Товарищ Сталин, я уже расстрелян

Товарищ Сталин, я уже расстрелян.
Но я пытаюсь написать письмо:
Я счастлив, что не умер как Есенин.
Для Вас поэт- колхозное зерно.

Расстреляны без права переписки,
Я лишь из тысячи случайное число.
Нас вспомнят  самиздатовские списки
Где ляжем под музейное стекло.

Вас похоронят  под усатым бюстом.
Без органов, без сердца, без души.
Товарищ Сталин-время не забудет.
И с песнями Зюганов впереди!


Рецензии
Денис, стихотворение понравилось, а вот концовка нет. Да и колхозное зерно слабо рифмуется с письмом. Вы вспомнили Есенина, а значит нужно соответствовать.

Товарищ Сталин, я уже расстрелян.
Но Вам письмо пытаюсь написать.
Я счастлив что не умер как Есенин
И, "добрым" словом вспоминаю Вашу мать.

Вас похоронят под усатым бюстом.
Без органов, без сердца, без души.
Прах возвеличить или осыпать дустом
Потомок окончательно решит.

За жизненную позицию ставлю высокую оценку, а за леность готов пожурить Ведь можете?
С уважением,

Василий Духанин-Есипов   15.10.2018 08:36     Заявить о нарушении
Благодарю за внимание к тексту. Я беру пример с признанных в вопросе неточных рифм, чтобы передать суть текста.Время всё решит. Зюганов и есть то решение. Более карикатурного сталинизма невозможно выдумать.С наилучшими пожеланиями, СД.

Денис Саразинский   15.10.2018 10:50   Заявить о нарушении
И ещё один момент, по поводу "матери". Когда Мандельштам трубил вовсе рога свой текст:"Мы живём под собою не чуя страны", Пастернак в разговоре с Надеждой Мандельштам возмущённо вопрошал: как он это посмел написать:широкая грудь осетина, ведь сам же еврей?! И в этом этическое величие Пастернака. Неуважительно вспоминать мать, даже тирана, это ещё хуже, чем сам тиранизм.

Денис Саразинский   15.10.2018 10:59   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.