исторический, религиозный или культурно-бытовой контекст.
     А вышеприведённый хайку я перевожу почти буквально, хотя смысл, конечно же, связан с легендой «Танабата»:

              Звёзды забрались на скалы,
              Себя от потопа спасая,
              Там проведут они ночь,
              Спада воды ожидая.


Рецензии