Сказ о том, как крестьянин церковь передвинул

I
Радуйся, Николае Святой!
Славься, Мирликийский Чудотворец!
Воссиял блаженной красотой
Образ твой, с величием во взоре.

Дивен Бог во благостных делах,
Жизнь твоя – опора веры правой.
Меч Христов сжимающий в руках,
Отгоняешь прочь табун лукавый.

Ты во тьме незримый проводник,
Тонущих безропотный спаситель,
Живоносный, праведный родник,
Мира добрый пастырь и учитель.

В простоте проживший, получил
Чудотворный дар во славу Бога.
В простоте сокрыто сотни сил,
Там и ангелов бывает много.

Простота – гармонии сестра,
Не тобой ли зиждется Творенье?
И не ты ль предвестница добра
И вселенной вечное движенье?

Простота свершает чудеса,
Человек открыл чудес не мало,
Но нужней простого колеса
Ничего за много лет не стало…

Всех живущих в мире и любви,
Да читающего строки эти,
Николай Святой, благослови,
Дай добра и долгих лет на свете!

II
Храм простой: дубовое бревно,
Крыша перекрыта тонким тёсом,
Два креста железных, заодно,
Устремились к облакам белёсым.

Не больших размеров церковь та,
Больше сотни внутрь не помещала
Богомольцев Господа Христа.
Не стара – пол века не стояла,

В добрые былые времена
В не богатом среднерусском крае
С почестью была освящена
Именем Святого Николая.
 
Украшала старый городок,
Где мордва с мещерой оседают
От Москвы южнее на восток.
Речка Цна лесами протекает

Средь степей сухих, да средь болот.
Там, где берег моется рекою,
Перед взглядом скромно предстает
Град Моршанск с бревенчатой  душою,

С бородой богатого купца,
Пропитавшей горькую махорку,
С ересью раскольного скопца,
Да с крестьянскою судьбиной горькой.

Реки русских деревень и сёл,
Вы прекрасны в пору ледохода,
Только первый лучик снизошел,
А весну уж празднует природа.

Скоро, скоро воды разольют,
Затоплять подвалы с погребами,
Да бурлить холодную струю,
Расшумевшись пенными волнами.

На изломе зимних дней с весной,
В год великий, в год российской славы,
В год сраженья при Бородино,
И врага изгнанья из державы

Прибыла в Моршанск артель крестьян
С под Рязани, из села Кольцово,
Чтоб дома построить где бурьян,
Да лесов дремучая суровость.

Русские простые мастера –
Плотники, умельцы крепостные,
Ходят то во двор, то со двора,
Каждый день и даже в выходные.

Зашумит пила, стучит топор:
Там сарай, тут барские хоромы,
Там избу починят, тут забор,
Сруб срубить, сарай покрыть соломой.

Трудятся усердно мужики,
Делом занимаются с охотой.
Им халтурить было б не с руки,
Деньги получая за работу.

Как то, днем воскресным в божий храм,
Тот, что в честь Святого Николая,
Господу, да праведным отцам
Вознести молитву пожелая,

Старший из артели мастеров,
Опытный ремесленник – строитель,
Прибыл плотник Дмитрий, сын Петров.
Услыхал, что молвит местный житель:

«Правду ли твердят, а может врут,
Но до Пасхи, власти обещают,
Храм Никольский сдвинут, иль снесут.
Только как, пока сам Бог лишь знает».

«Да почём сносить то?  Храм не стар».
«Будет здесь широкая дорога».
«Я вчера ходила на базар,
Да слыхала от старух не много:

Говорят, что с иноземных стран
Мастера недавно приезжали,
Да чтоб сдвинуть хоть на сажень храм
Сумму аж такую насчитали,

Что во всем уезде не найдешь.
Так что храм сломают, не иначе,
А вон там, коль дальше отойдёшь,
Будут новый строить, побогаче».

Удивился Дмитрий, обошёл
Церковь изнутри, потом снаружи,
Трогал стены, постучал о пол.
«Этой церкви староста мне нужен», -

Попросил он робко у дьячка.
«Вон идет, с бородкой, узкоплечий».
Не большого роста старичка
Увидал, идущего на встречу.

Поклонился, да сказал, как есть:
«Дмитрий я, Петров, из под Рязани,
Мы дома здесь строим. Слышал весть,
Молвит люд правдивыми словами,

Храм, де, сдвинуть власти собрались,
Только мастера из-за границы
Сумму не бывалую, кажись,
Насчитали ту, что не приснится».

«Было дело, милый божий раб,
Вот теперь не спится самому же:
Улицу планирует сатрап
Здесь расширить, сдвинув храм поглубже».

Говорил ему тогда Петров:
«Церковь вашу в марте, в середине,
Со своей артелью, я готов,
Только потеплеет, передвинуть».

Засмеялся староста в ответ:
«Иноземцы не смогли, а ты ли
Пошутить, задумался, мой свет?
Аль вина сутра тебе налили?»

«Нет, дедуля, мир мой дорогой,
Храм то ваш – добротное строенье,
Будет жаль, когда уже весной
Свалят, до Христова воскресенья.

Как привыкли помощи просить
От чужой руки, коль трудно дело!
Да неужто в матушке Руси
Работяга не на столь умелый?

Или сорта худшего мужик,
Чем английский, да немецкий мастер?
Наш народ талантлив и велик,
Только мы не ценим это счастье».

«Коль суметь решился, так сумей,
Сколько ж денег за работу надо?»
«Сотни две… с полтиною рублей,
И на этом будем очень рады».

Долго ли тот велся разговор,
Мужики под вечер всей артелью
К старосте уж прибыли во двор,
Чтобы делом подтвердить уменье.

И по просьбе старосты за ночь
Дом питейный, был что на задворках,
Мастерами передвинут прочь
К улице. И поднят на пригорке.

«Ладно, будь, что будет, по рукам!
Можете начать свою работу».
Эх, вперед! Бог в помощь мужикам,
И почёт крестьянскому народу!

III
Интересный месяц март-марток,
Уж не зимний, но еще не вешний.
Говорят, «наденьте семь порток»,
Ведь морозный он порой и снежный.

Всё сильнее растопляет снег
Солнце-печь, небесное горнило.
Скоро, скоро воды малых рек
На луга зальются с буйной силой.

Веселее волны зашумят,
Запоют, столь радостно и громко,
Что, услышав песню, прилетят
Птицы на родимую сторонку…

Средь моршанских низеньких домов
Пять ночей при тлеющей лучине
Не заснёт избушка, где Петров
И его рабочая дружина

Спорят, чертят схемы на листе,
Обсуждают скорую работу.
Прогорит лучина, в темноте
Падают в объятия дремоты.

Наступил тот важный день. Сутра,
Причастившись тайн святых Христовых,
Отдохнуть решили мастера,
На полатях выспаться сосновых.

Месяц вынул первую звезду,
Много их еще в ночном кармане.
Приступили плотники к труду,
Лишь запели всенощную в храме.

Собралась толпа простых зевак,
Кто глазел, другой пошёл в подмогу.
Уж работает большой рычаг,
Вот второй. Подняли вверх не много.

Крепким тросом обвязали храм,
При движеньи чтоб не развалился,
Скобами, болтами по углам
Закрепить Петров распорядился.

«...Призре на смирение рабы…» -
Пелась полунощная молитва,
А снаружи, на глазах толпы
Развернулась трудовая битва.

Приподняли храм со всех сторон.
Тряску не большую ощутили
Богомольцы, те, что были в нём.
Мастера настил соорудили,

Да на брёвна – круглые катки
Так искусно, очень осторожно
Встала церковь. Мыслям вопреки
Люд внутри не понимал, возможно,

То, что храм немножечко трясёт,
Все забылись бденьем полуночным.
А снаружи обомлел народ –
Храм поехал, на колёсах точно.

Под весёлый звон колоколов
Едет храм Святого Николая!
Катит сотня рук его. Петров
Вслух молитву Господу читает.

Ветер в радостях качает крест,
Будто хочет, чтобы вся природа,
Став свидетелем людских чудес,
Стала мягче к русскому народу.

Сорок два аршина позади,
Позади бессонные расчёты,
Да волненье сильное в груди,
Да тяжёлая, искусная работа.

Так же тихо храм присел туда,
Где стоял лет сорок, службу правя.
Пролетят кукушкою года,
Новый Чудотворцу храм поставят.

Полетит молитва в небеса,
Николай Угодник с кротким нравом
Ниспошлёт на землю чудеса,
Мы ж ему споём навеки славу!

Встал Моршанск, торговый городок,
У реки, на берегу высоком.
Тихий среднерусский уголок
Приютился у Христа под боком.

Храм Никольский в голубой парче
Созывает православных к Богу.
Как частица солнечных лучей
Низкая часовня за дорогой

Побелела в сорока шагах.
Говорят в народе, что когда-то,
В прежних незапамятных годах,
Было это место благодатно –

Возносили жертву без крови,
Под душистый запах фимиама,
Люди Богу в искренней любви.
Здесь стоял престол былого храма.

Передвинут ли он был, иль нет,
Кто ж поймёт, годков промчалось много.
Пусть Моршанск таит в себе секрет.
Вот и всё. Закончил. Слава Богу!

Городничий города Моршанск писал в своем донесении тамбовскому губернатору Петру Андреевичу Нилову: «25 марта 1812 года совершена необычная в мире подвижка Никольской церкви. Крестьянин деревни Кольцово Рязанского уезда, крепостной помещицы Засецкой, передвинул церковь на новое место. За это уплачено церковным старостой 250 рублей. Церковь, наполненная молящимися, оглашаемая пением и колокольным звоном, была сдвинута с прежнего своего места на 42 аршина и во время этого движения только крест на верху церкви слегка колебался».


Рецензии
Интересно и увлекательно написано!

Михай Лина   18.02.2019 07:46     Заявить о нарушении
Очень Вам рад. Большое спасибо!

Яро Светов   18.02.2019 08:11   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.