я ли?

Может быть, ничего и нет.
Даже комнаты, в которой свет
из не зашторенного окна.
Ничего нет, кроме меня.
Может, я не по снегу иду,
а по облакам рыхлым бреду,
блестящие вороны на лету
проглатывают хлебный мякиш.
- Страшно, - сама себе говорю, -
слишком уж белизна бела,
слишком заснеженность тяжела
за колеёй.
Может быть, эти глухие места -
мной оживлённая
пустота?
И жизнь, оживлённая мной.
И если замёрзну — я ли умру
или - в моей голове голоса
и образы выключатся, а я
просто открою чужие глаза.


Рецензии