Союз Русских Ихтионалистов 1. Крокодайл и Meduza

 Сатирическая пьеса в 16 картинах
 
    Картина первая

       Лица:
Иван Крокодильников — генерал КГБ, он же — Джон Крокодайл, агент ЦРУ.
Джордж Браун — шеф одного из подразделений ЦРУ.
Майкл Чериз — контрразведчик ФБР.
Meduza — монахиня из Сербии, она же агент ЦРУ.

  1992 год. Пятизвёздочный отель в центре Нью-Йорка. Растянувшись в креслах, потягивают джин с тоником Браун, Чериз и Крокодильников.

Браун: - Наш коллега из России прибыл с делегацией, чтобы составить кой-какое представление о работе ФБР по борьбе с наркотиками.

Чериз: - Мистер Крокодайл не новичок в этом деле.

Крокодильников: - Двадцать лет в контрразведке!

Браун: - В КГБ. Вот если бы ты сказал, двадцать лет в ЦРУ! Среди твоих коллег у нас есть агенты с гораздо большим стажем. Тебе ещё повезло, что ты вот так сразу попал к нам.

Крокодильников: - Ну, так уж и сразу…

Браун: - Согласен. Ничто не делается сразу, вдруг. Всё предопределено свыше. Вот и в России то, что происходит сейчас, было задумано нами давно.

Крокодильников: - Со времён президента Трумэна? Согласно планам Даллеса?

Браун: - Да. Наша агентура за последние четыре десятилетия сделала достаточно много для продвижения на руководящие посты наших людей в сфере политики, экономики и науки СССР. Задачи, которые мы ставили перед нашими агентами влияния, дали свои результаты. Советское общество составило негативное представление о социализме и стало готово принять западные ценности и идеалы. Так что ваша перестройка — это наша работа. Спасая мир от коммунистической заразы, мы спасаем и наших детей, и ваших детей, наше общее будущее. И Россия у нас за это в неоплатном долгу. Но мы люди щедрые, великодушные, мы не берём с вас, а вам же ещё и помогаем. Кстати, Джон, на твой счёт сегодня переведено пятнадцать тысяч долларов. Это аванс. Но весь вопрос в том, какой путь изберёт для себя Россия, ведь это страна непредсказуемая. Мы должны предусмотреть все варианты: от демократического пути развития до установления диктатуры.

Чериз: - Диктатуры? То есть фашизма?

Браун: - Фашизма, национализма, называйте, как хотите. Мы не имеем права на ошибку, и при любом режиме в России у власти должны оказаться наши люди — наша агентура, наши ставленники, НАШИ! И поэтому ты здесь, Джон. Зная твои способности, нравственные устои, имидж достойного русского офицера, в нашем Управлении приняли решение поручить тебе стратегическую линию по восстановлению в России монархии. Народ у вас аполитичный, пресса и телевидение под нашим контролем, и когда наступит момент, мы дадим добро — реабилитация монархии по нашему плану с нашим ставленником станет реальностью. А ты, Джон, подготовишь нам почву. Разрабатывай эту линию, возглавь оппозицию нынешнему режиму и веди кропотливую работу в массах. Когда в России начнётся экономический и политический хаос (а он непременно наступит, за это мы с вами здесь деньги получаем), тогда-то народы России с чувством облегчения встретят возрождение традиционной формы правления на Руси — монархии. На российский трон сядет наш человек, и россияне не будут на нас в обиде! Ха-ха-ха!

Крокодильников: - В России существовала историческая традиция — выборы народного монарха Всероссийским Земским Собором…

Браун: - Вот и отлично! Возрождайте эту традицию! Собирайте эти там ваши Соборы, и я желаю, чтобы монархом выбрали тебя, Джон. Мы будем только рады. Надеюсь, ты нас не подведёшь, когда сядешь на трон в Кремле? Ха-ха-ха! Ну, как тебе Америка? Майкл, угости нашего гостя хэшем, а то от джина, я смотрю, ему не слишком весело.

Чериз: - Это мексиканская травка из Соноры. Угощайся, Джон. Уверен, будет покруче вашей азиатской анаши.

Все трое затягиваются дымом.

Браун: - Мы тут подготовили тебе сюрприз, Джон. Чтобы от Америки остались приятные воспоминания. Сейчас сюда привезут прелестнейшую особу. Пять лет назад приняла постриг, второй год работает на нас, с тех пор, как начались разборки с Югославией. Её отец после второй мировой войны эмигрировал из Югославии в Америку. Он был чётником королевской армии, а эти ребята неплохо поживились, когда открыли гитлеровцам фронт со стороны Горнего Милановца и Браетичей. За тот кровавый террор, который учинили офицеры-чётники в Западной и центральной Сербии, в Боснии и Герцеговине, по окончании войны их ждало возмездие со стороны народа. Поэтому многие чётники смылись кто куда. Отец нашей монахини женился на американке еврейского происхождения. Ничего у них получилось! Сейчас посмотришь на неё. Монахиня Meduza вскоре отбудет на свою историческую родину Сербскую Краину. Твоя задача, Джон, состоит в том, чтобы через год-полтора внедрить Meduza в сербскую разведку, прикрыть её этим щитом и перебросить из Сербии в Россию уже как агента сербской разведки якобы для исполнения миссии православного миссионера. За это время ты должен будешь укрепить своё влияние в оппозиционных патриотических кругах. Твоя мини-цель — сделаться национальным лидером, контролировать национальное движение, сдерживать и направлять в нужное нам русло. Тактика будет меняться по ходу, тебя будут информировать, монахиня будет твоей помощницей. А сейчас познакомься с Meduza поближе. Уверяю, монахиня стоит того, чтобы попотеть! Ха-ха-ха!
               
Входит женщина 23-х лет с большим чувственным ртом, влажными сверкающими глазами, в мини-юбке. Крокодильников вскакивает и стоит навытяжку, как подобает русскому офицеру, когда входит женщина. Остальные мужчины остаются сидеть развалившись.

Meduza: - Помогай вам Господь!

Браун: - Матушка, я боялся, что ты придёшь в своём монашеском одеянии, а ты порадовала нас!

Meduza: - Я потеряю с вами благодать!

Браун: - Зато найдёшь верных друзей и поклонников. Знакомься, это Майкл Чериз.

Meduza: - Да знаю я его, как облупленного! (Смотрит не отрываясь на Крокодильникова).

Браун: - Тогда разреши тебе представить твоего будущего соратника по борьбе Джона, или генерала КГБ Крокодильникова, будущего национального, с Божьей помощью, лидера России.

Meduza: - Спаси, Господи, Россию! Русские — это Богом благословенный народ! Я, сербка, просвещённая Духом Святым, говорю вам: сербы любят русских!

Браун: - О`кей, Meduza! Ты отлично вошла в свою роль. Только не забывай, что ты американка, подданная Соединённых Штатов Америки.

Meduza: - И слава Богу!

Браун: - Ну, вы тут поговорите, а мы пошли…

  Джордж Браун и Майкл Чериз уходят. Крокодильников подходит к Meduza, осторожно кладёт руку ей на плечо. Meduza обвивает его шею.

                Конец первой картины
                Продолжение следует


Рецензии