Баллада о короне

I

«Ах, как печальна, как печальна,
Грустна история моя». -
Под звук хрустального журчанья
Охолодевшего ручья
Пел старый бард в осеннем парке,
Пуская в небо звон струны,
А в небе тухнувшим огарком
Висел осколок от луны.
Дышала темень ветром рваным
Ноздрями мокрыми аллей,
И становилось холодней
В густой промозглости тумана,
И раздавался в тишине
На грустно плачущей струне
Унывный голос музыканта.
Подобно плитам гробовым
Виднелись черные гиганты
Камней под кровом моховым.
«Грустна, печальна песня эта,
Печален весь ее мотив». -
Тянул певец в ночи куплеты,
Свой взгляд на камни устремив.

«Уже веков минуло много,
Как будто год быстрее дня.
Хранят на сердце, словно бога,
Все люди образ короля,
Что правил здесь в  великой славе.
И до сих пор среди людей
Твердят: он был в своей державе
Подобен льву среди зверей.
Враги его боялись взгляда,
И меч тяжелый страх вселял.
Народу ж было как награда,
Когда весь город пировал,
Застольем шумным отмечая,
Как войска сила боевая
Под воеводством короля
На окровавленных полях
Врага нещадно порубила,
И снова враг нашел могилу
Под королевским сапогом
На веки вечные. И вот
В своём наряде дорогом
Правитель сам на пир идёт.

Народ шумит, народ ликует,
Отрадно видеть как средь них
Король, победу торжествуя,
Средь узких улиц городских
Ступает поступью державной.
Казённым златом, серебром
Людей одаривает равно,
Сияет лик его добром.
И в той стране великолепной
Не знали слова «нищета»,
Там было слово «раб» запретно.
Не чьи не молвили уста
О тех позорных проявленьях,
Живут что часто средь людей,
Как о добре лихой злодей
В разгаре буйном озлобленья
Не воспомянет и на миг.
В том королевстве справедливость,
Тем был король для всех велик.
Свою наружную красивость
Он с добрым сердцем совмещал
И тем народ свой восхищал.

Красивы были и наряды,
Что украшали короля.
Любил восторженные взгляды
На золотые вензеля,
Да жемчугов узор шикарный
В мехах диковинных зверей,
Да самоцветов лучезарных
Сиянье в тысячи огней.
Для сей земной красы суетной
Не пожалел он ничего.
Но не хватало одного,
И было б это не заметно,
Коль не напыщенность во всём,
Но в свете вычурной одежды
Смотрелась жалостно на нём
Его… корона. Как же! Где же!
Где ж это видано – корона
На голове державца трона
Смотрелась проще сапога –
На столь была не дорога.
Венец от предков передался
И в основном предназначался

Для разных королевских дел:
Послов встречать, суды, указы,
Иль безграничный свой удел
Окинуть милостивым глазом…
Не знаю кто корону сделал,
Признаться, честно говоря,
На голове она сидела,
Лишь чтоб узнали короля...
Года мелькают, словно блики
Потухших жизненных свечей.
Уж сколько горестных речей
Людей простых или великих
Нам слух пронзали о годах.
Пока идем дорогой жизни
Её конца неведом страх
До той поры, пока на тризне
Помянут наши имена…
Но в той стране опять война
Чрез годы мирные ворвалась.
И вновь на бранные поля
Стальное войско собиралось
Под меч тяжелый короля.

II

Сильна, сильна вдруг оказалась
У неприятеля рука.
Презревши боль, не зная жалость
С напором вражие войска
Крушат ряды могучей рати,
Чуть не убили короля,
Уж и триумф ликуют тати.
Правитель, воинов моля
Не побежать в кровавой сече,
Из лука остры стрелы мечет
И машет, машет он мечом,
В металле искрами сверкая,
Как громовержец сильный гром,
Раскаты молний извергает.
Четыре ночи и три дня
Кипит сраженье в поле брани.
Война – звон стали, блеск огня
Над убиенными телами,
Кому ж нужны твои огни
И кто стальные любит звуки?
Лишь только дьявол. Сохрани
Господь нас всех от этой муки.

Вот передышка, и совет
Велит король собрать походный,
Покуда не настал рассвет
Придумать нужно план пригодный,
Чтоб одолеть ему врагов.
Но воеводы жизнь отдали,
И вражье войско превышало
Числом и бодростью бойцов.
Кто хоть однажды был отчаян
Тот слышал как кричит душа,
Когда победы мы желаем,
А получаем ни гроша.
И так король, терзая разум,
Стоял у смерти под косой,
Да вот идеи ни одной
Не приходило. И ни разу
Так не была коса остра.
Он вышел и тот час почуял
Дымок солдатского костра.
Быть может, он в себе подумал,
Спросить совета у простых
Людей не знатных, но живых.

Раздался оклик над равниной,
Король в призыве обещал
Ценой платить неоценимой
Тому, совет кто б мудрый дал
Как победить ему в той битве,
Как одолеть врага ему.
И вдруг, в рассеянном дыму,
Подобно отклику молитве
Старик в солдатском кительке,
С седою бородой по пояс,
С кинжалом в высохшей руке,
Охрипший издавая голос,
Вещал загадочной молвой:
«Коль убегаешь ты от смерти,
Она – вдогонку за тобой,
Моим словам Вы твердо верьте.
Коль добиваешься победы
Беги у смерти сам по следу,
Преследуй скверную мечом,
Тогда не станешь завлечен
В ее холодную трясину
И не познаешься с кончиной».

Старик, попятившись к костру,
Речь продолжал с земным поклоном:
«О, Господин, надень к утру
В бою красивую корону,
Да будет враг ей ослеплен.
Тогда твоим мечом правдивым
Падет он, смертью поражен».
«Но где мне взять такое диво?» -
Смеясь, король переспросил.
Старик ответил: «Что есть сил
Пусть мчит гонец на берег моря,
Живет там сотню лет в затворе
Седой старик колдун –  кузнец.
Он до рассвета изготовит
Победы благостный венец,
И враг к твоим ногам преклонит
Свои знамена». Что ж теперь
Послал гонца король на море,
Ведь что поделать,  верь – не верь,
Коль суждено случиться горю,
Но вдруг и впрямь старик не врет,
И короля в бою спасет

Корона. Мчит гонец стрелою,
И вот уж море, старый дом,
Навстречу с длинной бородою
С сухим морщинистым лицом
Выходит старец в кительке
С кинжалом в высохшей руке.
И говорит: «Признаться честно,
Зачем ты здесь уж мне известно.
Так к королю скорей гони
И передай ему корону,
Чтоб поразил, подобно грому
Врагов как высохшие пни».
Отдал мешок гонцу кудесник,
Мешок тяжелый как гранит.
«Скачи, скачи с благою вестью» -
Кузнец с улыбкой говорит.
«Да передай – ни в коем разе
Он никому не дал надеть
Ее, а то»… На этой фразе
Уже давно свистела плеть,
Копыта конские стучали,
Гонца обратно в лагерь мчали.

Как часто в суете и спешке
Мы забываемся порой,
Когда ж оскал в скупой усмешке,
Что называется судьбой
Грозит внезапною расправой,
Тогда лишь думаем мы здраво:
Не стоит гнать судьбы коней,
Постой, подумай – то верней.
Кричит гонец: «Король, король
Я сделал, что повелевалось.
Теперь из рук моих позволь
Принять тебе что причиталось,
Хвалю тебя король, хвалю».
И протянул он королю
Венец с камнями золотой.
Рассвет затмился красотой
Алмазов ярких, драгоценных.
Король велит идти скорей
Громить все рати иноземных,
Как своры бешеных зверей.
Надел корону и направил
Свои полки на поле брани.

Лишь враг завидел вдалеке,
Как войско движется со склона,
Тяжелый меч несет в руке
Король, а на челе корона,
Что затмевает белый свет,
На эту дерзкую атаку
Не смог достойный дать ответ.
Лишь разбежались, как собаки,
И это, несмотря притом,
Что было больше их числом.
Король, завидя это чудо:
«Уж это точно не забуду,
Его заслуга велика!
А ну-ка быстро старика
Среди солдат моих найдите,
В шатер командный приведите» -
Сказал король, победе рад.
Три дня три ночи уж проходит,
Но среди доблестных солдат
Так старика и не находят.
Подумав то, что он убит,
Король домой идти велит.

III

И снова весь народ ликует,
В триумфе славные войска,
Король, победу торжествует.
На нем прекрасна и ярка,
В великолепных изумрудах,
Светлее солнышка горя
Богатым блеском янтаря
Его корона. Ай да чудо!
В стране веселью нет предела,
Король, на радости такой,
Лишь только небо потемнело
Устроил людям пир горой.
И сам обычаем старинным
Он веселится средь людей.
Струится хмель бокалом винным
В богатстве пышных площадей.
Биеньем счастья пляшет сердце,
Когда ликующий народ
Победе славной самодержца
Хвалу в порыве воздает.
На голове творца закона
Его роскошная корона.

Давно за полночь. За столом
Уж охмелевший до упада
Король пирует, а кругом
Под кровом лиственного сада
Танцуют люди, песни, смех.
Решил король для развлеченья,
Забавы большей и утех
Устроить людям выступленье
Шута придворного, а тот
Настолько пьян, что с ног валится,
Да сам веселый, краснолицый.
Зовет, зовет его народ:
«А ну-ка шут, задай всем жару,
Раздуй веселье, как огонь».
И шут запел под звук гитары
О том, как троллей слопал конь,
А после этот конь нелепый
Все проглотил и наконец
Он подавился тухлой репой,
Таков и был его конец.
Весь люд от песни хохотал,
Паяц в задоре заплясал.

Сей танец был до слез смешон:
Последний бой изображая,
Шут показал, что это он
Король, а кружка жестяная
Как будто враг. Допил до дна
Из кружки пенистого эля,
Все больше речь была хмельна:
«Вот так врага мы одолели!»
И бросил кружку наземь шут,
Босой ногой ее сминая
Под вопли хохота. И тут
Корону славную снимает
С чела король, вставая с трона:
«Коль ты король, надень корону» -
Шуту от молвит через смех,
Что пуще рассмешило всех.
И грозный делая свой вид
В короне шут уже стоит.
В сей миг вдруг грянул гром на небе,
Сразила молния шута,
Как под косою тонкий стебель
Он пал, лишившись живота.

На королевском древнем троне
Уже не двигаясь сидел
Без восхитительной короны
Король и словно каменел.
Все люди в ужасе помчались
Скорей, скорей в свои дома,
На черном небе показалась
Безумно бледная луна…
Что было после – не известно,
Никто туда не заходил.
Один священник говорил:
Большие камни лишь в том месте.
Однако сразу в тот же год
Страны той больше уж не стало,
Был крупный вражеский поход.
Людей по свету разбросало.
Кто в плен попал, а кто в рабы.
Но в вечных сумерках судьбы
Одни лишь камни почивают»…
Восход над парком рассветает,
И старый бард ушел в тоске…
С гитарой в высохшей руке.


Рецензии
Плодотворные стихи.
Свой взгляд на вещи не удивил, но порадовал.
С уважением,


Андрей Чекмарев   04.07.2019 22:44     Заявить о нарушении
Благодарю за отзыв!
С уважением,

Андрей Кулюкин   04.07.2019 23:05   Заявить о нарушении
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.