Сказка 6

Осень медленно, но верно вступала в свои права. Однако солнце улыбалось сквозь ветки желтеющей листвы вопреки прогнозам синоптиков. Свежий ветерок, радующий по весне, теперь заставлял накинуть на себя ветровку, а иногда и курточку потеплее. Впрочем, ещё оставались оптимисты не желающиё менять футболки на более тёплую одежду.
–Так что там, на улице?- спросила дочь, одевая внучек для прогулки.
–По-разному. Сама смотри,- ответил я, отходя от окна.- Ладно, давай скорей одевай, а то теряем зря время.
Мои красотки самого нежного возраста два с половиной года, уже толкались в коридоре, обувая сапожки. Отсюда суета и деловитость, с которой они делают всё. И обуваются, и капризничают, и радуются. Диана, сорвиголова, самая громкая, боевая, готовая постоять и за себя, и за сестрёнку, что не мешает ей самой обижать её. Карина же хозяйственная, ко всему подходит обстоятельно, на неё можно положиться.
–Всё, готовы? На выход,- командую я, открывая дверь на лестничную площадку.
Девчонки старательно спускаются по лестнице, держась маленькими ручками за перила.

Гулять с внучками всегда очень интересно, здорово и… попробуй, угонись за двумя красотками, разбегающимися в разные стороны. Одна на «какельки», другая на горку. Одна в песочницу, а вторая ещё куда-нибудь. К тому же современные горки, это не горки. Это лабиринты для родителей. Попробуй-ка, побегай вокруг такой конструкции. Девчонки бегают поверху с криками и визгами, а я ношусь вокруг, каждую минуту боясь, что они свалятся в непродуманные тупички с весьма сомнительными ограничителями. Относительно спокоен, когда они, наконец, спустившись на землю, начинают играть в прятки под той же пресловутой горкой. Ну, как в прятки? Внучки с визгом носятся вместе между стойками конструкции из одного конца в другой и, как им кажется, прячутся от меня. В ответ, сделав пару шагов в их сторону, подыгрываю красавицам, говоря: «Где это мои принцески? Куда попрятались? Вооот они!» Услышав это девчонки, опять же с визгом бегут в другой конец конструкции и прикрывают лица ладошками: значит, спрятались.
Всё, конечно хорошо, пока какой-нибудь чужой ребёнок не выразит желание побегать с моими красавицами, требуя к себе основное внимание. Двор большой, детей много и такие случаи нередки. Всё ничего, если родители подходят оперативно и сами занимаются своим ребёнком. Но не в этот раз.
Крупный трёхлетний мальчик, надо отдать должное, симпатичный и ухоженный, присоединился к нашей игре. И стал буквально вытеснять моих девчонок, стараясь стать главным, а лучше единственным прячущимся. Я осмотрелся. Родителей явно не наблюдалось. Попытался корректно, так чтобы не обидеть ни мальчика, ни, тем более, своих красавиц разрулить ситуацию. Но чужой ребёнок, словно репей, прицепился к нам. Пришлось взять внучек за руки и потащить на другую сторону площадки.
–Пошли на качельки,- старался убедить красавиц, а чтобы лучше подействовало, перешёл на их язык.- «Какельки, на какельки!»
Девчонки, нехотя, по необходимости подчиняясь воле деда, протянули свои маленькие ладошки.
–Что ты их тащишь?- Послышался знакомый голос.- Пусть они с Ванькой-то поиграют.
Обернулся.
– Ядвига Ивановна? Баба Яга?- ошалело проговорил я.- Откуда Вы здесь?
–А что в городе теперь здороваться уже не принято?- Улыбалась моя старая знакомая.
–Ой, извините! Здравствуйте! Конечно, здравствуйте!- я всё никак не мог поверить своим глазам.- Какими судьбами?
–Да вот, внучка выгуливаю,- баба Яга с теплом в глазах посмотрела на малыша, недавно помешавшего нашей спокойной игре.
–Как внучка? Чей же это?- недоумённо хлопаю глазами.
Ну, как чей? Емелин, конечно. Женился он,- тяжело вздохнула моя собеседница.
–На ком? Принцесс поблизости как-то незаметно, кроме моих,- и я гордо показал на внучек, уже начавших скучать, и пытающихся вырвать из моих рук свои ладошки.
–Да какая там принцесса. Лягушка. На болоте подобрал,- снова вздохнула баба Яга.
–Что просто лягушка?- на всякий случай захотелось уточнить.
–Не простая. Царевна. А что толку. Живёт у нас, приданного нет, да ещё по дому ничего делать не хочет. Чуть что сразу на себя лягушачью шкуру одевает и на болото.
–Да, непросто,- посочувствовал я своей старой знакомой,- А Емеля что?
–А что Емеля? У него всё в порядке. Счастлив. Жена под боком. Сын.
–Значит, это Ваш внучок! Красавец!- польстил я бабе Яге и, отпуская внучек, добавил.– Давайте-ка на горку, бегом.
–Какельки,- начала было капризничать Диана.
–Качельки потом,- перебил внучку,- видишь, качельки уже заняли. Давайте на горку.
Девчонки, радуясь свободе, побежали на горку. Правда Карина по пути свернула к любимой песочнице. Ну, да ладно. Главное что на глазах.
– Ядвига Ивановна, Вы же в лесу живёте? Здесь в гостях?
–Почему в гостях? Прямо из дома,- ухмыльнулась знакомая.
–Квартиру купили? Здесь?
–Зачем? Просто Ванюшу надо не только в лесу растить. Надо же и с людьми знакомить. А то дикарём вырастет. Вот и приходим сюда.
–Далеко же,- посочувствовал я.
–Почему далеко? Вон видишь ту дверь,- и Ядвига Ивановна указала на ближайшую парадную.
–Так это в подвал.
–Кому в подвал, а нам с Ванюшей прямо домой,- загадочно улыбнулась баба Яга.
–Ну, Вы даёте!– Я повёл озябшими плечами.– Похолодало.
–Да, похолодало,– повторила Ядвига Ивановна.
–Зима скоро.
–А пошли-ка ко мне в гости. Чайку горяченького попьём, с колобками,– и в её глазах промелькнул озорной чёртик.
–А пошли,- неожиданно для себя согласился,- вот только можно ли к Вам с внучками?
–Конечно! Или ты думал, что про них забыла?
Побегав по детской площадке за убегающими внучками и, наконец, собрав в кучу детей и их игрушки, мы впятером двинулись к ближайшему дому. Несколько непривычно было входить в дверь, ведущую в подвал. Девчонки, увидев перед собой неприглядную картину из склада метёлок, опасливо прижались к моим ногам, временами поглядывая мне в глаза мол, ты что, дед, совсем с дуба рухнул. Я тоже чувствовал себя не очень уютно. Ванюшка же быстро забежал в раскрывшийся проход, едва Ядвига Ивановна успела отодвинуть хозяйственный инвентарь.
–Заходите!- гостеприимно пригласила баба Яга, а затем, видя моё замешательство, добавила,- да не боись ты!
Крепко взяв упирающихся внучек за руки, стал протискиваться мимо метёлок. Каково же было моё удивление, когда прямо за метёлками увидел знакомый двор посреди леса со скрипящими воротами и катающимися на них журавлями.
–Птики!- Каришка сразу указала на них пальцем.
–Да, птички,- подтвердил я,- как в песенке: ай люли, люли, люли. Прилетели журавли. Повтори, журавли.
Карина сначала замялась, а затем выдала:
–…тёмили.
–Птитики,- подхватила Диана.
–Ну, ладно. Пускай будут «птитики». Бегите, играйте,- сказал я, легонько подталкивая их в сторону песочницы, где уже по-хозяйски возился с формочками Ваня. Девчонок уговаривать долго не пришлось. Им уже хватило времени, чтобы освоиться на новой для них площадке. Внучки моментально рванули к заманчивым формочкам и уже через минуту стали строить куличики, отбирая формочки друг у дружки.
–Чего встал?- баба Яга, улыбаясь, стояла рядом.- Пошли в дом.
–А дети?– показал я в сторону песочницы.
–Что дети? Пускай играют. Ничего  с ними здесь не случится.
–Не знаю. Это, может, Ваш внучок тихий, а за моими глаз да глаз нужен. Того и гляди, передерутся или перекусаются.
–Они что у тебя что зверьки дикие?
–Зверьки- не зверьки, но вот так,- вздохнул я.
–Ладно,- сказала Ядвига Ивановна,- сейчас. Кс, кс, кс.
–Что за кс, кс,- послышалось возмущённое мурлыкание,- нельзя по-человечески позвать? Раскыкалась, понимаетели…
Из-за угла дома вывалился огромный котище. Его мордочка (ну, не скажешь же мордища) выражала возмущение, раздражение и так далее, и то прочее. Короче, полный негатив.
–Заканчивай ворчать,- не обращая внимания на возмущение мохнатого чудовища, сказала баба Яга,- за детьми присмотри.
–Вот ещё, продолжало возмущённо мурлыкать, если можно так сказать, котище.
–Баюн, ты что, сметаны объелся?- в этом месте их беседы я не стал бы называть свою знакомую Ядвигой Ивановной. Передо мной стояла баба Яга. Даже стало как-то неуютно.
–Да понял я,-  промурлыкал кот и медленно поплёлся в сторону песочницы.
–Пойдём в дом,- сердечно улыбнулась Ядвига Ивановна.
Поднимаясь по знакомым ступенькам, я оглянулся. Кот лениво дремал у песочницы, дети возились, играя в свои детские игры.
–Не переживай, всё будет хорошо,- успокоила Ядвига Ивановна, и загадочно добавила,- во всяком случае для детей.
В доме ничего не изменилось со времени моего первого посещения. Всё также пыхтела печка. На окошке привычно остужался колобок. Хозяйка собирала на стол, вытаскивая на белый свет из загашников разнообразные варенья.
–Так это тот самый кот-Баюн?- спросил я, поглядывая в окно.
–Какой, «тот самый»?- переспросила Ядвига Ивановна,- он один. Тот самый или не тот самый я не знаю.
–А давно он у вас живёт?
–Он же кот. А коты, как ты догадываешься, животные самостоятельные и живут сами по себе. Так вот и он, то приходит и живёт здесь. А, как надоест, уходит бродить по своим кошачьим делам.
–И куда он ходит?
–Да откуда ж я знаю? В марте, оно понятно, но в остальное время? Он же Баюн, значит ходит по свету, сюжеты для сказок собирает. Думаешь легко придумывать сюжеты, сидя на одном месте около тарелки со сметаной. Да, сметанки чуть не забыла на стол поставить.
Хозяйка отлучилась в чулан, или где там у неё хранилась сметана, а я поглядел в окно. Как там мои девчонки? А внучки, наигравшись в песочнице, ползали, по коту, словно по мохнатой горке, дёргая его за шерсть своими маленькими ручками. Ручки-то маленькие, но коту явно не позавидуешь. Не смотря на все экзекуции, Баюн лежал молча, прикидываясь спящим.
Ядвига Ивановна, наконец, вошла в горницу с крынкой и гордо поставила её на стол:
–Вот, своя! Деревенская! Не то, что в ваших супермаркетах. Давай бери, намазывай,- и с этими словами она протянула мне огромную ложку.
Ещё раз, невольно взглянув в окно, увидел, что кто сидит, прислонившись к пеньку, а дети, уютно уместившись в объятиях кота, слушают его рассказ. Видеть девчонок такими тихими и спокойными было очень непривычно.
–Пускай поспят,- сказала Ядвига Ивановна, наливая чаю из самовара.- Мы их потом покормим.
–А Емеля где?- успокоившись, спросил я, возвращаясь и душой и телом к гостеприимному столу.- Помнится, у него был свой туристический бизнес?
–Да какой там бизнес, озорство одно. Поигрался и забыл. Теперь в Москве вместе со своей лягушкой.
–Как в Москве? Так Ванюша теперь без родителей у бабушки растёт?
–Почему без родителей. К вечеру будут.
–Как к вечеру? Даже на самолёте не налетаешься.
–Дружок, да какой самолёт? Ты же печку видел. Ковёр самолёт по случаю прикупили на Али-экспрессе. Да вот там же дверь взяли, через которую мы сюда вошли. Правда, временами глючит. Что поделать китайская. У Али много интересных вещей, но временами такие подделки появляются!
–У какого Али? На Али-экспрессе?
–Я и говорю у Али. Он как на принцессе женился, так своё дело открыл. Стартовый капитал появился, а сидеть без дела не может. Путешествовать Жасмин не пускает. Как забеременела, так дальше порога никуда. Али сначала заскучал, а затем своё дело открыл. Да ты ешь колобка-то,- добавила она, снимая поднос с мучным изделием с подоконника и ставя его на стол.
–Нет, спасибо,- поблагодарил я,- мне прошлого раза хватило.
–Да, тогда тебе озорной попался, на этом и погорел. Сбежал, да решил что бессмертный. Так достал лису, что она, не смотря на изжогу, проглотила его, лишь бы только замолчал. Так он потом ещё три дня из её живота матерные частушки пел. Совсем лису опозорил.
Так мы с Ядвигой Ивановной сидели за столом, попивая чай из самовара со сметанкой и вареньем. Варенье, надо сказать, было очень вкусное, так что сам не заметил, как приговорил целую банку. Про сметану и разговора нет. Просто чудо! Поскольку колобка есть не стал, то Ядвига Ивановна поставила на стол пироги с лесными ягодами.
–Хорошо как у вас. Лес, свежий воздух. И город буквально под боком,- еле вымолвил я, допивая очередную чашку чая.
Тут заскрипела входная дверь и показалась мохнатая лапа. За ней в горницу вошли ещё не совсем проснувшиеся дети. Девчонки сразу подошли и носами уткнулись мне в бок. Посадил их на коленки, и они сразу спрятали свои носики на плече.
–Ну, что? Выспались? Спасибо,- добавил я, полностью вошедшему в горницу коту.
–Обращайтесь,- промурлыкал тот и разлёгся прямо на полу.
Ядвига Ивановна принесла ему из чулана крынку сметаны больше похожую на тазик. Баюн не стал сразу «приговаривать» еду, а только положил её около своего носа и обхватил миску огромными лапами. В его лапах миска уже не казалась тазиком.
–Будете кушать?- спросил внучек, уже оправившихся ото сна. Они, ещё немного стесняясь хозяйки, дружно закачали головами. Впрочем, я и не ждал, что они откажутся от еды. Несмотря ни на что, девчонки сразу заметили вкусняшки на столе.
Пересадив их с коленок на скамейку рядом с собой, с удивлением заметил, что внучки сидели за столом ровно, как и положено. Ни выше, ни ниже. Ядвига Ивановна перед каждой из них поставила в небольшой мисочке сметанки, дала по деревянной ложке, в кружке молока и… по колобку. Причём, колобки при этом удивлённо моргали.
Карина, увидев такого моргунчика, ткнула его пальцем, на что колобок рассмеялся:
–Щекотно!
Карина удивлённо посмотрела на меня, затем снова на колобка опять ткнула его пальцем.
–Щекотно,- завозмущалось мучное изделие,- будешь есть, так ешь, а пальцем чего тыкать.
Я запереживал за Карину, но она, вместо того чтобы испугаться, громко рассмеялась. А Диана схватила двумя руками колобка за румяный бок и запихала себе в рот, откусив при этом довольно большой кусок. С откушенным боком колобок превратился просто в булочку. Больше не моргал и не возмущался. Карина заревела да так громко, что кот- Баюн, уже начавший было засыпать, проснулся и громко мяукнул.
Карина перестала плакать, а Ядвига Ивановна ловко подложила ей другой колобок.
Пока мои внучки фокусничали, Ванюшка привычно набивал за обе щёки и сметану, и варенье, и колобки, едва успевая их пережёвывать.
После обеда я начал собираться.
–Ох, Янина Ивановна, у вас, как всегда, всё очень вкусно, но, как говорится, пора и честь знать. Нас, наверно, уже потеряли. Спасибо вам за всё!
–Увидимся ещё, не переживай,- смахнула невольную слезу баба Яга.
–Емеле с женой привет. Хороший пацан у них растёт. Наверно, весь в папку будет, бизнесменом. Так сказать дело отцовское продолжать.
–Нет. Он же Иван-царевич. А то… Но до этого ещё дожить надо. Вот Емеля и старается. Это ж надо вырастить, выучить, царство купить. А то, как же.
–Ох, Янина Ивановна, у меня, похоже, крышу сносит.
–Так я ж говорила, попросту, баба Яга.

……………………………………………………………………….

–Что вы тут потеряли, папаша?- было первым, что услышал, выходя из подвальной двери на улицу,- детишки могли бы пописать и под кустик.
–Мы не пописать,- бросил я докопавшейся до меня женщине, вытаскивая упирающихся внучек на белый свет.
Мы прошли на детскую площадку, и нашли свою коляску.
–Всё, погуляли. Пошли домой,- сказал я девчонкам.
–Мами,- подсказала мне  Диана.
–Да, к маме,- подтвердил я.
Карина, подойдя к коляске положила на своё сиденье… колобок. Мне даже показалось, что он открыл глаза, улыбнулся и подмигнул мне. Я встряхнул головой. В коляске лежало обыкновенное мучное изделие, правда, испечённое Ядвига Ивановной.


Рецензии
Спасибо, Салават. Ты удивительно-необыкновенный дед! Здоровья и тепла, и новых сказок тебе и твоим замечательным внучкам. Да, привет бабе-Яге! Удачи! Анна Дан.

Анна Дан Демьяненко   06.11.2018 23:37     Заявить о нарушении
Привет от бабы Яги. Нет, от Ядвиги Ивановны.

Салават Шамшутдинов   07.11.2018 19:56   Заявить о нарушении