О пирах и трапезах

Уйми беззаконников, Боже!
И верных Своих защити!
Пусть враг у ворот изнеможет
и в город не смеет взойти.
Он жаждет кровавого пира,
страданий наших и слёз.
Он вышел на жителей мирных
и воет, как алчущий пёс.

Устами хулу изрыгает,
слова его - злые мечи.
Он доброе всё поругает.
Спаситель, врагов расточи!
В несытом безумствами чреве
уловятся в собственной лжи...
Восстань, расточи их во гневе,
уйми, вразуми, низложи!

БЕГСТВО

Во время бегства от Саула в пустыню. Пс. 54

Кто даст мне крылья голубиные,
чтоб улететь в места равнинные.
Там свет. Здесь - тьма.
Там я пройду тропой звериною,
услышу песни соловьиные -
не слов обман.
Душе и тесно здесь и скучно ей.
Она пирует с равнодушными,
а в сердце боль.
И льстят в лицо мне беззаконные.
А платья их злато-виссонные
поела моль.
Прими Давидово моление.
Лукавым - студенец истления,
где ложь и смерть.
Да, все мы Божии творения,
но душам, жаждущим спасения,
вовек не тлеть.


ТРЕЗВИСЬ

Порою к цели ближе черепаха,
чем лев, который лапу раскровил.
Тропинка узкая труднее шляха.
Трезвись умом, не пиршествуй без страха.
Не утучняй себя на вечерях Любви.
И если к телу льнёт своя рубаха,
её на ленты лучше разорви,
не дай душе своей смешаться с прахом.

***
Поэт - свидетель бытия.
Не повседневности рутины.
Он постигает смысл картины,
(её не видим ты и я).
Мир погрузился в глубину.
Так сон души скрывает тайну.
Она - прозрачна и хрустальна.
Но разве предаётся сну
Поэт в минуты созерцанья?
(Когда дойдёшь до отрицанья
Любви - легко идти ко дну).
Но в сокровенной глубине,
как бы теряясь в тканях мира,
Поэт - как гость святого пира.
Его он видит в тонком сне...

ЭСТОНИЯ-РОССИЯ

Моей подруге Ирке - эстонке

Сестра моя, Эстония, прости.
Когда Россию заметает вьюга:
"и нет за гробом ни жены, ни друга"...
И визы нет. Закрыты все пути -
от Таллина до Питера. Развёрсты
лишь чувства - только с ними не шути...
Пусть полосатые мелькают вёрсты.
Подруга юности моей, прости,
родная, птичка певчая, эстонка,
уходишь от меня в какой-то новый мир.
А этот -  связан ниточкою тонкой.
Но мы с тобой сквозь эту перепонку
прорвёмся вдруг на славный Божий пир.
И там увидимся. И будет очень звонкой
та песня, что споёшь ты для меня.
Подруга милая. Нездешняя. Эстонка.
Люблю тебя. Молюсь на склоне дня.

НАПИТОК ДРАГОЦЕННЫЙ

Что скорби и печали наши?
Напиток драгоценный горечь
охотно пей из Божьей чаши.
И помрачение, и горе
для испытания бывают.
Бог ли отнимет утешенье?
Он рядом, здесь и назирает.
Отходит только на мгновенье
и снова к трапезе сзывает
Своих любимцев - во спасенье.
Поверь, что смерть - не катастрофа,
когда приходит озаренье:
идти во след Его в смиреньи
и на Фавор, и на Голгофу.

***
Время застолий прошло.
Час приходит Трапе;зы святой.
Солнце встало над Царским Селом.
На земле отпечатались стопочки Той,
что простёрла над Русью Покров золотой.

ЛАКРИМОЗА

А умереть сейчас совсем не страшно.
Стреляют по мишеням... Божий тир.
Душа моя, не ты ль вкушала брашно
с Давидом под его  святой псалтирь?
И в этот день, прекрасный день вчерашний,
не он ли звал тебя на чудный пир?
Ещё звучит божественный клавир,
звучит для всех с такой высокой башни -
и вожделенный, и такой бесстрашный,
как Лакримоза в светлый Божий мир...


Рецензии